Личные инструменты
Счётчики

Викинги

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Eri x Yakumo.jpgВ эту статью нужно добавить как можно больше косплееров-лесбиянок.
Также сюда можно добавить интересные факты, картинки и прочие кошерные вещи.
Warning 1.pngК вашему сведению!
В этой статье мы описываем самих викингов, а не составляем списки всего читанного, игранного и отсмотренного с упоминанием сабжа. Это здесь никому не интересно, поэтому все правки с попыткой добавить очередной архиважный пунктик будут откачены, а их авторы — расстреляны на месте из реактивного говномёта, for great justice!
«

De furore Normannorum libera nos, Domine
De sagittis hungarorum libera nos, Domine
(Убереги, Боже, от меча норманна и стрелы мадьяра)

»
— популярная молитва той эпохи

Викинги — суровые нордические мореходы из Скайрима Скандинавии, на протяжении трёх веков творившие Адъ и Израиль на территории большей части современной Европы, периодически набигая на корованы и города. По факту — беспощадные бандиты, державшие в страхе побережья Европы, Северной Африки, Ближнего Востока и прочие англии с ирландиями — всё, докуда с припаркованного в бухте драккара было недалеко пешком. Попутно влили своей крови во многие европейские народы. Занимаясь морским гоп-стопом, составили первые морские карты и вообще продвинули идею путешествий, что в дальнейшем послужило основой для доминирования европейцев на море, в завоевании колоний и мировой торговле. Первые добравшиеся до Нового Света европейцы и по совместительству кумиры и образцы для подражания огромного количества недоязычников-долбославов, толчконавтов и реконструкторов.

Суть

Содержание

[править] Откуда есть пошли викинги

Когда на территорию Европы из каких-то ебеней мигрировали германские племена, часть их отделилась и переплыла Балтийское море. Племен этих была туева хуча, но для удобства можно разделить их на данов (Дания), свеев (Швеция) и норгов (Норвегия). Местность там гористая, заросшая лесом, продуваемая суровыми северными ветрами и изрезанная огромным количеством бухт, в частности фьордов. Заниматься земледелием там можно, только осторожно, ибо урожай будет очень скудным, если внезапные морозы его всё-таки не угробят. Нормально жить там можно лишь на южных побережьях Швеции да Норвегии, на халяву отапливаемых тёплым течением Гольфстрим, на остальной же территории к северу обитают только песцы, Санта-Клаус и ебанутые лапландцы. Наконец, на относительно небольшом полуострове со временем скопилось большое количество безземельного быдла, именуемого в тамошних краях бондами, а поскольку цивилизация эти территории обошла стороной, единственным действенным способом прокормить себя, жену, любовницу и кучу спиногрызов от обеих было:

  • вовремя экстерминировать лишних детей или выгнать их на мороз для самостоятельной жизни;
  • умение грамотно держать топор и меч, чтобы отобрать желаемое у кого-нибудь;
  • навыки коммуникации, позволяющие вовремя сколотить сплочённый коллектив подобных тебе гопников и отправиться с ними на поиски лучшей доли, более годных земель и просто ради попадания за стол к Одину.

Кроме того, в это время — строго по Марксу — начинается расслоение общества на богатых и бедных. Для повышения статуса первым нужно было нахапать побольше, но сделать это в условиях унылой северной Скандинавии было затруднительно. Однако под боком находилась старушка Европа, до конца не очухавшаяся от цирка с конями, именуемого «Великим переселением народов». «Ага-ааа!» — подумали викинги и радостно принялись готовиться к набегам… Для благой цели в промышленных масштабах начали клепаться корабли — драккары, которые на три века стали эталоном из Палаты мер и весов для европейских кораблестроителей. Грузоподъёмность обычного корабля составляла примерно сорок единиц нордических воинов, но в иные влезало аж 100—150 — правда, эти предназначались только для прибрежного каботажа разбоя.

Одним словом, пошла нелёгкая!

[править] Викинги и Европа. Три века вместе

Butthurt, butthurt everywhere — Scandinavian edition

Очень важный момент: на Европу набегали не только викинги, но и так называемые норманны[1]. Штука в том, что «викинги» — это обозначение профессии: изначально викингом назывался морской поход на юга людей посмотреть, себя показать, продать чего-нть ненужное, стащить, что плохо лежит, а потом термин перешёл и на популяцию морских гопников, оными походами промышлявших. Само слово пошло то ли от vík — «бухта», то ли от vike — «покидать, уезжать»; то есть для тогдашнего скандинава «викинг» звучало мирно — как «моряк» или «путешественник».

Первое появление викингов в Европе историки датируют 793 годом, когда неожиданно набижавшие северяне предали огню монастырь на острове Линдисфарн, отдельно взятый рассадник ХГМ на территории Британии. Британские летописцы руками по пергаменту на этот набег не обратили никакого внимания, как и на другие, поскольку действовали северные парни по принципу «hit and run»: до побережья, у которого стоят корабли, рукой подать, а до Ютландского полуострова и Скандинавии под парусом и с вёслами несколько дней. Основной целью набегов поначалу были монастыри: золото и потенциально послушные рабы собраны в одном месте, в отличие от прочих населённых пунктов, где население по деревням, а материальные ценности в замке. Кроме того, разрозненные отряды скандинавов не могли взять под контроль большие территории. Излюбленным местом набегов была Британия, где благодаря викингам на протяжении трёх веков творился форменный адов угар и чад кутежа — из-за территориальной близости и отсутствия жёсткой центральной власти, способной организовать бесплатную раздачу хлеба с солью непрошеным гостям. Потому же викинги обожали наведываться и в Ирландию за горячими рыжеволосыми девками, которых везли в северные порты с целью продажи за бешеное бабло. Также в конце века северные парни наведались с не совсем дружеским визитом в империю Карла Великого, но его воины успели среагировать, и викингам пришлось ретироваться. Однако по всей северной Европе разносились молитвы «господи, спаси нас от буйства норманнов», а прибрежное население бежало в горы и леса, едва заметив полосатые паруса на горизонте.

Гоп-стоп, мы подошли из-за угла…

Постепенно ЧСВ викингов росло, и к девятому веку оно достигло критической отметки — датчане и норвежцы повели на Европу массированный викинг-раш, от набегов перейдя к планомерному захвату и анальной оккупации разграбляемых территорий. Ниже, мой маленький друг, ты увидишь, как развивалась трёхвековая Санта-Барбара с участием викингов с одной стороны и большей части остальной Европы — с другой.

[править] Британия

Начав с Линдисфарне, гадкие северяне перешли к планомерному рашу на британские земли, заодно потихоньку оккупировав большую часть оных (а в Нортумбрии, к примеру, посадив короля-марионетку). Образовавшаяся в итоге территория называлась Данелаг (Денло) и стала своего рода государством в государстве. Кроме того, с началом раша предприимчивые северяне перешли к неприкрытому рэкету, вымогая крупные суммы у британских королей. Этот надой бабла вошёл в историю под именем «Датские деньги», ибо для бритишей все викинги были на одно лицо и вне зависимости от родословной почитались местными за датчан.

На время достоинство британцев поднял с колен король Альфред Великий, надававший викингам по рогам, но счастье было недолгим — стоило королю принять ислам, как викинги вновь показались у британских берегов, методично выкашивая местное население, выдаивая датские деньги и посадив на местный трон датскую династию (а конунгов и ярлов — на сиденья поменьше). Последним крупным наездом на Британию стал поход Харальда Сурового в 1066 году, окончившийся разгромом викингов королём Гаральдом Годвинссоном при Стэмфорд-Бридже. Правда, в итоге выдохшиеся вояки Гаральда не смогли оказать достойного сопротивления войску герцога Вильгельма Завоевателя (кстати, семья Вильгельма происходила в недавнем прошлом из этих же самых викингов), сам же Гаральд погиб в битве при Гастингсе.

По мнению ирландцев, голова викинга — отличный сувенир.

[править] Ирландия

Первыми из викингов сюда сразу после Британии добрались норвежцы. Они обнаружили на родине знаменитых святых богатейшие монастыри, плодородные почвы, обильные рыбой озёра и туземцев, поутративших былую страсть к пиратству и развлекавшихся междоусобицами. Прибывшим тут так понравилось, что они начали массово переселяться — понаехало, по некоторым оценкам, свыше девяти тысяч душ народу. Они укрепились у брода Дуб Линн на реке Лиффи, основав там ПГТ Дюфлин, а потом и ещё ряд поселений в устьях рек. Вскоре, однако, понаехавшие обнаружили, что vestmenn, несмотря на христианское вероисповедание, нимало не похожи на остальных европейцев — живут кланами и племенами (некоторые из которых кочевые), пренебрегают обувью и штанами, нападают из засад, у трупов врагов отрубают головы и украшают ими копья, да и вообще дики почти настолько же, насколько сами скандинавы.

Тем временем туземные вожди, прояснив наконец порядок старшинства потомков Конна, объявили войну finn-gall и разбили несколько армий переселенцев; на их беду, про Ирландию прознали и dubh-gall, захватившие в 853-м Дюфлин, вызвав ещё и раздоры между самими скандинавами. В результате ирландцы в 902 году отбили у понаехавших многострадальный Дюфлин и переименовали его в Дублин Ат Клиат. При этом большинство скандинавов так или иначе породнилось с ирландцами, а часть — даже крестилась. Норвежцы в 914 году ещё раз попытались восстановить свои владения в Ирландии и даже преуспели в этом, но финал всё равно был немного предсказуем — через сто лет верховный король Ирландии Бриан Бору в рамках подавления мятежа одного из своих вассалов перебил и его союзников — последних дублинских викингов. Ирландцы вернулись к междоусобицам и пиратству, набегая теперь уже на скандинавов Мэна, а остатки норвежцев в Ирландии исчезли без следа в чёрно-рыжем море туземцев[2].

[править] Западно-Франкское королевство

Заглядывать сюда викинги начали одновременно с потрёпом англосаксов. Карлу Великому, ещё не ставшему даже императором, пришлось по пути к империуму отбивать первый набег на юго-запад своего королевства. При его сыне Людовике Благочестивом наших героев у франкских берегов становится столько, что ютландских конунгов уже нанимают на службу для защиты побережья от своих же сородичей. А стоило только набожному Луи склеить латы, а его потомкам начать увлечённо дебатировать между собой, как все защитники рассосались, а на горизонте бодренько замаячили корабли с полосатым парусом. Основной мишенью набегов были приморские земли северной Франции; кроме того, Рагнар Лодброк в 845 году, поднявшись по Сене на 45 драккарах, взял Париж. Вообще, будущей столице больше всех везло на общение с викингами — его брали трижды. Могли и в четвёртый раз, но король Франции Карл Простоватый придумал хитрый план: вместо того, чтобы в очередной раз насладиться анальной лаской при разграблении Парижа, тупо подарил пахану викингов и основателю шотландского клана Роллону Роберту целую область на севере страны, по имени хозяев наречённую Нормандией. ИЧСХ, потомок Роберта, уже упоминавшийся нормандский герцог Гильом Ублюдок (он же Вильгельм I Завоеватель), в 1066 году таки поработил Британию. Верность традициям, хуле. Кстати, Вилли тем самым породил правовой казус и многовековой срач: если король Англии — одновременно герцог Нормандии и вассал короля Франции, то это Англия принадлежит Франции или, наоборот, у Англии на материке есть Нормандия? Потомки викингов дискутировали по этому вопросу с потомками Карла Простоватого ещё много столетий с переменным успехом.

[править] Восточно-Франкское королевство

Впоследствии рассыпавшееся на десяток германоязычных княжеств, несчастное долго терпело набеги викингов (Дания под боком, Скандинавия через Балтику на север), причём как до формирования «Первого Рейха», сиречь Священной Римской Империи — конфедерации мелких германских, итальянских и франкских государств, так и после (ибо это была не империя, а просто крупная конфедерация). Наиболее меметичным набегом викингов на родину сосисок и пива стал погром Гамбурга.

[править] Юг Европы

В Италии, Испании и Византии викинги отмечались неоднократно: так, норвежцы набижали на пиренейские Севилью и Лиссабон, разграбив их, но и получив печёных от арабов. Но самым верным способом потешить ЧСВ северян и причинить протомакаронникам анальные боли был зохват Рима. С этой целью в набег пошли сын Рагнара Лодброка Бьёрн Железнобокий и его наставник Хастинг. По пути опиздюливанию подверглись прибрежные города Северной Африки, Испании и Италии. Увидев на горизонте город, викинги поняли, что нахрапом его не взять — не британский ПГТ всё-таки. Тогда Хастинг разработал хитрый план — прикинулся умирающим и заявил, что перед смертью желает принять святое крещение. Получив послание о сём, вдохновлённые горожане выслали к северянам группу лиц во главе с епископом, но их встретили новостью, что Хастинг помер, и показали гроб с телом викинга. Тут внезапно покойник ожил, грамотными ударами меча положил епископа и градоначальника, и викинги приступили к традиционным занятиям. ЧСХ, столь винрарно проработанная военная операция завершилась так себе: жертвой северян стал не Рим, а итальянский Задрищенск по имени Луни, от чего ему, правда, легче не стало — разочарованный Хастинг спалил городишко КЕМ. В конце концов нормандцы из рода Отвилей заграбастали юг Италии (Апулию), а затем и Сицилию, заложив основу для создания Сицилийского королевства; сожгли ещё раз Рим и даже покусились на Византию, при этом разбили англосаксов-эмигрантов, служивших в императорской варяжской гвардии — однако в итоге всё же вынуждены были убраться восвояси.

[править] Открытие Америки

Махач викингов и индейцев.

Америку, а точнее Винланд, первым из эуропейцев открыл вовсе не этот ваш Колумб, а расовый гренландский правитель Лейф Эрикссон. Просто христианская Европа не желает признать, что новый континент открыл какой-то там язычник, чей народ их три века по побережью без портков гонял.

[править] Винландские саги

  • Сага об Эрике Рыжем (Eiríkr rauði Þorvaldsson). Нрав персонажа воплощал известную теорию о том, что у рыжих нет души: человека ему было убить, что муху прихлопнуть. В родной Норвегии он гасанул соседа за лодку, убивца сослали на мороз в Исландию, но буйный и не думал униматься и совершил ещё два убийства, за что его на четыре года выкинули уже за край белой Ойкумены. Однако сабж не унывал и, наслышанный о загадочной земле, что можно в ясную погоду разглядеть с самых высоких гор западной Исландии, с энтузиазмом отправился туда с семьёй и прочим скарбом. Надо сказать, что ещё раньше — примерно за век до того — у берегов Гренландии побывал некий Гуннбьёрн, но произошло это случайно (из-за шторма), и тот не решился ступить на неведомую землю.
    Рыжий поселился на южной оконечности Гренландии, окрестности побережья которой затем старательно избороздил аж досюда, так и не встретив, по его словам, людишек. Вернувшись по окончании срока изгнания, стал агитировать местных викингов селиться на Grønland, видимо, обозвав её так в рекламных целях (хотя до сих пор ведутся холивары, мол, тогда был климатический оптимум, и крупнейший остров Земли и правда был зелёным).
Скептики какбе иронизируют
  • Сага о гренландцах. Продюсер Барни Хендриксон, дабы уберечь свою конторку от банкротства, решает снимать кено — и не простоe, а ни много ни мало как об открытии Омерики викингами. Снимать решает на натуре, для чего использует машину времени и отправляется в древнюю Шотландию, где нанимает викингов для отплытия в будущий пиндостан для съёмок кинца (Гарри Гаррисон, «Фантастическая сага»).
    Более официальная версия сего события, изложенная в сагах, рассказывает, что некто Bjarni Herjólfsson решает отправиться в Гренландию вслед за батяней-эмигрантом. Однако погода была нелётная, и бравый викинг заплыл южнее, но, будучи умнее своего коллеги, поняв, что попал не туда, не стал обзывать новые земли Индией Гренландией и быстренько оттуда свалил.
    Хитрожопый сынуля Эрика Рыжего, Лейф Эрикссон, узнав про случайное открытие Бьярни, решает сам посмотреть, чо там к чему. Снаряжает где-то так в 1000 году экспедицию и приглашает батю командовать, но тот говорит, что уже стар и пора на покой. Потому Лейф плывёт на запад сам и находит там земли. Пошарившись по стране фьордов и заснеженных лесов, он возвращается обратно, натырив предварительно винограда в целях пиара (отсюда и название Винланд, а не оттуда, как можно подумать).
    Ещё до эксплоринга терры инкогниты сынуля торговал в Норвегии и принял там крещение от местного короля Олафа Трюггвасона, по совместительству бывшего воспитанника князя Владимира «Красное Солнышко». Позже Лейф с братьями активно форсили христианство в Гренландии и Исландии, хотя сам батя аутентично помер язычником.
  • В Саге о Людях с Песчаного Берега есть эпизод про отплывших из Исландии купцов, корабль которых унесло сильным восточным ветром. После многих дней плавания их выбросило на лесистый берег, где они встречены толпой смуглых полуголых людей, (названными ими «скрелингами»-«слабцами»). Народ был настроен не очень ласково, и про купцов никто бы и не узнал, если бы их совершенно внезапно не спас местный вождь — высокий белый старик, неожиданно заговоривший на северном языке. Старик оказался изгнанным исландцем, волею судеб ставшим вождем индейцев. Купцов отпустили вместе с подарками и наказом больше сюда не плавать. Подобные истории говорят, что хотя бы случайные контакты вполне могли быть.

[править] Карта Винланда

В 1957 году одному из пиндосских универов хотели всучить странную карту якобы пятнадцатого века, на которой ВНЕЗАПНО нарисована оконечность Северной Америки в виде острова. Поскольку за карту была спрошена цистерна нефти, учёные решили проверить её подлинность. И вроде как даже подтвердили, а потому, высрав целый Стоунхендж, решили инфу о неудобной находке не распространять, дабы лишний раз не рвать шаблон общественности. Однако через пару лет в Канаде было обнаружено натуральное селение викингов со всеми атрибутами. А потому карту решили больше не прятать и обнародовать аккурат ко дню Колумба (не иначе в качестве ложки дёгтя в бочку праздничной медовухи быдлу).

Естественно, такое событие открыло новую дисциплину специальной олимпиады: «Как же это Америку открыли нехристи? Наверняка карта ненастоящая!». Стали искать, откуда же взялся сей артефакт. Но торговец, который продал его другому торговцу, который продал карту универу, отказался называть первоисточник, а потом и вовсе двинул кони для пущей загадочности.

Через пару лет были выписаны умные специалисты, которые провели экспертизу чернил по уникальной методике, которая выявила (сюрприз, сюрприз), что карта фальшивка. На что оппоненты, дрочившие на карту, рассудительно возразили, что-де эти учёные — в говне мочёные, нихуя не разбираются в чернилах и вообще их методика хуита.

Через пару лет ещё более специальные специалисты просветили карту на рентгене и таки подтвердили, что результатами предыдущих опытов таки можно подтереться. Правда, натуральность карты им доказать не удалось.

Само собой, первые специалисты стали в ответ кидаться говном. Со временем к срачу подключились и другие историки, картографы и прочие интересные личности. Забег ведётся по сей день, и конца-края ему не видно. Впрочем, всем как обычно.

[править] Археологические данные

Карта картой, а в начале шестидесятых норвежский археолог-любитель Хельги Ингстад, воодушевлённый сагами и поцтриотизмом, решил экспериментальным путём проверить достоверность карт и преданий (вот так и так). Исходя из описаний саг, расшифровки топонимов (названий местности) и скорости тогдашних кораблей он предположил, что поселение викингов надо искать на Ньюфаундленде. Epic win! Всё подтвердилось! В результате раскопок были найдены остатки «длинных домов», металлургический шлак (индейцы того региона металла не знали), остатки бытовых предметов, идентичных скандинавским. Радиоуглеродный анализ датирует находки около тысячного года, то есть временем, описываемом в сагах. Если признать саги достоверными, Ингстат раскопал лагерь, из которого викинги совершали вылазки, предположительно, до района современного Нью-Йорка. А вот винограда он там не нашёл, и название «Винланд» выводит от слова «вин» — луг, лугов в тех местах и правда хватает.

Уже в нулевых канадские учёные нашли второе поселение викингов в Нануке, в северных ебенях Канашки — где, хотя грабить было особо некого, торговля пушниной должна была идти особо хорошо. Несмотря на хороший радиоуглеродный анализ и обилие скандинавских артефактов, данный сайт пока полностью не признаётся мировой учёной общественностью, поэтому почитать про него намного затруднительнее.

[править] Колумб vs Эрикссон

Есть мнение, что хитрожопый Колумб на самом деле знал, куда плыть. За пятнадцать лет до плавания в Новый Свет он посетил Исландию, где и узнал о таинственной западной земле.

[править] Индейцы в доколумбовой Европе

Примечательно, что примерно во время походов Рыжего случилось событие, от результатов которого христианская Европа икала бы ещё сильней. Оказывается, не только свои нехристи свежекрещёные бородачи открыли Америку, но и нехристи с той стороны тусовались в Европе (хоть и на самой окраине) не только до Колумба, но и до Крестовых походов. Исследование остатков поселения лукэлайк-азиатов, датированного началом восемнадцатого века, а главное, анализ ДНК некоторых нынешних исландцев неопровержимо свидетельствуют, что монголоиды индейского типа на острове были уже очень давно. По сохранившимся скудным данным, самой вероятной причиной этого представляется то, что в Гренландии скандинавские поселения в течение трёхсот лет соседствовали с эскимосскими стойбищами. И хотя отношения были напряжёнными, напряжёнка с тян у гренландцев была, похоже, сильнее. Живым подтверждением этой теории является внешность исландской певицы Бьорк.

[править] Скандинавы и эта страна

В то время, как норвежцы и датчане то одновременно, то порознь нагибали Европу, третья ветвь — шведы — решили пойти другим путём и, грамотно сочетая набеги и мирную колонизацию, постепенно осваивали северные территории будущей Этой страны. Пиком сего процесса стал 862 год, когда некий Рюрик вместе с семьёй и верной братвой сел княжить в Хольмгарде (Новгороде по-нашему). После его смерти, по малолетству его сына Ингвара (он же Игорь, да-да, имя — скандинавское), Эту страну взял под управление расовый скандинав Хельги-ярл, он же Олег. Вообще отношения викингов с нашими предками складывались намного интереснее, чем с Европой. Если Британии да Франции викинги предпочитали загибать в коленно-локтевую, то на Русь чаще приходили как торговцы и наёмники. Яркий пример — последний викинг и говоритель стихов ртом Харальд III Хардрада, он же Суровый, был наёмником у князя Ярослава Мудрого, а впоследствии стал его зятем. Папка Ярослава Владимир Красно Солнышко использовал героев статьи для экстерминатуса своего брата Ярополка, а по истечении их срока годности отправил компанию от греха подальше, сиречь в Константинополь. Там бравые северяне составили элиту императорской гвардии — корпус варангов. А скандинавская дружина вместе с воеводой Свенельдом досталась Владимиру по наследству от отца — Святослава Игоревича, который не вылезал из военных походов, а мнение дружинников-варягов ставил выше мнения своей матери, княгини Ольги.

Отношения викингов и этой страны до сих пор являются причиной срачей как в интернетах, так и за их пределами. В первую очередь это касается пресловутой «норманнской теории», которая давно уже является многолетней дисциплиной СО среди историков и околоисторического быдла. Началось всё ещё с бокса по переписке между Иваном Грозным и шведским королём Юханом III, в ходе которого швед протроллил Ваню на тему создания его земляками государственности в Этой стране. Новый виток срачей породили три немца — Байер, Шлецер и Миллер, которые строго заявляли, что варяги — это персонажи данной статьи, а славяне до их приходa представляли собой весьма жалкое зрелище.

Естественно, против немчиков не могли не выступить поцреотические силы общества, возглавляемые Ломоносовым, который не стеснялся высказывать понаехавшей немчуре своё мнение. Срачи между норманнистами и антинорманнистами с переменным успехом проходят до сих пор, причём явный перевес длительное время был на стороне первых, поскольку как из песни слова не выкинешь, так и не сотрёшь хренову тучу следов пребывания викингов на севере этой страны, успешно раскапываемую археологами. Противопоставить археологии и упоминанию присутствия скандинавов в этой стране антинорманнисты могут только ссылки на авторитет Ломоносова, чьи исторические взгляды весьма легко опровергаются той же археологией. Грамотный тролль-норманнист, помня об этом, может заставить антинорманниста срать кирпичами. Для ещё более сочного бугурта к инфе о находках археологов и вбросов на тему «Ломоносов устарел…» можно присовокупить цитату из договора Вещего Олега с Византией, где из перечисленных имён максимум два могут претендовать на славянские корни, ну и чисто скандинавские названия днепровских порогов.

мы … рода Рускаго: Карлы Инегелдъ Фарлофъ Веремудъ Рулавъ Гуды Руалдъ Карнъ Фрелавъ Рюаръ Актеву Труанъ Лидульфостъ Стемиръ».

«Повесть временных лет»

Наиболее популярна среди современных антинорманнистов версия, что варяги, возглавляемые Рюриком, — не скандинавы, а представители славянских племён, проживавшие на территории нынешней Прибалтики.

Следует заметить, что антинорманнисты компенсируют несостоятельность своей доказательной базы инициативностью. Так, они сумели привлечь на свою сторону Шмеле, который резко раскритиковал норманнистов и их концепции:

Всякого рода негативистские концепции отрицания правовой природы российского государства, пренебрежение нашими правовыми традициями, ощущение того, что мы какие-то неполноценные, вплоть до того, что нам государство занесли откуда-то из Западной Европы, а сами мы до этого не могли додуматься, — мы все понимаем, что это абсолютное заблуждение и в то же время вредная вещь.

Шмеле срывает покровы

Вообще в антинорманистской теории, кроме прочего, приводится цитата из той самой Повести Временных Лет (одной из тысячи копий), где мужи новгородские думу думали о том, кого из соседних государств позвать на княжение. И Рюрик сотоварищи в том списке стоял второй с конца. Но по жизни оказался самым безземельным и шустрым. Как следствие, Новгород и Киев стали городами одного государства.

Внезапно нехилый разрыв шаблона у историков, опять же связанный с героями нашей статьи, спровоцировал находившийся в 90-е годы в статусе национального героя и в состоянии перманентного ФГМ норвежский путешественник Тур Хейердал. С какого бодуна прославленному мореходу взбрело в голову искать следы прародины норвежцев в Ростовской области, что он употреблял, чтобы поверить в то, что Азия происходит от самоназвания богов-асов во главе с Одином понаехавших из Ростова-папы в Норвегию — тайна сия велика есть. На критику со стороны учёных мужей, говорящих, что все его гипотезы высосаны из пальца, если не хуже, Хейердал отвечал что-то вроде «Я так думаю, блеать» или «Ты чо нах, пока я на Кон-Тики и Ра плавал, ты на своём истфаке гемор насиживал». Естественно, нихера он не нашёл, кроме нескольких предметов, принадлежавших пленным шведам, переселённым в Азов неким бомбардиром Петром Михайловым. Конец истории немного предсказуем — после того, как Хейердал помре, его версия про асов из Азова заглохла сама собой.

В любом случае период прихода Рюрика в летописях отражён очень странно. Куча нестыковок и взаимоисключающих параграфов в различных летописях присутствует. Осложняется всё также и тем, что оригиналов летописей тех времён не существует, есть только их рукописные копии. А что там в эти копии малаграматные или, наоборот, чересчур грамотные переписчики-монахи добавили — вопрос интересный. А иные и вовсе считают, что Рюрик не к нам пришёл править, а к поморянам и бодричам, у которых легенда и попёрта. Всё это в целом является обширным полем для забегов; не обошёл сию благодатную тему и Фоменко заодно с небезызвестным эстРАдным клоуном. А Чудинов даже «прочитал» настоящие ИО Рюрика: на самом деле того звали Иван Иммануилович, так-то.

Когда викингов не стало, их успешно продолжали косплеить новгородские и — в меньшей степени — вятские ушкуйники, зажигавшие до тех пор, пока Иван III не положил конец этому празднику жизни и смерти. Впрочем, их также нельзя считать тупо речными/морскими разбойниками. Так, они анально угнетали чухню и даже потомков тех самых суровых парней в рогатых шлемах (норвежцев и шведов) с одной стороны; черемисов и даже дерзких ордынцев (тоже уже не тех) — с другой. Более того, у последних лихие разбойнички в XIV—XV вв. дважды брали столицу, Сарай, а также основали неподалёку город Хлынов (ныне Киров). Просто ушкуйники вертели на хую как Московское княжество, так и волго-донских чуркобесов, которым тот же Ивашка «Великий» продолжал меланхолично расчётливо посасывать хуец аж до начала XVI века, когда теми уже окончательно овладело Крымское ханство.

[править] Прозвища

Немало колорита викингам придавали шикарные прозвища, по которым различали тёзок, ибо фамилии были только у королевских династий, а набор собственных имён был ограничен. Несколько спасал положение патроним — имя отца (в запущенных случаях — матери) с постфиксом -сон или -доттир: Семён Семёнов-сын я, мол. Но всё равно получалась каша. Тогда хитрые викинги начали по случаю честить друг друга всякими эпитетами, и наиболее удачные клички оставались с человеком на всю жизнь, идентифицируя человека лучше паспорта и странички вконтакте.

Обычно погоняло доставалось за какие-либо выдающиеся деяния или особенности характера — так появились наиболее пафосные ники: Сёльви Раскалыватель Черепов (битард), Эйрик Кровавая Секира (перебил почти всех родных братьев), Хальвдан Щедрый На Золото И Скупой На Еду, Ивар Широкие Объятия (любил захапать чужое). Атрибуты внешности тоже приветствовались в качестве источников вдохновения, например, Скаллагрим — букв. Лысый Грим. Нередко погремуха отражала стиль одежды или внешнего облика хозяина — Рагнар Мохнатые Штаны, Харальд Серая Шкура или Свейн Вилобородый же. Даже безобидные происшествия в детстве могли наложить отпечаток на дальнейшую жизнь человека, и едва оперившийся юнец свыкался с тем, что его все зовут Трескожором или Носом в каше. Нельзя не вспомнить также Эльвира Детолюба, который свое прозвище получил за то, что запрещал своим викингам бросать детей на копья для развлечения.

Что касается степени символичности никнейма, сами викинги к звучности прозвищ относились безо всякого пиетета, предпочитая оценивать человека по делам. Так, Эйнар Брюхотряс или Гуннар Волосатый Зад могли обладать немалым авторитетом, а носитель звучного имени Эльдьярн Бычья Шея мог быть полным мудаком IRL. Вот вам и диагноз по юзерпику.

[править] Развлечения

[править] Путешествия

Viking tour.jpg

Викинги были годными мореплавателями и любили путешествоват (а заодно вороват и убиват). Ими было покорено Белое, Каспийское, Чёрное, Северное, Норвежское, Средиземное моря и даже Атлантический океан. И всё это — на деревянных драккарчиках. Плавали они в основном с целью разжиться лутом, но иногда случались географические открытия (вышеописанная Гренландия).

[править] Войнушка

Суровые норды любили не только суровые походы, но и суровую войну. В многочисленных сражениях им помогала побеждать не только врождённая суровость, но и уникальные юниты типа драккара и берсерка.

[править] Оружие и доспехи

Vikings idiots.jpg

Надо понимать, что чуть менее, чем полностью вся одежда викингов, изображаемая в современности, — ЛПП.

1. «Бронелифчик». Вы когда-нибудь пробовали хотя бы осенью на морском берегу походить в одежде с частично оголенными частями тела? Ветер-влажность даже без мороза за 2 минуты заставят накинуть поверх что-то. Поэтому мужественно оголенные шея, грудь или ещё что — путь к воспалению лёгких, менингиту и т. п., что в те времена часто равнялось смерти. Впрочем, в условиях средневекового температурного оптимума противники викингов не всегда были такого же мнения: ирландцы и шотландцы в те времена нередко сражались босиком, без штанов, с непокрытой головой и голыми по локоть руками.

2. Комбинации из частей одежды, доспехов и оружия часто соответствуют нихуя не реальности, а лишь фантазии художника. Разные временные периоды, а то и вообще левые, не скандинавские вещички. Предметом особого срача в этом отношении является наличие или отсутствие у викингов стёганых доспехов или поддоспешников.

Приступим, помолясь.

Популярный, но абсолютно нереалистичный образ

Шлем — в массовом сознании чуть ли не обязательным атрибутом викинга считается рогатый шлем. Тем не менее, за всю историю раскопок ни одного такого шлема найдено не было. Находили тысячи разных — остроконечных и тупоконечных, украшенных и нет, откопали даже пару шлемов с крылышками, как у Гермеса, но ни одного рогатого. У разных народов такие шлемы существовали, но предполагается, что прежде всего — для ритуальных и декоративных целей[3]. Дело в том, что по остроконечному шлему меч может соскользнуть, а зацепившись за рог, он либо срывает шлем с головы, либо разворачивает его на 90 градусов, либо разрубает вместе с головой. Скорее всего, образ рогатого викинга происходит от демонизации средневековыми крестьянами и монахами безжалостных грабителей, регулярно разорявших христианские монастыри и храмы. На деле же наиболее распространённым у викингов был конический шпангенхельм с наносником или полумаской и кольчужной бармицей (занавеской, закрывающей шею и иногда лицо). Цельнокованные шлемы с наносниками (т.н. норманнские) появились у самих скандинавов лишь в самом конце эпохи викингов, а простолюдины продолжали использовать классические каркасные шлемы вплоть до XIII века.

Щит — основной защитой викинга был именно он, круглый, около метра в диаметре, в простейшем случае тупо сколоченный из досок, для усиления порою обтянутый кожей и окованный металлом, но всё равно — расходный материал. Именно он держит большинство ударов, для отведения его в сторону существует ряд хитрых и не очень тактик, а оставшийся в зарубе без щита — почти гарантированно не жилец. Важная деталь — металический умбон, дублирующая прикрытие для кисти и — при разъёбанной деревяшке — действенная как кастет. Во время пеших походов щит вешали на спину, а в море крепили к бортам драккара. Также шилды использовались в качестве сигнального флага: белый щит, поднятый на мачту, означал мирные намерения, красный — «сейчас кого-то будут убивать».

Броня — в зависимости от благосостояния. Простой воин мог ходить вообще в одной рубахе, безрукавке из медвежьей шкуры (а мохнатая шкура очень неплохо сопротивляется разрубанию) или клёпаной кожаной куртке. Опытные или богатые бойцы носили короткую кольчугу (англ. byrnie) или чешую (последняя стала популярна под франкским влиянием), а знать могла позволить себе и длинную кольчугу. Скандинавы на византийской службе носили даже ламеллярные доспехи.

Топор — наиболее популярное и значимое оружие. Когда слышат слово «викинг», чаще всего представляется здоровенный амбал в рогатом шлеме, кольчуге и с двусторонней секирой. На деле же последнюю использовали древние греки (и то в ритуальных целях) и немножко византийцы и всякие азиаты, а викинги предпочитали односторонние топоры: они сражались в плотном строю, составляя стену щитов, а в таких условиях при замахе можно запросто задеть соседа. Вообще, топор — это не только оружие, но и универсальный инструмент того времени: можно и драккар починить, и дров нарубить, и черепушку проломить, и кашу сварить. Да и при грабеже мирного населения топор удобнее благодаря универсальности. Мечом рубить двери — глупость (амортизация клинка же), а вот топор на такое дело не жалко, ведь качественная сталь шла только на изготовление лезвия, а обух и прочие части делались из обычного железа. В бою же им гораздо практичнее разламывать щиты и прорубать доспехи, плюс топор продолжает сносно рубить, даже потеряв заточку, в то время как меч превращается в бесполезный лом. Ну и не стоит списывать со счетов экономический аспект: топор проще в изготовлении ⇒ дешевле, а потому доступнее для нищеброда, да и выправить выщербленное лезвие легче.

Бродэкс/Скандинавская секира — топор с лезвием длиной до 25 см, сидящий на метровом топорище с двуручным хватом. Бесценен для крошева в мелкий винегрет — не случайно бойцов с бродэксом ставили на острие клина атакующей скандинавской стелс-пихоты. Обычно рубили не просто сверху вниз, а под небольшим углом слева направо, чтобы топор пришёлся в неприкрытую щитом или кольчугой шею. Под влиянием такой техники в XI веке стали распространяться кольчуги-хауберки, защищавшие шею. Для современников именно секира была символом викинга, недаром варангов, охранявших византийского императора, именовали «саркастиками» — разрывающими плоть.

Копья — уступали по популярности только топорам, различались метательные (покороче) и боевые (подлиннее). Боевые обычно имели длинный листовидный наконечник, которым можно было не только колоть, но и немного рубить, а древко снабжалось «крылышками» для простоты извлечения из тела. Особо героической считалась разновидность рогатины, называемая «кол в броне» — её толстое древко было оковано металлом.


Меч — сравнительно дорогое и статусное оружие. Классический меч викинга — прямой, сначала с обухом, а потом и обоюдоострый, с закруглённым концом и плоским зубчатым навершием той же ширины, что и гарда, — предназначен только для рубящих ударов. В X—XI веках фехтования как дисциплины ещё не существовало, а бой на мечах включал в себя такие элементы, как «размахнись посильнее», «ебани со всей дури» и «прими удар на щит». Колющих ударов не практиковали (на что закруглённый конец прямо намекает), меч мечом не парировали — железо грубой ковки от такого неуважения легко зазубривалось и могло запросто сломаться. Собственно, основное назначение меча — рубка слабозащищённого противника или усекновение у одоспешенных лишних конечностей.


Молот — наименее распространённый, но наиболее уважаемый вид оружия. Мог быть как боевым (с длинной рукояткой), так и метательным. Известен молот скандинавского б-га Тора Мьёльнир, который был самонаводящимся, при ударе вызывал молнию, а после поражения цели возвращался обратно в руку. Соответственно, викинги, уважавшие своего б-га, носили подвески в виде молоточка. С практической точки зрения хорош тем, что проминает такие гибкие доспехи, как кольчугу.

[править] Уникальные юниты и строения

Драккар конструировать — не мешки ворочать
Правда, горит он быстро, зато — красиво

Драккар (норв. рас. Drakkar Drageskip ) — внушающие ужас корабли викингов. Что характерно, нигде, кроме как в этой стране, драккарами их не называют, а кличут вовсе даже длинными кораблями (норв. рас. Langskip), или же — кто бы мог подумать? — кораблями викингов (Vikingskip). Перед нами пример трудов некоего древнего надмозга: на родном древнеисландском корабль конунга скромно называется Dreki (дракон), а звучное Drekar — всего лишь множественное число. Украсить нос своей посудины резной головой дракона и превратить таким образом свой унылый длинный корабль в восхитительный драккар имел право только вождь — конунг или хёвдинг. И голова драконья обычно была, при всей её немалой величине, накладная, ибо служила для устрашения врагов, а при приближении к дружескому берегу её снимали, дабы не возмущать местных духов и не портить долгожданную попойку на берегу неприязненной встречей поднятым по тревоге тутошним гарнизоном.

Работал корабль на ручном приводе фирмы «Гребибля&Гребубля.Inc»; при попутном ветре скорости добавлял квадратный парус. Благодаря хитрожопой конструкции сии корабли были универсальными (можно было и воевать и возить грузы), вездеходными (пригодны как для длительных путешествий по окияну, так и для быстрых вылазок по руслам рек) и незаметными (низкие борта — за волнами не видать). Нос и корма делались одинаково заострёнными, поэтому, чтобы дать задний ход или для маневрирования в узкостях — в шхерах или на реке — гребцам достаточно было просто развернуться на банках и махать вёслами в другую сторону, тогда как на других судах надо было долго манипулировать рулём и парусами, и это если позволяла конструкция и ветер. Помимо собственно длинных кораблей, викинги невозбранно пользовали здоровенные грузовые кнорры, менее здоровенные грузовые карве и вовсе небольшие феринги, в которых нетрудно узнать обыкновенные гребные лодки.

Для викинга драккар значил больше, чем родовой замок для рыцаря, и проебать драккар было большим позором — у такого вождя могла запросто разбежаться вся дружина. Вопреки распространённому заблуждению, гребцами на драккаре могли быть только свободные викинги, а если по какой-то причине за вёсла сажали раба, то после этого он получал свободу. Гребцы драккара имели разный статус в зависимости от их расположения на корабле. Самые почётные места были на носу корабля. Связано это было с тем, что от гребцов зависела скорость и эффективность перемещения корабля, одновременно они являлись и воинами, и при переходе в рукопашную схватку юниты, сидящие на носу, первыми вступали в бой.

Сэконунги — морские конунги, не имевшие из крупного имущества нихуя, кроме драккаров (обычный конунг ещё и имел немалое недвижимое имущество в виде землевладения).

Знамя Ворона

Hrafnsmerki («Знамя Ворона») — боевое знамя викингов, ВНЕЗАПНО сухопутный аналог Весёлого Роджера, вызывал у узревших его не меньшую усрачку, чем голова драккара.

Берсеркеры или просто берсерки — суровые воены, одевавшиеся в медвежьи шкуры и в диком угаре рубившие вражин в капусту, не чувствуя боли. Считались какбэ элитой, силу которым даёт сам Один, а потому нередко вражьи армии разбегались только при виде одного берсеркера. Да хуле там, сами викинги их боялись, потому берсерки иногда даже плавали на отдельных драккарах.

Чуть позже учёные установили, что-де эта сила вовсе не дар богов, а следствие отравления мускарином (алкалоидом, содержащимся в мухоморах). Точного рецепта грибного супчика не сохранилось, но вряд ли викинги жрали сырые грибы. Так и бэд трип словить можно. Есть мнение, что мухоморы скармливались рабам, а отважные воены уже пили мочу рабов — так сказать, чистый натурпродукт без сивухи. Примерно те же учёные выяснили, что, хотя берсерки обходились без щитов и доспехов, довольствуясь одной только медвежьей шкурой, однако шлемы всё-таки носили.

Другие учёные пытаются объяснить поведение берсерков не грибами (суровые воины, на самом деле являющиеся упорышами под приходом, — не очень красивая легенда), а неким врождённым заболеванием или даже скверным характером. Но мы-то знаем.

А ещё более другие учёные утверждают, что безумцы в медвежьих шкурах — фантазия уже позднего времени, так как непосредственно в сагах в этом качестве берсеркеры упоминаются лишь однажды — как ударный отряд конунга Харальда Прекрасноволосого. Во всех остальных сагах берсерк — синоним гопа, часто обладающий mad skills в виде умения тупить оружие противника, но без всяких медвежьих шкур с мухоморами и очень даже убиваемый при должной настойчивости героя.

Ульфхеднар такой ульфхеднар

Ульфхеднары (дословно «волкоголовые») — тоже типа берсеркеров, но послабее и потому носили волчьи шкуры, в том числе вместо шлема, что намекает. Алсо про них рассказывали интересные истории, мол, они оборотни, перекидывающиеся в волков.

Вальгалла (или Валхалла, дословно «зал павших») — какбэ рай для доблестных военов. Всем людям свойственен страх смерти, а потому, чтоб умирать было не так страшно, викинги придумали себе такое вот обиталище, куда попадают только бест оф зе бест, дабы мотивировать военов чаще становиться героями. Схожий мотив есть и в исламе, что намекает на общность человеческих инстинктов.

Сама Валхалла — гигантский зал, в котором обитают павшие герои. Каждый день они должны ебошить друг друга холодным оружием до повторной смерти, после чего воскресают и садятся жрат кабанчика Сэхримнира (который каждый день после зажарки и съедения воскресает аки Христос), ну а вечерком — само собой, ебля с прекрасными девами. Вот такой суровый средневековый рай.

Валькирии — суровые нордические девы божественного происхождения и фапабельной внешности на крылатых конях, в кольчугах и с оружием, занимающиеся доставкой героев в Вальгаллу, а самых отличившихся — в вальгаллище.

Йомсвикинги — братство самых-самых суровых военов, живших в отдельной крепости — Йомсборге. По уставу братства в крепости могли жить только взрослые мужчины, более чем трёхдневная отлучка бойца из обители каралась баном, а попасть в братство можно было только заместительным методом — победив действующего мембера на хольмганге. Считались мегаадской силой, но при этом, судя по сагам, свои наиболее известные сражения (бойня под Уппсалой и морское сражение в Хорундар-фьорде) безбожно слили из-за численного перевеса противника. Так как археологи чётко идентифицирующих следов Йомсборга до сих пор не нашли, есть мнение, что его прообразом были концентрические лагеря-крепости (Трёллеборг и др.).

[править] Методы контрения

Франкская конница умножает викингов на ноль

Тактика викингов была всегда простой: набижать, перебить, съебать. Умением вести осады они были обделены, равно как и скиллом штурма серьёзных укреплений. Вообще, долговременное планирование военных операций было не их коньком. Другое дело, что, не будучи дурнями, они обычно набигали на слабо защищенные локации, коих в те времена было предостаточно, чему способствовала феодальная раздробленность в тогдашних европах. Мало у какого князька хватало ресурсов для полноценного огораживания своих угодий. Однако у царьков более-менее сильных государств рано или поздно кончалось терпение, и они вкладывали сотни золотишка в охрану от викингов с разной степенью успешности. Частенько начинали с попытки откупиться, что вполне одобрялось викингами: они брали бабло, а потом приходили за добавкой. После этого обычно применялись следующие, более действенные методы:

  • Перегораживали цепями русла крупных рек, в которые могли пропихнуться драккары (изобретатели шлагбаума, лол).
  • Переселяли мелкие города и веси вглубь страны или поближе к крупным городам, дабы они перестали представлять из себя кормовую базу для норманнов.
  • Строили форты и хорошие укрепления в крупных городах, не пренебрегая средствами отстрела неприятеля на море.
  • Ещё одним способом было создание тяжеловооружённых конных отрядов быстрого реагирования, позволявших «перехватить» как викингов, так и мадьяр. В кавычках, потому что нападение и резню такой отряд обычно не успевал предотвратить, но часто успевал накрыть ещё не успевших съебаться с награбленным добром набегателей. Довольно скоро эти отряды стали основой феодального строя, потому что высокоэффективный и всегда находящийся под рукой отряд рыцарей или катафрактов был для феодала ценнее, чем малополезное и медленно собирающеееся пешее ополчение.
Ирландцы тоже не отстают
  • Другим способом непосредственного военного противодействования были засады в местах возможных высадок или на пути возвращающихся к кораблям рейдеров. Скандинавы не блистали ни бдительностью, ни дисциплиной, так что нередко сами оказывались лёгкой добычей. В отличие от предыдущего способа, этот не требовал дорогой тяжёлой кавалерии, зато предполагал наличие подготовленного и хорошо вооружённого пешего ополчения и морской разведки, в те времена наличествовавших лишь у англосаксов, ирландцев да византийцев.
  • Клепали хорошие, годные военные корабли с высокими бортами, которые были не по зубам викингам. Наиболее хорош был имперский дромон, с высоким бортом, двумя рядами вёсел, отрядом не занятых греблей воинов над ними и греческим сифоном-огнемётом.
  • Нанимали для охраны морских границ квалифицированных бойцов, иногда тех же викингов:
    У византийцев регулярный найм викингов получался настолько удачным, что викинги даже охраняли Императора.
    У новгородцев попытка нанять Рюрика кончилась тем, что Рюрик, устроив военный переворот, объявил себя князем
    А нанятые и крещённые французами Роллон и его наследники не просто здорово окопались в Нормандии, но и мимоходом завоевали аж Англию, породив многовековой англо-французский срач.

Когда европейцы взялись за ум и начали перенимать опыт коллег, набигания викингов стали сходить на нет и в результате закончились. Впрочем, им на смену в скандинавиях пришли разномастные пираты без национального признака, в том числе и виталийские братья, против которых эти методы уже не работали. На фоне некоторых их подвигов викинги могли показаться невинными овечками. Впрочем, это уже совсем другая история…

[править] Пытки и казни

Поскольку конвенций о защите прав человека в те времена еще придумано не было, то во время своих походов викинги развлекались как могли. Не брезговали они и традиционными видами казней, но традиционно приписываемые им ноу-хау таковы:

Основная статья: Пытки
  • Хеймнар

Берётся мужик (желательно, Тан), ему отрубаются все выступающие части тела, кроме: пинуса и яик, чтоб он продолжал хотет бап; ушей, чтоб слышал, как над ним потешаются; языка, чтоб орал, после чего все раны прижигаются, чтоб не помер. Считалось крайне позорным наказанием, так как субъект фактически становился зависимым несамостоятельным овощем. Викинги очень любили обращать в хеймнаров всяких лордов, не желавших сдаваться и платить дань, после чего, как правило, обкорнанную тушку показывали начальнику следующего города, дабы тот был сговорчивее. Во время гражданских войн в Норвегии в хеймнара практически был превращён последний король из династии Инглингов Магнус Сигурдссон — ему выкололи глаза, отрубили яйки и оттяпали правую ласту. Однако это не помешало ему принять участие в восстании и умереть на поле боя — обрубок привязали к телохранителю, и оба погибли от одного копья.

  • Хольмганг 

По сути, не является наказанием, так как это равный поединок двух воинов. Но частенько он использовался для обогащения. Берётся лох, у которого есть сисястая жена или золотые побрякушки, и вызывается на поединок. Если он ссыт, то его изгоняют, а имущество делят. Если же не ссыт, его мочат на дуэли, причём причинение смерти на хольмганге не является убийством, и опять же имущество отходит победителю.

  • Блот 

Какбэ невинный обряд жертвоприношения бессловесной животинки, путём повешивания в священной дубовой роще. Однако известно что в Уппсале и других местах в жертву Одину приносились не только коняшки и собачки, но и людишки (особенно после удачных набегов). Это символизировало жертвоприношение(самоповешивание) Одина. Одно из имён бога — Hangatýr, так что висельники богу висельников, хуле.

  • Сожжение в собственном дому.

Считалось позорным для Ъ-воина и гарантировало участникам обьявление вне закона. Но если очень нужно кого-нибудь именно укокошить, а не ввязываться в длительную драку с неясными шансами, практичные викинги предпочитали тупо застать врага врасплох, подпереть двери и запалить его дом, загоняя копьями внутрь желающих выбраться . Спастись из горящего дома и потом уцелеть снаружи — практически непосильная задача, поэтому этот способ снискал немалую популярность. Примеров — не счесть. Женщин и детей, впрочем, обычно выпускали. Ибо не звери же. Или…

  • Выбрасывание младенцев на копья.

Причем не чужих, а своих. Времена были тогда суровые: не было ни презервативов, ни Красного Креста, ни велфера от правительства. Поэтому в голодные годы приходилось крутиться как умеешь. Когда очередной нордический папаша понимал, что ещё одного спиногрыза ему не прокормить никак, он знал выход! Мальчика бросить на копьё, а девочку просто отнести в лес. Пока ребёнку не исполнилось несколько дней, убийством это не считалось и общественно не порицалось. Да и смерть от копья — штука благородная, посвящение Одину как-никак. Некий хёвдинг Эльвир Детолюб заработал себе имя, когда запретил своим людям сей обычай, а вовсе не из-за того, что вы подумали.

Smile.svgВнимание!
Расположенная ниже информация принципиально никем не проверялась и, вероятнее всего, добавлена сюда исключительно для лулзов.
  • Кровавый орёл

Rista blodörn — расправа вполне себе в духе садюг-романтиков, каковыми были наши викинги. Берётся человек (1 штука), раздевается и кладётся на пузо. Затем при помощи зубила ребрышки отделяют от позвоночника и разводят в разные стороны наподобие крыльев орла. Чисто из любопытства могли вытащить наружу лёгкие: метод медицинской эхографии (УЗИ) когда ещё изобретут, а поглядеть, как лёгкие раздуваются и сдуваются, пытливым бородатым натуралистам страсть как хотелось. Для достижения гарантированного звукового сопровождения спинку пациента могли густо полить маянезиком посолить. Использовалась сия казнь как наказание особо неугодных врагов (так якобы замучили одного английского королька), так и для принесения жертв Одину.

«

Град ударов отбивал викинг, улыбаясь, На колени вдруг упал, за живот хватаясь. Вырвал он свои кишки, на кол одевая, И по кругу зашагал, с честью умирая.

»
— Волколак - Храбрый викинг
  • Прогулка вокруг дерева

Являлась и методом казни, и ритуалом жертвоприношения Одину (впрочем, оба понятия у викингов были практически равнозначны), и даже вариантом сэппуку. Берется пленник (или воен, который биться не может, а в Валгаллу хочет), ему вспарывается пузо и выпускаются кишки. Причём не просто выпускаются, а прибиваются к священному дереву/камню/пеньку, после чего воен с гордостью во взоре и мечом в деснице ходит вокруг дерева, наматывая нутро на ствол (рыдающего пленника же, как правило, подгоняют ссаными тряпками или тем же мечом). Если стойко перенесёшь казнь, автоматически становишься героем (сразу во всех смыслах), и за тобой приходят валькирии.

Вероятно, данные об этих забавах были почерпнуты из скандинавских саг, где довольно часто встречался соответствующий контент из серии «кровь, кишки, распидорасило». Хотя большинство историков и врачей говорят, что всё это ЛПП, людям по нраву.

Smile.svg Внимание!
Расположенная выше информация принципиально никем не проверялась и, вероятнее всего, добавлена сюда исключительно для лулзов.

[править] Скальды

Суровые и чоткие нордические поэты. Писали висы (стишки в 4-8 строк), драпы (хвалебные песни) и ниды (песни оскорбительные). Тащемта, складывать висы умел практически любой викинг, и в сагах их произносят по любому поводу, скальдом же считался только тот, кто мог делать это в больших количествах и быстро. Кроме того, хороший скальд считался мощным колдуном и получал с этого некоторые бонусы. Так, Эгиль Скалагримссон отмазался от смертной казни, сочинив хвалебную песнь в честь своего врага Эрика Кровавой Секиры: убивать скальда после такого считалось рискованным занятием.

Скальдов в современной литературе и на картинах регулярно изображают в виде бородатых дедков с лирами и гуслями, что, мягко говоря, не соответствует действительности; впрочем, ещё меньше со скальдами соотносится образ «юноши бледного со взором горящим». Реальный скальд выглядел и вёл себя в точности как обыкновенный викинг — с той разницей, что мог стихослогат и колдоват.

Отдельно надо сказать про кеннинги — систему устойчивых эпитетов к разным словам. Типа: спор мечей — битва, клён копий — воин, вепрь волн — корабль, и т. д. Юмор в том, что кеннинги могли быть многосоставными, например: воин — ясень битвы — древо заклинания спора мечей — древо заклинания спора камышей кольчуги, ну и так пока не надоест. Соответственно, быстрое складывание таких вот оборотов требовало отличной памяти и нехилых мозгов.

Наиболее известные скальды:

  • О́дин — первый скальд. Нагло скоммуниздил у йотунов волшебную нямку «мёд поэзии», для чего превратился в ворона, добычу же нёс в клюве. Гиганты, прочухав, что к чему, стали кидаться в птичку всякими тяжёлыми предметами. Пока Один уворачивался, часть мёда он расплескал, часть проглотил, а остальное донёс-таки до прочих богов. Всё, что он уронил, попало на людей. Причём упал не только мёд из клюва, но и проглоченная и прошедшая пищеварительный тракт часть. Первое породило среди людей хороших, годных поэтов, а второе — хуёвых. В контексте этой легенды слово «высер» применительно к чьему-либо креативу предстаёт перед нами в новом свете.
  • Эгиль Скалагримссон — интересная личность во всех смыслах слова: однажды прямо во время пира наблевал в лицо своему обидчику, а потом зарубил того на хольмганге; грабитель; берсерк — как-то раз, поломав меч, перегрыз своему оппоненту глотку; слегка колдун. Полжизни враждовал с норвежскими конунгами. Собственно, в половину параграфов этой статьи можно подставить в качестве пруфов что-нибудь из его жизнеописания. Дотянул аж до 80+ lvl, что по тем временам и с таким образом жизни результат почти невероятный.
  • Эйвинд «Погубитель Скальдов» — прозванный так то ли за плагиат, то ли за специфический подход к ведению литературных споров.
  • Снорри Стурлусон — исландский депутат XIII века; в его Младшей Эдде целый раздел служит подобием учебника по скальдической поэзии.
  • Браги — обитатель Асгарда, бог скальдов.

[править] Торговля

«Из варяг в греки». Хотя с Одессой и Питером афтары таки погорячились…

По прочтению этого опуса может создаться впечатление, что викинги только и делали, что набигали, грабили, насиловали и убивали. На самом деле викинги были еще и знатными барыгами. Ставшие одними из первых в Европе обладателями годных, грузоподъёмных и быстрых кораблей, да ещё и с должным количеством юнитов охранения на них, викинги осуществляли львиную долю торговых перевозок в раннем Средневековье. В ходе одного торгового рейда они могли купить в Новгороде шкурок пушистых северных зверушек, продать их на британских островах, отоварившись там какими-нибудь годными железками, потом продать/купить еще что-нибудь в Италии, Константинополе (он же Стамбул/Царьград) и вернуться обратно. Во всяком случае, в могиле одного конунга, помимо обычных для такого случая костей слуг, лошадок и коров, были обнаружены кости павлинов, которым на своих крыльях до Скандинавии никак не долететь. А при раскопках города Бирка в одном из захоронений отыскали статуэтку Будды. Причина проста: викинги реально оценивали свои силы и понимали, что не любой город и не всегда можно ограбить. А вот поторговать — запросто. Хотя, конечно, они совмещали приятное с полезным, и порой торговые корованы были разведкой, после которой в следующий сезон прибывало 9000 драккаров, с которых сходили бойцы отнюдь не для мирных переговоров.

Стоит здесь отметить меметичный для этой страны «путь из варяг в греки», который проходил по рекам и оборудованным волокам с севера на юг, к Чёрному морю. Именно вдоль этого пути находились наиболее богатые и развитые города Руси. По одной из версий, Рюрик для того и создал Киевское княжество, чтобы охранять и поддерживать этот самый путь, ну и, конечно, стричь бабло на таможенных пошлинах. Собственно, благодаря этому пути варяги были для славян не угнетателями и нагибателями, а торговыми партнерами. И по этой причине варяги старались со славянами не сраться, потому как ссориться с народами, населяющими местность, где проходят твои основные транспортные и торговые артерии, может только полный идиот, безотносительно количества вундервафель и пехотинцев в наличии.

[править] Клады

Создание кладов было очень популярно среди викингов, и дело тут не только в запасах на чёрный день. Потреблядство было чуждо этим простым суровым парням, а значит, награбленное бабло и драгоценности просто копились в доме. Спустя какое-то время «хозяин» складывал приумножившиеся ништяки в горшок или сундук и закапывал в глухом месте, а то и просто топил в болоте. Это считалось приношением богам и автоматом давало +5 к удаче и +10 к понтам (ведь он теперь не просто викинг, а «человек с кладом»). Самое же главное: викинг попадал на приём к Одину с тем, что было сложено на погребальный костёр, и своими кладами. Естественно, место закапывания не запоминалось и никаких карт не рисовалось: воин не планировал выкапывать свой клад. При этом чем больше денег закопано, тем больше бонус, так что удачливый викинг мог за свою жизнь оставить немало ухоронок. Современные скандинавы, находящие такие клады в самых неожиданных местах, вспоминают предков с благодарностью.

[править] Руны

Говоря о викингах, невозможно не упомянуть знаменитые скандинавские руны. Сии волшебные закорючки служили расовым северянам как письменностью, так и магическими инструментами для гадания, амулетов, порчи и прочего фаерболометания. По легенде, их добыл б-г Один, повисев приколотым собственным копьем к мировому ясеню Иггдрасилю. Вообще, если пошустрить по Младшей Эдде и «Речам Высокого», выходит, что сие расовое нордическое колдунство позволялось только женщинам (посмотрите сами, сколько раз встречаются в сагах колдуны-тян (вёльвы) — и совершенно ни одного колдуна-куна), ну и, с оговорками, мужчинам-жрецам. Вышеозначенный Один в Младшей Эдде назван верховным жрецом и строителем капищ на многих местах. Преступившие это правило объявлялись вирдрами (нордическими шлимазлами и унтерменшами). Посему нынешние долбославы-хуеносцы, среди которых руны юзает каждый второй, вызывают улыбку умиления. Найдя нужные цитатки (например, в «Саге об Инглингах» из Мл. Эдды, главы 5 и 7 — не путать с бреднями Ахиневича!), можно вызвать у родно(изу)веров многочисленные анальные оргазмы. Также для травли подходит «Перебранка Локи», где в процессе взаимного говнометания в стихах Одина именуют «муж женовидный» за занятие рунической магией. Прочее желающие могут налуркать сами, прочитав первоисточники. Алсо, на уютненьком можно править статьи лунными рунами.

[править] Личности

b
Сага о Бьёрне.
  • Рагнар Кожаные Штаны (Лодброк) — суровый оккупант и властитель всего Севера. Отец нескольких совершенно отмороженных сыновей. Взятель Норвегии, Швеции, Дании, Руси и Парижа. Под конец стал настолько крут, что решил завоевать Англию всего двумя кораблями. Был взят в плен нортумберлендским королём Эллой и посажен в змеиную яму. Элле, впрочем, отомстили — см. ниже. Минус — почти наверняка не существовал.
  • Бьёрн Железнобокий и Ивар Бескостный — сыновья Рагнара Лодброка, сурово отомстившие королю, убившему их папку. Внезапным рашем братаны опустошили и разграбили Нортумбрию, взяли короля Эллу в плен, сделали ему «кровавого орла», а затем пустили по кругу его жену и дочерей. Закончилось всё тем, что королю и его семейству дали палицей по голове. По понятным причинам существование оных также остаётся под вопросом.
  • Харальд Прекрасноволосый (ранее Косматый) — объединитель и первый король Норвегии. С бабьей подачи (не дам мелкому конунгу!) замыслил всех завоевать и суверенно объединить. Для самомотивации зарёкся стричься и мыться до завершения операции. Дело было не на недельку, так что вид у него наверняка был тот ещё. Когда завоевал последний фюльк — велел привести ту девку, что ему не дала, и поженился. На другой день помылся, подстригся и сразу сменил ник на Прекрасноволосый. Правитель был решительный, умный, чоткий. Отец девятерых сыновей, каждый из которых метил на его место, самым меметичным был старший, но корону после длительной усобицы получил младший…
  • Эрик Кровавая Секира — тот самый старший сын Прекрасноволосого. Красавец и просто няшка, отмороженный на всю голову. Став после папкиной смерти королем Норвегии, методично выпилил почти всех своих братьев, однако вскоре получил пиздюлей от самого младшенького, неожиданно вернувшегося из Англии. В итоге Эрик решил, что лучше уйти самому, не дожидаясь принудительного аутодафе, и чинно свалил в Англию, где стал королём Нортумбрии. Помер как настоящий викинг — в бою с понаехавшим в Ирландию конунгом Олафом. Перед смертью настрогал аж 9 детей.
  • Рёрик Ютландский — датский конунг, весьма неплохо подрабатывал наемником на службе у Каролингов, однако впоследствии был цинично прокинут императором Лотарем и стал вести образ жизни типичного викинга. Вообще, сей персонаж не столь крут и меметичен, как многие тут представленные, но для матери-истории он ценен тем, что именно этого персонажа историки иногда отождествляют с тем самым Рюриком, которого угораздило стать князем Новгорода и, по сути, создателем интернетов этой страны.
  • Харальд Синезубый — датский конунг, фактический основатель датской государственности. Крестил Данию, почитается как святой. Прозвище якобы получил за неумеренную любовь к чернике, однако есть сильное подозрение, что это результат работы средневековых британских надмозгов, а в реале он был просто «Сильным». В его честь неожиданно назван протокол Bluetooth.
  • Свейн Вилобородый — сын Синезубого, отказался принять ХГМ, сверг (и, возможно, немножечко поубивал) отца и стал датским конунгом. Сколотил коалицию со шведами и изгнанными норвежцами, победил норвежского конунга Олава Трюгвассона и стал частично конунгом Норвегии. Когда английский король Этельред Неразумный распорядился устроить резню датчан по всей стране, не стерпел и пришёл со своими пацанами поговорить в Лондон. Выкинул КЕМ Этельреда, сам стал до кучи королём Англии и… умер.
  • Кнуд Великий — сын Свейна, раздал люлей всем на Севере и создал империю из Дании, Норвегии, Швеции и Англии. Правил долго, но с сыновьями не повезло — количеством бог не обидел, а вот с качеством подкачал.
  • Хрольв Пешеход (надмозг. Рольф, Роллон) — младший сын ярла Мёра (норвежская провинция) и Оркнейских островов Рёгнвальда Эйстейссона. Старшим братьям досталось наследство, младшему — пожелание удачи и не болеть. Прозвище «Пешеход» получил из-за своих габаритов: низкорослые северные лошадки не могли тащить настолько рослого кабана, и приходилось передвигаться пешком. Набрав дружину, и, не найдя себе достойного применения на родине, её же и начал грабить, что немного не понравилось Харальду Прекрасноволосому. Впрочем, по дружбе Харальда с отцом Хрольва, отделался он легко — ему было предложено просто убраться из Норвегии. Навсегда. Поэтому, в отличие от других северных вождей, с упоением доивших Европу, Хрольву приходилось решать серьёзный вопрос — где осесть навсегда, причём, желательно, на поверхности земли, а не под. Отчаянным рашем войско Хрольва атаковало переживавшую кризис Францию. Карл Великий давно умер, а правивший в то время Карл Простоватый организовать сопротивление не смог. Викинги стремительно продвигались к Парижу, и Карл, дабы не было беды, надумал отдать Хрольву какое-нибудь герцогство и свою дочь в придачу. Так немытый северянин Роллон стал примерным христианином, герцогом Робертом I Нормандским, пэром и родоночальником будущей королевской английской династии (через праправнука Вильяма Ублюдка, см. выше). Жил новоиспечённый герцог долго и счастливо, пока не пришла пора переходить в другой мир. А вот тут случилась дилемма: полжизни он был язычником Хрольвом и приносил жертвы Одину, а после был просвещённым христианином Робертом и служил мессы. Вопросы с своей загробной жизнью Роллон решил оригинально, но вполне в духе своего времени: приказал заколоть несколько десятков пленных, а потом исповедался, — хороший был человек!
  • Харальд Суровый — норвежский конунг с богатой биографией: изгнанник, поэт, служил киевскому князю Ярославу Мудрому, влюбился в его дочь и писал ей стихи. Эмигрировал в Византию, стал главой варяжской стражи плюс любовником императрицы. Приобрел сотни нефти и славу умного и везучего полководца. Вернулся в Норвегию, стал конунгом и женился таки на дочери Ярослава. Покарал всех крупных вождей-олигархов в стране и стал править долго и счастливо. Когда надоело, решил по старой доброй северной традиции завоевать Англию. Принудил к сдаче город Йорк и с свитой готовился к торжественной церемонии передачи ключей, когда внезапно с марша был атакован войском английского короля Гаральда Годвинсона (Харальд, сын Гудини на норвежский манер) и разбит при Стэмфорд-Бридже. Гаральду, впрочем, не удалось извлечь из победы профит, так как на другом конце страны высадился нормандский герцог Вильгельм, потомок того самого Роллона. Гаральд попытался повторить фишку с внезапной атакой, но у Вильгельма разведка сработала как надо — нормандцы оказались к бою готовы, и в Англии сменилась династия.
  • Олаф Святой — норвежский конунг, святой покровитель Норвегии и вообще самый почитаемый скандинавский святой. Единоутробный брат вышеназванного сурового Харальда и правнук Прекрасноволосого, при жизни был на фоне их лузером: в Англии воевал то за датчан, то за англосаксов, но славы не приобрёл, потом его суженую сосватали к конунгу Гардарики Ярицлейфу Премудрому, а на тринадцатом году правления восставшие подданые пидорнули его аж до самого Киева, где Олафу пришлось укрыться у той самой суженой. Наконец, при попытке вернуть трон был убит в бою. В чём эпичность? Да в том, что, крестившись в молодости в Нормандии и люто, бешено насаждая ХГМ, он так полюбился церковникам, что они его канонизировали, причём ещё до раскола на католиков и православных, так что даже ТЫ, анон, можешь по святцам назвать своего сына Олафом.
  • Вагн Окессон — прославился тем, что в 12 лет (!) с целью быть принятым в йомсвикинги одолел на хольмганге главного йомсвикинга Сигвальда Струт-Харальдссона. И таки был принят, став уникальным в своём роде членом братства младше 18 лет.

[править] Значимость викингов для матери-истории

За свою историю викинги наломали немало дров, а ещё больше награбили и убили. Но были и положительные моменты. Развитие вооружения и кораблестроения на несколько веков были определены скандинавским влиянием. Норды развивали и открывали торговые пути, от чего старушка Европа только выигрывала; развивалось мореходство, кузнечное дело, сельское хозяйство, культура, военное дело, мифы, легенды и многое другое, в чём викинги преуспели, в отличие от остального быдла, населявшего Европу. Во многих языках имеются большие слои скандинавских заимствований (в морской терминологии до 70%). Также викинги оказали солидное влияние на связь между разными странами, полунеосознанно осуществляя трансфер новых открытий в науке и технике и продавая на еврорынках товары, которые иным образом туда никогда бы не попали, и т. д. и т. п. Чуть было не стала судьбоносной и другая заслуга суровых норвежцев — открытие Нового света задолго до старика Колумба, но, к сожалению, они были не очень разборчивы в географии и потому не смогли оценить всю значимость своего открытия, от чего Америка, впрочем, только выиграла. Кроме того, в силу высокой любвеобильности викингов, в жилах чуть менее чем всех королевских династий Европы течёт в том числе и норманская кровь. Да и провинция на побережье Франции тоже называется Нормандией неспроста.

[править] Значимость викингов для культуры и интернетов

[править] Литература

  • Молот и Крест — винрарная трилогия Гарри Гаррисона в жанре альтернативной истории. Рассказывается о захвате упомянутыми братьями Рагнарсонами Йорка, королевства Нортумбрии и прочих мест, а также о том, что бы было, если бы в тогдашней Англии появился крутой правитель.
  • Повести древних лет — сочинения советского историка Валентина Иванова про интересные взаимоотношения новгородцев и викингов. Автор очень серьёзно подковался в теме: текст содержит много отсылок к первоисточникам — исландским сагам и собственно «Плаванию Отхере». Раскрыта тема как славян, так и сабжа статьи — причём скандинавы получились намного красочней и жизненней, чем посконно-лубяные новгородцы. Вряд ли Иванов рассчитывал именно на этот эффект, ибо в книжке воспевал славяно-финских строителей Руси-матушки на фоне жадных грабителей-скандинавов.
  • Лебединая дорога, Пелко и волки, С викингами на Свальбард и ещё около десятка рассказов и повестей от Марии «Волкодав» Семёновой. Подробно рассказывают о быте, обычаях и взаимоотношениях скандинавов, ладожан и карелов. Отличаются несколько восторженным взглядом на крутых и благородных древних дядек.
  • Драконы моря расового скандинава Бентсона. История про жизнь и приключения характерного представителя эпохи — юного шведа Рыжего Орма, деревенского паренька в начале и матерого хёвдинга в конце. Стилистика выдержана в стиле саг: фразы скупы, но описательно мощны и вместе с тем немного ироничны. Книга неимоверно напичкана самыми вкусными вещами из всё тех же саг. Шикарные эпизоды и диалоги. Однозначный винрар.
  • Викингов любят и в Японии — существует манга Vinland Saga, в которой рассказывается про пацана, идущего к успеху под разными началами. Несмотря на некоторую стереотипность персонажей, техническая часть в целом соблюдена довольно точно, да и грязно-брутальная атмосфера сохранена.
  • Саксон Грамматик — суровый скальд, фелосов и поэт. Сказание об Амлете, конунге данов, якобы жившем в раннем Средневековье. Да, дорогие друзья, сочинение Шекспира нашего Вильяма — не более чем римейк, изрядно переработанный и осовремененный под эпоху Ренессанса.


[править] Кинцо

  • Викинги — классика псевдоисторического кино с Кирком «Спартаком» Дугласом в роли одноглазого викинга Эйнара и Тони «В джазе только девушки» Кертисом в роли его сводного брата Эрика. О том же самом взятии Йорка Рагнарсонами. Переврано всё, что можно. Присутствует поединок между братьями в финале фильма и меметичное заползание на стену захваченного города по воткнутым в стену секирам.
  • Полёт ворона, Тень Ворона, Белый викинг расового исландца Храфна Гюднлёйгссона. Исторически на редкость достоверно передаёт трэш, угар и содомию, творившиеся в Скандинавии в эпоху викингов.
  • И на камнях растут деревья — советско-норвежское производство, один из лучших фильмов о сабже. Примечателен не только хорошей игрой актёров, но и высоким качеством реконструкции.


[править] Viking metal

Cеверные люди упоминаются в огромном количестве музыкальных произведений самых разных жанров. И даже дал название целому жанру музыки — так называемому викинг-ме́талу.

b
Викинг-митолл as is

Суровый нордический митол зародился, как и положено, в Швеции в конце 80-х — из не менее сурового блацк-метала (спасибо Bathory). Сам термин «викинг-метал» скорее характеризует не музло как таковое (оно по звучанию может варьироваться от гей-метала до тру норвежского блэка), а скорее тексты песен, которые, естественно, пишутся на нордических языках белым стихом (как и скандинавские саги) и повествуют о суровых норвежских норвежцах и германо-скандинавской мифологии. Правда, в последнее время намечается тенденция слияния викинг-метала с различными игрецами на волынках, дудетелями в дудку и прочим фолк-сбродом. Что порождает срачи о музыкальной ориентации разных групп.

Также среди викинг-митолиздов (и их фоннатов) считается хорошим тоном угорание по долбославию и всяческие наезды на христианство. На то, что самый значимый источник, посвященный объекту их фапа — Эдды — пейсались христианскими монахами аж в XIII веке, им как обычно… Поскольку викинг-метал рубят только скандинавы да германцы, а угореть по хардкору хотелось и другим унтерменшам, норвеги запилили паган-метал — то же яичество, но без скандинавской мифологии.

Наиболее характерные примеры труЪ викинга старой школы: Bathory, Falkenbach, Ancient Rites, Einherjer. Дух старой школы в наши дни живёт, как ни странно, в южной Европе, где такую музыку играют Doomsword и Wishdoom. Алсо, тему раскрывают не викинг-, но тоже металлисты из Amon Amarth, Leaves' Eyes, Ensiferum, Moonsorrow, Equilibrium, Månegarm, Týr, Thyrfing, Turisas и, кстати, Manowar.

В Рашке жанр, как ни странно, особо представлен никогда не был, ибо мода на блэцк быстро сменилась на фолк/паган (без переходного этапа). Но почитаемый до сих пор даже за бугром ярославский Scald (выпустивших еще в конце 90-х единственный альбом) и питерских Nomans Land упомянуть всё же стоит.

[править] Игрота

Яркий образ викингов полюбился игроделам, хотя в играх могучие воины севера чаще всего изображаются довольно нереалистично: чего стоят рогатые шлемы, пихаемые почти в каждую поделку, например, слешер Rune или юмористическая квесто-аркада от Blizzard Lost Vikings, хотя последняя собрала в себя все стереотипы just for lulz.

Из этого правила есть вполне себе серьёзные исключения — Valkyrie Profile, JRPG по скандинавской мифологии, в которой раскрыта тема рекрутского набора фапабельной валькирией погибших воинов в дружину Одина. Но не всё так здорово: людям со слабой психикой гарантирован разрыв шаблона от того, в каком визуальном стиле это всё выполнено — болезненно-утончённые лица заурядной японской школоты в сюжетных сценах и глазастые головастики непосредственно в игре скатывают всю мифологию в направлении выгребной ямы. Или экшен Viking Battle for Asgard, в котором предлагается с особым цинизмом разделывать на фарш десятки мутантов-захватчиков, кстати говоря, по поручению богини любви.

Отдельно стоит отметить фентезийные игры, где самих викингов нет, но присутствует практически полностью скопированная с них раса. Иногда это суровые нордические воины (Skyrim, Call of Warhammer по WHFB на Med2TW:K), иногда — низкорослые пещерные гномы (HOMM).

Последняя игра из серии King's Bounty называется «Воин Севера», что как бы намекает…

Mount & Blade. RPG от турецких разработчиков. Симулятор средневековья. У викингов есть целое королевство.

[править] Дни недели

Знающие английский, немецкий или какой-нибудь скандинавский язык смогут отыскать ещё один аспект влияния викингов на культуру — в названиях дней недели.

  • Tuesday (рус. вторник) — день Тиу/Тюра, однорукого бога войны (у римлян был посвящен Марсу).
  • Wednesday (рус. среда) — день Водана (то есть Одина, по-шведски же Onsdag).
  • День, посвящённый Юпитеру (богу-громовержцу), в английском языке носит название Thursday (рус. четверг), день Тора — соответственно, нордического бога-громовержца (вспоминаем молот Мьёлльнир и молнию). В Дании, Швеции и Норвегии четверг носит ещё более прозрачное название Torsdag, в Финляндии Torstai, в немецком же языке — Donnerstag, день бога Донара, по тактико-техническим характеристикам схожего с Тором.
  • Friday (рус. пятница) — день скандинавской богини любви Фрейи, у немцев — Freitag, у скандинавов континента — Fredag. Налицо экспорт культуры на остриях мечей и лезвиях топоров. Впрочем, пятница ещё у римлян была посвящена старшей коллеге Фрейи Венере, так что не вполне ясно, кто же от кого перенял.

Альтернативная теория гласит, что эти названия происходят из древнегерманского, и викинги здесь не виноваты.

[править] Алсо

Мягкий намёк на правило 34
  • «Викинг 1-2» — американские аппараты для исследования Марса. После множества труднообъяснимых фейлов, давших богатую пищу для теорий контроля планеты скрытными недружелюбными алиенами, таки доказали, что жизни на ней нет. Уже нет.
  • «Викинг» — 5-я танковая дивизия СС.
  • Ямаха Викинг — японский бренд для снегоходов.
  • «Валькирия» — хтоническая авиа-вундервафля с хтоническим расходом топлива, несущая хтонический пиздец и доставку в Вальхаллу.
  • Валькирия — робот с сиськами и панцу от НАСА
  • Honda Valkyrie — винрарный крузер из поднебесной.

[править] Галерея

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. «Cеверные люди», то бишь обитатели всего, что к северу от Балтики, то бишь и свеи, и норги, и даны, a порою и заскакивавшие на чаёк новгородцы.
  2. Аналогичным образом туземное гэльское население Фарерских островов смешалось со скандинавскими пришельцами, так же, как и рабы-гэлы — с исландскими рабовладельцами. Правда, существует гипотеза о том, что это ирландцы или гиберно-скандинавы завоевали Исландию, а норвежцы уже понаехали.
  3. Исключение — известные позёры японцы, частично носившие шлемы с настоящими рогами буйвола и во время битвы, но в основном теми, кто командовал войсками, сидя на пригорке в окружении телохранителей. А рога из кожи и пергамента на каркасе из рейки в числе прочих геральдических фигур на шлемах ваяли рыцари.