Персональные инструменты
Счётчики
В других энциклопедиях

Волшебник Изумрудного города

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
Barbed wire new flip.pngHalt! Страница огорожена от Легиона.
Хочешь высказаться? Добро пожаловать в обсуждение.
«

— А как насчёт «Волшебника изумрудного города»? Положим, Элли лежит где-нибудь в Канзасе, а Железный Дровосек, Страшила и Лев — они все вместе её ебут. Может быть даже Тотошка. — Да это же самая лучшая идея, которую я когда-либо слышал!

»
Хастлер
The Wonderful Wizard of Oz, present time.jpg

«Волшебник Изумрудного города» — книжка советского писателя А. М. Волкова для детей школьного возраста. Написана в 1939 г. в жанре художественной копипасты, образчиком послужила сказка Фрэнка Баума «The Wonderful Wizard of Oz». Взращенными на нем советскими гражданами предпочитается оригиналу, каковой они не читали, но точно знают, что он хуже. Испытывают лютый butthurt, когда им напоминают, что их любимая высокодуховная и учащая добру книжка — на самом деле слегка замаскированный перевод с «тупого американца».

Также под этим названием обычно имеют в виду весь цикл, написанный Волковым позже уже практически самостоятельно, с отдельными вкраплениями, асимптотически сходящимися к нулю. Баум тоже масштабно расписался, но отечественному читателю известны только первые книги, поскольку скатился в формат туалетной бумаги Фрэнк весьма быстро, и переводить эту писанину все побрезговали.

Содержание

Классическая гексалогия

Волшебник Изумрудного города (1939)

b
Wizard of Osaka

В бедном Канзасе не было Сталина и Хрущева, так что девочка Элли живет с собакой, мамой и папой в вагончике-теплушке. ВНЕЗАПНО налетает ураган неебической силы и уносит вагончик с пассажирами в страну карликов, говорящих животных, волшебства, магии и прочих фокусов. Элли собирает компанию, которая устраивает государственные перевороты, ворует, убивает, ебёт гусей несет прочее добро.

В итоге оказывается, что это делать было необязательно, Элли могла вернуться домой в любое время, но… но дело сделано, коммунизм в отдельно взятой волшебной стране построен, добро торжествует.

Урфин Джюс и его деревянные солдаты (1963)

Teh Drama
Кстати, во второй повести видно некоторое противоречие первой: тогда как Страшила ожил вроде как сам по себе, ещё в процессе того, как его крафтил фермер; Джюсу для оживления двух големов — а впоследствии и целой армии таковых — потребовался некий живительный порошок.
Видимо, фермер был колдуном «от природы» и не подозревал об этом (а иначе зачем делать чучело, зная, что оно оживёт и даст тягу с огорода?), а Urphin Jealous — обыкновенным жлобом под неявным руководством осиротевшего Гуамоколатокинта.
А противоречие тут видится изысканным жирафам в том, что более подобных «спонтанных» чудес Волков в свою вселенную не вбрасывал — до самого Желтого тумана, когда первый же такт рабочего цикла повлёк за собой моментальное одушевление целого ОБЧРа. Ну и ещё где-то посерёдке затесались непарнокопытные автоматоны, джве штуки.
b
Реализьм и формализьм в мууузыыыкеее!

Книга о волшебном порошке, боевых человекоподобных деревянных големах, захвате власти, сопротивлении захватчикам и анальных карах. Первая из написанных Волковым без баумовского подстрочника и потому особо ценная. Заодно послужила неплохим детектором назойливого ОБВМ на политические темы.

Главный герой книги, Урфин Джюс (от английского «Orphan Jews», «безродные евреи»; здесь, как и во всех книжках серии, слышится отзвук современных моменту опубликования — начало 50-х гг. — политических реалий. Вспомним «безродных космополитов», этот специфический советский эвфемизм) изображается так: чернявый, носатый, угрюмый малый с карикатурной еврейской внешностью. Волков старательно наделяет его чертами, представлявшимися типично еврейскими черносотенной прессе начала прошлого века. Джюса ненавидит вся деревня, и он отвечает ей тем же.

Отсюда

Олдфаги такожде не могут не помянуть незлым, тихим словом клованов из «общества „Память“», которые в 80-ые имели, видимо, некоторую конъюнктурную нужду гнать мощный баллон на одноимённую свердловскую рок-группу, обвиняя уральских «Урфинов» в ночных занятиях сионизмом и жидомасонских заговорах. Короче, всё как в анекдоте — «сгубили жиды слонятку!» — желающие найти сионистский след его, конечно же, да и обрящут. А теперь заглянем с другой стороны:

  1. Угрюмость.
  2. С детства требовал от сверстников, чтобы они ему подчинялись.
  3. Долгие тренировки перед зеркалом, чтобы избавиться от привычки постоянно двигать челюстями (ну кто из недавних на тот момент политиков оттачивал часами перед зеркалом ораторское искусство?).
  4. Милитаризм, захват власти сначала в своей стране, потом дальнейшая территориальная экспансия.
  5. После победы над Урфином, когда на суде спрашивают Лана Пирота (командующего его армией), признаёт ли он себя виновным — тот отвечает уже хрестоматийной на тот момент фразой, что нифига не виноват, а просто выполнял приказы Джюса. И всё это было опубликовано непосредственно после Великой Отечественной. Правда, Лан Пирот какбе не скрывал того, что грабил бы и убивал, если бы его отпустили на волю, поскольку не считал эти занятия чем-то плохим.
  6. Кто бы вы думалиии?
  7. Вот же он! И даже вспышки агрессии присутствуют.

И, наконец, авторитетные источники — «Фамилия Джюс не имеет расшифровки в книге, однако в дневниках писателя говорится, что она означает „Завистливый“ (с большой вероятностью от английского jealous)». Хотя, конечно, для антисемита-конспироложца какие-то там дневники писателя не аргумент.

Семь подземных королей (1964)

Организация гос. переворота в отдельно взятой подземной стране. Таки доставляет чудесная водичка из одного источника, напрочь отшибающая память и возвращающая сознание человека в состояние первородной чистоты. В таком виде человек становится легко внушаемым, и на его ушах незаметно для него самого и совершенно волшебным образом умещается по кастрюле хорошо разваренной лапши. Собственно, так и был устроен переворот. Ну и персонаж по имени Руф Билан, который неумышленно и разрушил вышеупомянутый родник. Алсо, последняя повесть, где действует Элли со своим пёсиком.

Если очень внимательно перечитать главу «Семь хитрых замыслов» из этой книги, то можно выцепить авторский косяк: королей в ней упомянуто восемь. Считаем, загибая пальцы: Ментахо, Барбедо, Эльяна, Карото, Ламенте, Арбусто, Бубала, а также вдовствующая королева Раффида с младенцем-королём Тевальто. Видимо, остаток с того черновика, в котором их было ажно двенадцать (по первоначальному замыслу кол-во королей должно было равняться месяцам в году, но Волков счел что лучше кол-ву цветов радуги) — надо ли объяснять, на отсылку к чему именно взбугуртили недрёманые цензоры той страны?

Огненный бог марранов (1968)

Рассказ о том, как все тот же Урфин Джюс, будучи очень хитрожопым шушпанчегом, возглавляет маленькую, но очень гордую горную нацию марранов, нагибает соседей, проявляет недюжинный стратегический талант (в частности, использует для захвата Изумрудного города катапульты, стреляющие марранами) и затем просирает все полимеры в связи с революцией.

Внимание!
Бауму марранов заменяли некие Молотоглавые — дикари с теми же паркурщицкими замашками, только без рук. Боевые качества им обеспечивала утолщённая черепушка, вылетавшая на длинной шее, как на пружине. Волков решил не травмировать детскую психику образами злобных уродцев, которых и IRL хватает за глаза, и сделал Прыгунов физически полноценными. Это ему весьма пригодилось при работе над четвёртой частью, где он доразвил Марранов до эдаких орков-турникменов.

Как говорил Авраам Линкольн, «можно обманывать часть народа все время, и весь народ — некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время». Даже Гудвин, который, являясь абсолютным безвольным нулём и понимая это, не пытался особо извлекать профит (удовлетворился тем, что считали его чуть ли не вторым Гуррикапом), был пропален Тотошкой. Урфин рассчитывал даже на большее. Разумеется, обман раскрыли, и настало вопиющее торжество справедливости с наказанием невиновных и награждением непричастных. Также книга выделяется из серии тем, что на смену повзрослевшей Элли приходит её младшая сестра Энни, а постаревшему Тотошке — его родной внук Артошка. И поскольку жюльверновские превозмогания уже потихоньку начали выходить из моды — читателя знакомят с конями-киборгами и портативными стелс-гаджетами.
Марраны, к слову — крещёные евреи в Испании и Португалии. Они и в Волшебной стране есть!

Жёлтый туман (1970)

Примерно за 5 000 лет до урагана Гингемы в этой местности активно шароёбилась недобрая колдунья по прозванию Арахна. И так уж она всех за… гм… любила, что основатель Волшебной страны Гуррикап решил ее выпилить КЕМ, но будучи, аки Страшила, чересчур мягкосердечным, отправил ее в 50-тивековой анабиоз. Проснувшись, Арахна осмотрелась, узрела неприколоченные тысячи полимеров — и с чистой совестью взялась за старое. Тотошкой у нее был упомянутый выше Руф Билан. К слову, гигантский рост древних чародеев у Волкова можно с чистой совестью счесть отсылкой к легендам о нефилимах и их разборках с гибборимами, хотя и нарочито гипертрофированной. В этой повести, кстати, становится ясно, что Урфин, тащемта, не совсем отпетый негодяй, поскольку раскаялся во всех непотребствах и помогал Страшиле с Железным Дровосеком.

Использование ОМУ для захвата власти в регионе. Присутствуют БОВ (фосген), средства защиты и прочая РХБЗ. Также раскрыта тема спецслужб, шпионажа, сети осведомителей и т. д. ОБЧР в комплекте. Окончательное скатывание серии в скай-фай, начавшееся с сухопутных кораблей и механических лошадок. А уж в следующей книге появятся и…

Тайна заброшенного замка (1975, опубликована в 1982)

…пришельцы, лазеры, снова гигантские волшебники, угнетенные нации, внедрение агентуры (в том числе двойного агента, а также стелс-пихота), эпическая битва земных гигантских орлов с инопланетными вертолетчиками, дуболомы с зеркальными щитами отакуют базу пришельцев, «вива ля резистанс», окончательная победа бобра над ослом.

Есть достаточно стойкое мнение, что эту часть гексалогии Волков не успел дописать (он умер в 77, за пять лет до опубликования книги) и за него дописывали другие люди, поскольку вместо обычной борьбы Бобра с Ослом внезапно всплывает космическая тематика и стиль становится хуже. Пруфлинк.

А так же бытует полукриптоконспирологическая теория о том, что как раз в черновиках-то космической тематики — равно, как и вообще НФ — в несколько раз больше. Каковое изобилие «дописавшая» повесть литературная нигра безжалостно секвестировала.

Герои

b
Нерд-панковый саундтрек

В первой книге сложилась канонiчная компания искателей приключений на девственную попку Элли. Далее, от книги к книге, состав несколько менялся, но запомнились читателям именно эти персонажи.

  • Элли Смит — обыкновенная американская школьница, классическая попаданка. Характер нордический, стойкий, хоть и мягкий, где не нужно. В оригинале носила имя Дороти Гэйл. Благодаря подвешенному языку может договориться хоть с чёртом лысым. В последних трех повестях ее сменяет Энни, ее младшая сестренка, которая почти полностью по характеру копирует Элли. В Волшебную страну Энни путешествовала с другом Тимом О'Келли. BTW — у Баума, начиная с третьей книги, появляется квочка — по сюжетным функциям этакий аналог Тотошки. Казалось бы, при чём тут она? Вот только звать её Биллина (в девичестве Билл), а цветом оперенья она… правильно, желтая. Такие дела
  • Тотошка — опять же классический персонаж, хоть и собака, типичный спутник главного героя. Именно он обнаружил убежище местного Девида Блейна, скрывающегося под псевдонимом волшебника. А до того принёс к ногам своей хозяйки серебряные башмачки™ — тот ещё артефакт. В четвертой и пятой повестях Тотошку сменяет его внук Артошка, который, как и в случае с Элли и Энни, ничем не отличается от своего деда (разве что не позволял надевать на себя зеленые очки).
  • Железный Дровосек — местный закомплексованный киборг. В оригинале не железный, а жестяной — по прозвищу Ник-лесоруб. В прошлом обладал дивной сексуальной привлекательностью, за что и пострадал: родственница его невесты договорилась с местной колдуньей Гингемой, и та заколдовала его топор. Соответственно, зажив своей жизнью, топор по очереди отчекрыжил ему руки, ноги и голову, которые какой-то местный Левша удачно заменил железными протезами. Был уверен, что ему не хватает сердца — кузнец не сумел засунуть сердце в железную грудную клетку, хотя позже Гудвин догадался дырку прорубить зубилом, а потом запаял аккуратненько. Авторы (что Баум, что Волков), судя по всему, питали к нему особую любовь, потому что получился он более прописанным, нежели все остальные. Став правителем страны Мигунов, не обленился, а охотно работал на своих подданных всего лишь за замену масла и полировку. Кстати, жевун по происхождению. В железном виде был разъебашен дважды: один раз — Летучими Обезьянами, второй раз — одним из дуболомов в сражении за Фиолетовую страну, оба раза был возвращен к жизни Мигунами. Генетики сполна оценили «бессердечность» героя, поэтому ген у мухи-дрозофилы, отвечающий за развитие сердца, получил название tinman, в честь американского прообраза сабжа.
  • Страшила — огородное пугало, которое ожило само по себе после того, как его соорудил фермер. После чего ему надоело гонять в поле ворон, и он увязался за компанию с Элли. Считает себя тупым, но по факту является самым умным в группе, иногда берет на себя роль КО. В итоге пришёл к успеху — начал заправлять Изумрудным городом после того, как Гудвин оттуда смотался (в отличие от своего зарубежного тезки, был законным правителем, в то время как в баумовской Оз законной правительницей была Озма). IRL был бы завидным кандидатом в президенты любой страны, поскольку требовал только подновления красок на лице, просушки мозгов после дождя и регулярной набивки свежей соломой. Сравните с многомиллионными расходами на челядь, двор и ритуалы инаугурации с ладненькими гусарчиками у дверей в этой стране. Засветился в науке: в его честь названо страхолюдное ископаемое насекомое, предположительно динозавровая блоха.
  • Трусливый Лев — самый обыкновенный левъ, но только вот благодаря интеллигентскому воспитанию совершенно не приспособленный для львиной жизни. Боится всего и даже больше, но еще до получения смелости мог отжечь, в частности, почти опиздошил саму Бастинду. Увы, по причине старения, во многих повестях почти не участвовал. Проявлял наклонности хищника: уходил охотиться в лес в сопровождении Тотошки, после чего возвращался добрым и сытым. После порции шипучего кваса с валерьянкой у него снесло башню от храбрости, и он дал неиллюзорных какому-то неведомому зверю Пауку, завоевав заодно его лес и став царём. Не чужд честолюбия, однако в любое время готов насрать на престол и поспешить на помощь друзьям. Если сравнивать с баумовским, волковский Лев действительно стал смелее после получения смелости.
  • Чарли Блек, он же Великан из-за Гор — дядя Элли, совершивший с ней второе путешествие в Волшебную страну. Обладает недюжинными мозгами и прочими скиллами, приобретенными в жизни моряка. Как и Элли, способен сдружиться с кем угодно, даже с людоедским племенем. Появлялся во второй и пятой повестях. Ну и фанфиках, разумеется — но кто их считает? Фамилия Чарли Блека, вероятнее всего, приведена Волковым в устаревшей ныне транслитерации; сейчас она записывалась бы как Блэк. В немецких переводах сказок Волкова фамилия Чарли приводится в варианте Black. В английских переводах встречается также вариант Blake. В первоначальной идее вместо Блека должен был быть Гудвин, благо он жил неподалеку от Элли (в конце первой книги они увиделись), но Волков решил ввести персонажа более, тыкскыть, матёрого. В третьей и шестой повести сдал роль «старшего товарища» кузену Элли Фреду Каннингу, который, в принципе, со своей ролью справился, но читателю полюбился чуть меньше. Кстати, Фред изобрел механических мулов, на которых Энни и Тим путешествовали в Волшебную страну.
  • Виллина и Стелла — две добрые волшебницы, управляющие Желтой и Розовой странами. Несмотря на доброту, проявляют некоторый пофигизм к Волшебной стране ни в одной из книг никому ни оказывали сопротивления лично (отчасти потому, что на них самих особо никто и не нападал), но часто помогали героям. В Волшебную страну прибыли почти одновременно с двумя антагонистками — сестрами Гингемой и Бастиндой, которых выпилила Элли в первой истории. Каждой из волшебниц досталось в подчинение по одной стране и одному народу. Гингеме - Голубая страна с Жевунами, Бастинде - Фиолетовая страна с Мигунами, Стелле - Розовая с Болтунами, а Виллине - Желтая с... С кем?.. Здесь стоит заметить, что по некоторым признакам Волков опять поленился доредактировать первоисточник: У Баума были 4 народа: Мигуны, Жевуны, Болтуны и Гилликины. Волков по неизвестной причине Гилликинов импортировать в свои произведения не стал, в результате чего Желтая страна в гексалогии только упоминается, а о её обитателях вообще не говорится ни слова. Жевунами в Голубой стране управлял некий Прем Кокус — после бесславной кончины Гингемы. В оригинале Баума имя имелось только у повелительницы Розовой Страны (Глинда).
  • Фарамант и Дин Гиор — страж ворот и страж подвесного моста. Первый отличался завидной ответственностью, второй — завидным похуизмом: когда Дин Гиор расчесывал свою зизитоповскую бороду, то игнорировал все и вся. Фарамант был единственным человеком, который побывал за пределами Волшебной страны. В принципе, особым ничем в повестях не отличились, но вполне себе их украсили. В оригинале у обоих не было имен.
  • Рамина — мышара с даром колдунства, исполняющая роль рояля в кустах — не отсвечивает до поры до времени, но в нужный момент свершает ВНЕЗАПНЫЙ поворот сюжета. Обладает способностью мгновенной телепортации, нихуёвыми знаниями волшебных артефактов, по её же собственным словам, непогрешимой памятью, и, судя по всему, если не бессмертием, то большой продолжительностью жизни: за всю гексалогию оставалась молодой мышкой.
  • Урфин Джюс — злобный столяр, дважды сумевший завоевать Изумрудный Город, первый раз — с помощью скрафченных и оживленных деревянных солдат (дуболомов), во второй — с помощью племени Прыгунов, которых убедил в том, что он — Бог Огня. В первый раз потерпел поражение от Элли и её дяди Чарли, во второй — от Энни и Тима (хотя, собссна, во второй раз никакого сражения не было — после того, как Марраны увидели, что в Фиолетовой стране их соплеменники живы-здоровы, а не убиты, как говорил Урфин, они просто послали фальшивого бога лесом). После второго поражения перевоспитался, и помогал good-персонажам. Жил с филином по имени Гуамоколатокинт, троллем средней толщины, выполнявшим роль советника, причем тот всякий раз срал кирпичами, когда Урфин не выговаривал полностью его имя.
  • Руф Билан — крыса-кун из Изумрудного города. Сдал родной город вражеской армии, затем, сбегая от правосудия, укрылся в Пещере, где разъебашил источник Усыпительной Воды, тем самым приведя песец подземному народу. Был подвергнут усыплению, однако после пробуждения гномы Арахны открыли ему, кем он был раньше, и тот стал служить Арахне.
  • Лестар — самый искусный механик в Фиолетовой Стране. Оба раза помогал восстанавливать Железного Дровосека. Из бревна скрафтил пушку, которая, шмальнув горящим хламом, нанесла поражение дуболомам. В третьей повести помог вернуть рудокопам Усыпительную Воду, с помощью которой Элли с друзьями организовали госпереворот.
  • Гуррикап — добрый волшебник гигантского роста, собссна, создатель Волшебной Страны. Поначалу жил в СШП, но из-за заебавших просьбами пиндосов решил свалить подальше. Чтобы никто его не доставал, окружил новое место жилья гибельной пустыней и цепью гор. В основных событиях повестей не участвовал в основном потому, что был мертв.

Двухминутка конспирологии

Пруфпик. Единственный

Единственные более-менее официальные слова на тему литнегров принадлежат художнику-иллюстратору, написавшему послесловие к книге (пикрелейтед из Назрани, изд-во «Астрель», 1996 г.). Проблеме посвящён второй абзац:

К сожалению, Александр Мелентьевич Волков не дожил до выхода в свет этой книги, и я, художник, проработавший с ним многие годы, взял на себя смелость написать это послесловие. Возможно, что, заканчивая последнюю повесть о своих героях, A.M. Волков предоставил бы слово своему любимцу, милому и добродушному Страшиле. И тот бы, наверное, сказал: «Нам грустно расставаться с вами, дорогие мальчики и девочки. Помните, что мы учили вас самому дорогому, что есть на свете, — дружбе!»

Леонид Владимирский

Очень, очень странные слова. Написано настолько обтекаемо, что даже подозрительно: иной раз молчание громче любого крика. Не впадая в крайности поиска скрытых смыслов, из этого выуживается вот что.

  • С одной стороны, Владимирский не говорит о том, что Волков не дописал книгу, а только не дожил до её выхода. Действительно, в 1976, ещё при жизни автора, был опубликован газетный вариант повести. Разумеется, сильно отличающийся от последовавшего книжного.
  • С другой стороны, в следующем же предложении он как бы между прочим оговаривается, что книга заканчивается не так, как мог бы хотеть закончить её автор. Оговаривается слишком нарочито и однозначно.
  • Художник взял смелость написать это послесловие. Из этого кое-кто делает вывод, что Владимирский дописал заодно и книгу.
  • Из первого абзаца: «Над серией из шести повестей-сказок он работал более двадцати лет». Вообще-то, почти сорок (1939—1975 как минимум). Владимирский разучился считать?..

Из других источников известно, что Владимирский не то что писать ТЗЗ — он её и иллюстрировать-то не хотел! Но во всём, что связано с последней частью, он проявляет странную забывчивость и нежелание говорить. Он только как-то сказал, что текст «Тайны заброшенного замка» после смерти Волкова дорабатывался другим автором. Имя этого автора — Анна Стройло — известно нам со слов внучки Волкова, но почему его не называет Владимирский?

В общем, с авторством ТЗЗ вопрос, к сожалению, остаётся очень широко открытым. И форма, и содержание послесловия действительно очень странные и добавляют много вопросов — чего ради Л. В. нудно перечисляет злодеев предыдущих книг? Зачем он заставляет Страшилу разрывать художественную реальность произведения и обращаться напрямую к читателям, чего никто ни разу не делал за все шесть книг? и т. д. — на которые уже вряд ли кто ответит.

Индякие противоречия и ляпы в книгах

  • Свисток Рамины почему-то действовал за пределами Волшебной страны. Правда, без функции автоперевода, к нему (как выяснилось) не привязанной — был по сути бесполезен, как и любая драматургическая необходимость (при этом во второй книге прямо утверждалось что он в Канзасе вообще не действовал). Возникает вопрос: а почему же Энни была уверена, что волшебный обруч не подействовал бы в Канзасе? В ту же кучку идёт и проёб серебряных башмачков при сохранении свистка — хотя это и можно объяснить, если наплести что-нибудь про «саморазрушение активного артефакта в процессе телепортации в зону заведомой безмагии», что по идее могло обеспечить изоляцию артефакта неактивного.
  • Не вполне понятно, как крохотные гномы могли охотиться на крупную дичь. Хотя, было, конечно, сказано, что их стрелы без промаха били дичь — но это все равно, что запустить зубочисткой в слона. Остаётся только предполагать — ибо в тексте на это не указано — что вблизи обиталища Арахны в достатке произрастало дерево тиливуга, снабжавшее доблестных охотников ядом кураре.
  • В первой повести Страшила признался, что больше всего боится спичек — несмотря на то, что он их ни разу не видел, в отличие от дуболомов, которые поначалу нисколько не боялись огня.
  • В первой повести, когда Элли отправлялась в путь, жевуны ей натаскали всякой снеди, в том числе баранины, и пр. В четвертой же было сказано, что жители Волшебной Страны не нуждались в мясе, так как природа щедро одаривала их урожаем.
  • В той же самой первой повести Мигуны были довольно пацифистским народом, как и Жевуны. Но к событиям «Огненного Бога Марранов» то ли сформировался характер, то ли в Фиолетовой Стране под руководством дедушки Лестара и Дина Гиора открыли школу спецназа.
  • Когда Элли сотоварищи миновали Тигровый Лес, Лев сказал про саблезубых тигров, что «эти зверюги не выходят за пределы своего леса», однако в четвертой повести один таки охотился на лис за пределами оного. Правда, этот парень, скорее всего, сбежал когда его братьям устраивали геноцид дуболомы — в таких условиях и не только родной лесочек оставишь.
  • В третьей повести было сказано, что Ойххо приучили к дневному свету. Как это сделали рудокопы, которые во всех повестях (особенно в третьей) с трудом переносили солнечный свет?
  • Не совсем противоречие, но… Как же так получилось, что воинские навыки Ментахо в четвертой повести «всплыли в памяти» (учитывая то, что напившийся «водички» начисто забывал прошлое, если ему не напомнить), а собственно благородное происхождение — нет?
  • Опять же, не вполне ясно, КАК, БЛДЖАД, Урфин Джюс раздобыл нефть, которой заправлял спизженную у Чарли Блека зажигалку. Причём в тексте явно указывается на «бутылочку светлой нефти» — а стало быть, априори не сырой.
  • Олсо, неясно, как тот же самый Гудвин добыл водород для своего возвращения в Канзас.
  • Если у дуболомов весь характер в лице, то почему же тогда Тилли-Вилли не был кровожадным психом, с его-то физиомордией? С другой стороны, ОБЧР и без порошка справился. Может быть связано с тем что Чарли, по собственному признанию, при сборке тщательно промывал мозги всем деталям.
  • Мигуны по праву считались замечательными инженерами и мастеровыми, но почему-то в первой повести не могли взломать замок на клетке со Львом, хотя в четвертой им это ничего не стоило. Всё-таки, есть разница между просто сложным механизмом и механизмом, сдобренным недоброй магией (хотя согласно тексту, магии у Бастинды к тому времени ни хрена не осталось). Единственное объяснение — мигуны боялись Бастинды.
  • Когда в первой повести друзья вытаскивали Льва из макового поля, странно, что мыши не заснули.
  • Неясно, в каком, вообще, году живет Элли: Чарли уж очень сильно смахивает на моряка веков этак 17-18 (да и деньги исчисляет в монетах), а Фред конструирует механических мулов и взрывчатку.
  • Напрашивается вопрос — а так ли уж нужна вся эта система заведения механизмов у Тилли-Вилли, тот же Железный Дровосек обошелся без нее, будучи так же собранным. С другой стороны — не стоит путать киборга, или даже скорее кимека с изначально сплаттерпанк-автоматоном. С третьей стороны — инженеры всё-таки были разные. И потом — системы самоподзавода существуют и ИРЛ, так что невозможно исключить, что Дровосек после киборгизации обладал таковой по умолчанию. А стало быть, вопрос надлежит ставить иначе: какого хера ОБЧР был вынужден прибираться в собственной конструкции за «папой Чарли»?
  • В первой повести было сказано, что в лесу, который освободил Лев, не было львов, как же Лев впоследствии обзавелся женой и детьми?
  • В четвертой повести говорится, что Железного Дровосека не смог бы выдержать ни механический мул, ни живой. В первой же повести Трусливый Лев смог не только выдержать Дровосека, но и перепрыгнуть вместе с ним через овраг. Более того — на летучей обезьяне в Изумрудный Город он летел верхом.
  • В той же четвертой повести мулы преодолели камни Гингемы, пусть и с небольшой неприятностью. По-видимому, двигло у рамерийских геликоптеров было слабее мулов? Впрочем, как ясно из текста, вертолёты были привезены на землю в разобранном виде — это же не «Аватар» какой-нибудь. А стало быть, скорее всего являлись облегчёнными по максимуму летающими микролитражками.
  • И снова о камнях: как же сам Гудвин попал в Волшебную Страну, при оных?
  • Судя по всему, фауна на Рамерии не слишком-то отличалась от земной, раз рамерийцы были знакомы с попугаями и прочими представителями животного мира «Беллиоры».
  • Почему-то Волков дал имена многим второстепенным и совсем уж незначительным животным, а Лев так и остался безымянным, как, кстати, и Дровосек, учитывая то, что последний вообще человек.
  • Похоже, Волшебная страна была не единственной волшебной страной, иначе никак — кроме как посредством пресловутых нефилимских блудней не объяснить, откуда научились колдовать Гуррикап, Арахна, её мать, да и Гингема, Бастинда, Виллина со Стеллой, ибо ни один из них не был рожден в Волшебной стране. Причем Гуррикап ВНЕЗАПНО пиндос (во всяком случае, по факту отсутствия указаний на иные варианты).

Справедливости ради стоит сказать, что мелкие недочеты в книге фактически незаметны и обедню не портят.

Так чем же все-таки лучше оригинала?

Несмотря на то, что Волков очень тщательно скопипастил Волшебную страну со Страны Оз, сказки о последней явно проигрывают савецкой гексалогии. Вот некоторые причины:

  • У Баума противоречий не заметить просто нереально: в Стране Оз бессмертны все: никто не стареет и не умирает. Возникает вопрос, как и чем питаются хищники в стране (если допустить, что люди все как один веганы)? И как же состарилась та же Момби? Как же получилось, что законным правителем Страны Оз был Пастория, хотя Изумрудный Город построил именно Волшебник? Как же получилось, что Волшебник в «Волшебстве Страны Оз» колдовал, хотя сам признавал, что он не волшебник? В «Стране Оз» объяснили, откуда взялась Озма, но как же она правила страной многие тысячи лет? Короче, подобной хуйни хватало.
  • Баум помимо страны Оз напридумывал еще подобных стран: Эв, Ип, Остров на небесах и т. д, которые особо ничем не отличались от Оз. С некоторыми персонажами тоже фантазия отказывала, а заполнить пустоту чем-то было надо. Волков же подобной хуйнёй почти не страдал, разве что позаимствовал однократно Лисье Королевство — но и то строго в рамках проходной локации внутри самой ВС.
  • Волковские скопипащенные персонажи смотрятся гораздо лучше оригинальных: в частности, волковский Страшила понтовался обретенными мозгами очень редко, в отличие от оригинального, да и Лев у Волкова был после первой повести Смелым, в отличие от своего баумовского собрата. А Ник-дровосек действительно был похуистом без сердца.
  • Волков, в отличие от Баума, не скатился в сраное говно (хотя злые языки утверждают, что если бы Волков был жив, то мог бы), даже несмотря на некоторую фэйловатость последних повестей гексалогии.
  • Если говорить в целом, то само повествование гораздо интереснее: достаточно сравнить любой эпизод «Волшебника Изумрудного Города» с оригиналом, разница очевидна.

Впрочем, нельзя сказать, что баумовский креатифф недостоин внимания: если не сравнивать с Волковым, можно получить вполне читабельные сказки.

Варианты

Скорее в машину, Лев, это же Тотошка!
Королева Рамина и её подданные — сферические мыши в вакууме.
Мой сосед Чучуло

Первое издание книги случилось в 1939. Вторая версия вышла аж в 1959, в неё были внесены многочисленные изменения; по мнению Википедии — ради того, чтобы улучшить связь с созданными к тому моменту продолжениями. Непонятно только, какими, если «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» появится только через пять лет. Есть мнение, что Волков просто старался уйти от текста Баума подальше и заредактировал копипасту до неузнаваемости, ибо с каждым изданием количество отступлений от оригинала увеличивалось. Третья появилась ещё позже, в ней добавилось мелких особенностей и имен собственных, зато исчезли слоны. С вероятностью в 95% эту версию ты, дорогой друг, и читал. Однако анонимус, у которого было более раннее издание, считает, что упомянутые мелкие особенности на пользу не пошли: если добавленные имена собственные вполне себе доставляли, то дописанные реплики Страшилы смотрелись нелепо.

СССР в процессе экранизации довольно-таки уверенно схалтурил. То ли все годные мультипликаторы были заняты каким-то винраром, то ли не хватило рублей в бюджете, но мульт доверили той же команде, что и две первые части «Незнайки». Конечный итог, как нетрудно убедиться, получился советско-кукольным. Отсюда — самоходные плюшевые игрушки, дёргающиеся аки Пэйнис Капкейк: мертвенно-бледная Элли, похожая на малолетнюю Неми в одних трусах, Страшила, напоминающий скорее Тоторо в канотье, нежели огородное пугало — и прочий АдЪ и Израиль.

Звуковики пытались вытянуть ЭТО всеми возможными и невозможными средствами, снабжая винрарами, наподобие ариозо Саблезубого Тигра™, в которой он приглашает пати отдохнуть в прекрасном лесу — «случайно» оговариваясь через каждые три слова, что имеет на них гастрономические планы: то какие-то «кости» по Фрейду промелькнут, то вообще беспалевно споёт себе под нос «Съем, съем…», но надо ли говорить, что спасти творящееся на экране восстание текстильного вторсырья было уже невозможно?

А позже случилась и откровенно малобюджетная киноэкранизация, с деревянной Элли, переигрывающими актёрами и нищетой, бьющей в глаза из каждого эпизода. Чего стоит только сцена с исполнением желаний Гудвином, в которой ЛевЪ осушает до дна пустой бокал. Но это же девяностые, хуле там — тогда и не такое снимали.

Фанфики

Главный пейсателем фанфиков в этой стране считается некий Сухинов, написавший в конце 90-х — начале 00-х около десятка оных, которые неожиданно доставили всем трём с половиной анонимусам, которые их читали, и совершенно не доставили другим трём с половиной. А разгадка проста: ну не похожи сухиновские персонажи на самих себя, что уж тут поделать. Хотя, как и во многих других случаях, если рассматривать этот креатифф как самостоятельные произведения, то вполне можно проникнуться.

Можно припомнить и вполне себе публиковавшегося лет на 8-9 ранее Юрия Кузнецова, наплодившего штук этак с пять сиквелов. Следуя актуальным в то время тенденциям, тема рамерийцев раскрыта чуть менее, чем полностью (спойлер: Гуррикап — инопланетянин!). Интересующимся — луркать в сети «Изумрудный дождь» и иже с ним.

Похожие примеры

Примеров того, как импортную сказку перерабатывали для советского читателя, достаточно мало. Но они есть:

  • «Буратино» Толстого, в девичестве «Пиноккио» Карло Коллоди. Классик перерабатывает классика, сократив в два раза, выкинув всё католическое нравоучение и приделав главгерою постоянный длинный нос. Шедевр, ибо Толстой, только не Лев, а Алексей Николаевич.
  • Пример того, как НЕ нужно пиздить западный контент — «Таня Гроттер и %subst:item%» от Дмитрия Емца. Палево из «Потного Гарри» видно за километр, а попытки закосить под пародию жалки. Конец немного предсказуем: книжка запрещена в просвещённых европах. Очень коррелирует с тем, что Емец — совсем даже не Толстой, а второй вариант каноничной дилеммы. Сюда же стоит отнести «Порри Гаттеров», «Парри Готтеров» и прочие потуги плагиата под видом юмора. А то изанимательного нердизма™.
  • Прозаический «Доктор Айболит» Чуковского. Примечательно, что до этого добрый доктор лечил зверей уже 10 лет в стихах того же автора, в оригинальности которых никто не сомневается. Когда же решили издать у нас «Доктора Дулитла» буржуйского писателя Хью Лофтинга, не нашли способа лучше, чем переписать книжку под «новые приключения Айболита». Аналогично пострадал и Винни-Пух, хотя там был вполне честный перевод; это не спасло его от появления «Хрюни» и прочего рака.
  • «Старик Хоттабыч» Лазаря Лагина и «Медный кувшин» Ф. Энсти. Не копипаст, не перевод и не пересказ (у Энсти главгерой вообще взрослый клерк), но саму идею с джинном и пару комических сцен Лагин попользовал.
  • Часто упоминается, будто Незнайка спизжен с персонажа, придуманного канадцем Палмером Коксом. На самом деле, искать сходство надо под мощной лупой, ибо единственное, что совпадает — общие черты характеров героев, да ношение шляпы. А вот то, что самого Кокса обрабатывала наша Анна Хвольсон и ею Носов вдохновлялся — факт. Но сами носовские книги на копипаст уже не тянут.
  • «Голубятня на желтой поляне» Командора. Отпетые хувианы могут с лёгкостью наСПГСить в книжке не менее, чем скрытый фанфик на «торчвудский франчайз». Якобы в трилогии те, кто велят слишком уж напоминают Автонов и Нестин. Тем более, негуманные кракозябры из Доктора были замечены на многие годы ранее — а ВПК, будучи отнюдь не невыездным, запросто мог-таки углядеть где-либо серию-другую классики. Строго говоря, в этом сходства именно что намного больше, нежели различий — хотя в остальном «Голубятня…» вполне себе самостоятельное произведение.

Моар примеров здесь

Галерея

Ссылки

Books1.png Волшебник Изумрудного города имеет отношение к писанине, но ты же ниасилил?
Писательская среда  АвторыАудиокнигаЖурнализдЛитературный негрМашинный переводНадмозгНачинающий писатель
Писательские приемы  Catch phraseOne-linerДискурсРерайтингРояль в кустахСиндром Поиска Глубинного СмыслаСпойлерСтёбХэппи-энд
Жанры  X for DummiesДетективПирожкиПостмодернизмСлешФантастика (Зомби-трэшКиберпанкКосмическая операПопаданствоПостапокалипсисСтимпанкФэнтези) • ФанфикХроникиШиппинг
Произведения  19849600 бод и все-все-всеDOOM: Repercussions of EvilRaildexSICPThe Road (Маккарти) • Американский психопатБожественная комедияВойна мировВолшебник Изумрудного городаГарри ПоттерГолодные игрыДети демократииДракулаДругие действияЖестокая ГолактикаЖук-антисемитЗагробные колыбельныеЗемля СанниковаКак поддержать беседу с мозгоёбомКнига ВелесаКрасные дьяволятаМеланхолия Харухи СудзумииМир-КольцоМятеж на «Баунти»Незнайка на ЛунеПесни ГиперионаПеснь Льда и ПламениПоваренная книга анархистаПовелитель мухПолный rootПризрак ОперыПростоквашиноРеквием по мечтеРоза мираРоссия в 1839 годуСвященный АхредуптусъСемь красных линийСказ про Федота-стрельца, удалого молодцаСолярисСумеркиСтрах и ненависть в Лас-ВегасеТёмная башняТрактат о любвиТри мушкетёраХудеющийЧеловек-невидимкаШулхан Арух
Персонажи  Алиса СелезнёваБармаглотБлагородный дикарьВинни-ПухГамлетГаннибал ЛектерКарлсонКозьма ПрутковКолобокКрапивинский мальчикКрасная ШапочкаКтулхуЛука МудищевМэри СьюОстап БендерПеппи ДлинныйчулокПоручик РжевскийСемецкийСнаркХоджа НасреддинШариковШерлок Холмс и доктор ВатсонШтирлицЭдип
Литературные мемы  42Уловка 22А был ли мальчик?Банановая республикаБессмысленный и беспощадныйБлагородные доныВау-импульсЗакон МерфиИ животноводство!И немедленно выпилИзвините за неровный почеркКлоун у пидарасовКонные арбалетчикиНа деревню дедушкеНаше всёПикейные жилетыПирдухаПушечное мясоСумрачный тевтонский генийТакие делаЧеловек и пароходШелезяка
Места в интернете  boЛибрусекЛитпромЛитресСтульчик.нет
Критика  Где и в какой книге Кастанеда пишет об этом?Книга лучшеНе читал, но осуждаюЧукча не читатель
Очепятки и обшибки  АбанаматДонки-хотКузинатраОдномудОна металась, как стрелка осциллографаУ ней внутре неонка