Личные инструменты
Счётчики

Благородные доны

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск

«Благородные доны» — меметичное выражение из винрарнейшего романа братьев Стругацких «Трудно быть богом». Данный фразеологизм был широко известен в среде инженеров, диссидентов и прочей разношёрстной интеллигенции ещё в шестидесятые годы.

Содержание

[править] Суть мема и словоупотребление

«

— Что будет угодно благородному дону? — деловито осведомился он. — Травку? Понюшку? Девочку?

»
— Анонимус
Руматота

ЙУМОР заключался в запоминающемся стиле речи персонажей романа, например:

— Верно! — сказал дон Сэра и остановился. — Почему бы нам не сыграть в кости! — Прямо здесь? — спросил Румата. — А почему бы нет? — спросил дон Сэра. — Не вижу, почему бы трем благородным донам не сыграть в кости там, где им хочется!

Таким образом, употребительная форма заключалась в построении фраз в стиле «И вообще, я не вижу, почему бы благородным донам не <сделать то или это>», например: вдарить по пиву, сходить в кино, и т. п. В принципе, словосочетанием «благородный дон» можно было заменять практически любое местоимение в любой фразе, так как в самом романе оно употреблялось более 9000 раз в самых разных вариациях. Например:

— Кстати, благородные доны, чей это вертолёт позади избы?

Дон Сэра обнажил оба меча и заявил, что благородным донам не пристало обходить всякие там горшки и он проложит себе дорогу сквозь этот воз.

— А ведь я старею, дети мои, — сказал он, всхлипнув. — Руки мои дрожат, ноги подгибаются подо мною, и память начинает мне изменять. Забыл ведь, совсем забыл, что среди нас, в этой душной, тесной клетушке томится благородный дон, которому совершенно нет дела до наших грошовых расчетов. Уйду я. Уйду на покой. А пока, дети мои, давайте извинимся перед благородным доном…

…Я нахожу свое кресло, мы стоим, входит король, садится, садимся и мы. Обед идет своим чередом. И вдруг, представьте себе, дорогие доны, я чувствую, что подо мной мокро… Мокро! Ни повернуться, ни поерзать, ни пощупать рукой я не решаюсь. Однако, улучив момент, я запускаю руку под себя — и что же? Действительно мокро! Нюхаю пальцы — нет, ничем особенным не пахнет. Что за притча! Между тем обед кончается, все встают, а мне, представьте себе, благородные доны, встать как-то страшно… Я вижу, что ко мне идет король — король! — но продолжаю сидеть на месте, словно барон-деревенщина, не знающий этикета. Его величество подходит ко мне, милостиво улыбается и кладет руку мне на плечо. «Мой дорогой дон Тамэо, — говорит он, — мы уже встали и идем смотреть балет, а вы всё ещё сидите. Что с вами, уж не объелись ли вы?» — «Ваше величество, — говорю я, — отрубите мне голову, но подо мной мокро». Его величество изволил рассмеяться и приказал мне встать. Я встал — и что же? Кругом хохот! Благородные доны, я весь обед просидел на ромовом торте! Его величество изволил очень смеяться. «Рэба, Рэба, — сказал, наконец, он, — это всё ваши шутки! Извольте почистить благородного дона, вы испачкали ему седалище!» Дон Рэба, заливаясь смехом, вынимает кинжал и принимается счищать торт с моих штанов. Вы представляете мое состояние, благородные доны? Не скрою, я трясся от страха при мысли о том, что дон Рэба, униженный при всех, отомстит мне. К счастью, всё обошлось. Уверяю вас, благородные доны, это самое счастливое впечатление моей жизни! Как смеялся король! Как был доволен его величество!

Где-то в середине очереди громко, так, чтобы все слышали, дон Сэра уже третий раз за последние пять минут провозглашал: «Не вижу, почему бы даже благородному дону не принять пару розог от имени его преосвященства!»

Дона Окана взяла Румату за рукав и потянула за собой. Уже в коридоре Румата услыхал, как дон Сэра с обидой в голосе провозгласил: «Не вижу, почему бы благородному дону не посмотреть на ируканские ковры…»

[править] А на самом деле…

…словосочетание «благородный дон» играло в описываемом мире ту же самую роль, что слово «товарищ» в Речи Посполитой, в которой «товарищами» именовали ясновельможных панов, обращающихся к магнатам «пан-брат». Или «мистер» в мире американском. Ну, за тем только исключением, что товарищами и мистерами могут быть все подряд, а благородные доны всё-таки отличаются от серых мужиков. Фразы же в стиле «И вообще, я совершенно не вижу, почему бы благородным донам не <сделать то или это>» есть личная манера выражаться благородного дона Сэры.

[править] В настоящее время

Обильно встречается в некоторых интернетах типа http://www.sextalk.ru; есть подозрение, что ареал распространения связан еще с одной цитатой из того же романа от лица всё того же персонажа:

Это, — … — очень все бла-ародно, а вот как там насчет баб?..

Однако наткнуться на употребление можно почти везде, где есть те самые интеллигенты и инженеры (и их дети) — потому что роман неиллюзорно доставляет и поныне.

[править] Кроме того

  • У Сорокина, неравнодушного к китайской тематике, встречается выражение «благородные ваны».
  • У Злотникова в его тетралогии «Вечный» имеют место быть благородные доны — сословие профессиональных наёмников. Литературный комплимент или плагиат — не ясно.
  • В небезынтересной стратегии «Majesty 2» фраза «благородные доны» периодически употребляется лучниками Хелии. Там же, в одной из миссий дополнения «Битвы Ардании» необходимо защищать замок барона Пумпы, что является явной отсылкой к барону Пампе — второстепенному, но доставляющему персонажу «ТББ».
  • Роман Бушкова «Самый далекий берег» содержит одноглавную отсылку к благородным донам, точнее альтернативному развитию старой истории Стругацких.

[править] См. также