Личные инструменты
Счётчики

Дурдом

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
«

Я отвалялся там 25 дней, 25 экзаменов, 25 пожизненных, Дурка? Ну что могу сказать о ней Она как и грибы — тема на любителя.

»
Ноггано, «Дурка»

Дурдом (англ. The Asylum, также сумасшедший дом, бедлам, жёлтый дом, кащ, психиатрическая лечебница, дурка, психушка, клиника, Кащенко, Канатчикова дача, Белые столбы etc…) — любимое место пребывания Анонимуса.

Содержание

[править] История

«

Пациенты — это не более, чем отбросы общества. Единственная польза, которую они могут принести, — это помочь нам зарабатывать на жизнь и предоставить материал для изучения. В любом случае, мы не можем помочь им.

»
Зигмунд Шломо Фрейд

Когда деревья были большими, а клювы анонимусов — маленькими, в этой стране существовали специальные дома отдыха для людей с нестандартной душевной организацией. Такие нехорошие дядьки и тётьки верили в б-га, слушали развратную иностранную музыку и не верили в коммунизм,царя-батюшку или Яхве. Таким людям нужно было отдохнуть от действительности, скушать пару таблеточек и просто расслабиться. Иногда можно было расслабиться совсем, до полного состояния овоща.

Достигалось такое достаточно быстро — за каких-нибудь пару недель непрерывного интенсивного курса сульфозина[1], инсулиновых ком или какого другого универсального средства. Ведь живительную лоботомию в тоталитарном СССР запретили ещё в 50-е годы. И сюда проклятый Сталин дотянулся!

[править] IRL

На деле — все было немного иначе.

Дома отдыха назывались сумасшедшими (aka Психиатрическая больница) и находились в них вовсе не наполеоны из 6 палаты, а чаще категории граждан, страдающие:

  • Шизофренией 4 видов;
  • Биполярным аффективным расстройством (ранее известным под именем «маниакально-депрессивного психоза»);
  • Чрезмерным увлечением веществами (в том числе и алкоголем);
  • Старопердунизмом;
  • Откосизмом от армии или тюрьмы.

[править] Дурдом во времена Совка

В дурку при Советах клали либо людей с реальными психическими отклонениями (их во все времена хватало), либо алконавтов-суицидников-маразматиков. Изредка от простых советских граждан принудительно изолировали всяких несогласных с официальным курсом партии и правительства, тех кто восхотел эмигрировать из Советского Союза, неправильных художников, поэтов (было, было!) и других высокодуховных интересных личностей, дабы те не смущали быдло и не плодили новых сумасшедших. Некоторых толстеньких личностей забавляет тот факт, что многие из этих бедных-несчастных были вице-королями Индии с 18 и до окончания призывного возраста. Был даже изобретён специальный диагноз — «вялотекущая шизофрения». Причем изобретен он был, как ни странно, за пятьдесят лет до, немцем в Германии и существует до сих пор в МКБ под именем «шизотипическое расстройство».

К дурке можно было причаститься (да и сейчас можно) например, чтобы не пойти в армию (покоцать-порезать себе вены, заявить о депрессии и после 2-месячного пребывания в психушке получить военный билет с грифом 18А — т. e. психопатия), или не попасть под каток кровавой гебни. Но это было чревато:

  • Возможными проблемами с дальнейшим трудоустройством (на госслужбу, охранником или в серьезную структуру типа газпрома.);
  • Формально, непреодолимыми проблемами с получением прав (водительских, а вы про какие подумали?);
  • Формально, непреодолимыми проблемами с получением разрешения на оружие.

Для этого нужно лишь не симулировать позитивные (продуктивные) черты, а только негативные (дефицитные) (позитивные — глюки и бредовые идеи; негативные — депрессии, вялость, тупизм в голове и пр.), ну и просто прийти туда в неопрятном виде. Врач всегда сможет найти заболевание по своему вкусу. В крупных и средних дурках имеется отдельная палата для призывников. Подробнее о том, как косить.

Были и совершенно нормальные адекватные люди, в том числе простые работяги, которые уставали от идиотизма творящегося вокруг, лозунгов, починов, демонстраций и тому подобной хуиты (а также от жены и домочадцев) и ложились отдохнуть в дурку. При обращении в районный психдиспансер врач не интересовался истинными мотивами и не пытался выявить реальный диагноз — главное упаковать поциента, а там разберутся. Расчёты, принятые в таких случаях на Западе (стоимость содержания в больнице) во внимание не принимались. Психов можно кормить чем попало — главное изолировать от общества нездоровый элемент. Также в психушке находили себе пристанище всякие одинокие полубомжи на зиму — телевизор и кормежка.

[править] In present time

Дурики и алкаши в этой стране остались, и никогда не переведутся. Но наполеонов и битломанов стало меньше, а больше в такие учреждения попадают вполне заурядные граждане, из которых получаются вполне заурядные овощи. Сегодня контингент состоит из наркоманов, алкашей, отсидевших не по разу граждан, косящих от армии (а также закосивших уже в самой армии), детдомовских, малолеток-токсикоманов и прочих интересных личностей.

Также стоит сказать, что часть обитателей дурок — вовсе не больные, а просто неудобные пенсионеры, недавнишние обладатели квартир в Москве, коих ради получения оных списали в безнадёжно больных. Это печально.

Отдельной категорией являются те, кто ради откоса от армии и/или зоны готовы ссать под себя и имитировать создание вечного двигателя (но эти задерживаются, как правило, ненадолго).

Особый лулз состоит в том, что "белый билет, диагноз, отдыхай" и "признание юридической недееспособсности" между собой образуют огромную прослойку между двумя большими разницами и даже с реально поставленным диагнозом "параноидальная шиза" (есть такая), сезонными обострениями и просто душой пороховой бочки и пенсией инвалида 2-ой группы можно продолжать иметь ништяки вроде возможности взять кредит или трудиться помощником менеджера, а посему психи могут быть ещё и всё время „временно“ лечащиеся. А разгадка одна: инвалид на нелечении, которое называется "обследование". продолжает получать пенсию, лол.

При поступлении в дурку нужно помнить, что любой человек, даже пришедший туда своим ходом, даже попавший по ошибке, с первой до последней минуты пребывания считается конченым психом, поэтому не надо удивляться обращению на «ты», как и обращению «больной» в роли расово буржуйского «пациент» и т. д. Качать права себе дороже — вам на вполне законных основаниях могут засадить полный шприц аминазина в жопу и привязать к кровати. Попытки искать здесь справедливость автоматом записывают поциента в категорию буйных, ибо тупо не хотят рисковать.

Персонал глазами пациентов

Большинство персонала отличаются от пациентов только наличием халата. Медсёстры — в большинстве своём милые девчонки слегка за семьдесят, с лёгкой формой шизофрении, наложенной на старческий маразм. Чем меньше удастся с ними контактировать, тем лучше — сливают всю инфу лечащему врачу. Санитары — уголовного вида садисты, только и ищущие повод засадить вас в надзорку (палату усиленного наблюдения). Используют армейские приемы дедовщины. Врачи — коварные коршуны, которые видят во всех психов, даже за пределами больницы. Обязательно найдут у вас „социально опасную“ болезнь, будь вы хоть Папой Римским и Махатмой Ганди в одном лице. Более того, они этих Пап Римских вкупе с Александрами Македонскими и так каждый день видят. Ты ещё хочешь откосить от армии по дурке?

Вопреки распространённому мнению, в наших палатах никого не запирают. Более того — в палатах вообще нет дверей, одни широченные проёмы, чтобы поциенты не закрывались и были всегда на виду. Впрочем, судя по наличию петель или оставшихся после них следов, двери когда-то были. Обычное психиатрическое отделение представляет собой длинный узкий коридор с палатами без дверей, в конце которого находятся туалет и курилка. Местами туалет выступает в роли курилки, что порой приводит к идиотизму: к примеру, некурящий человек может захотеть пойти поссать, и едва лишь завидев его траекторию по направлению к сортиру, местные чайки набигают посмотреть нет ли у него сиги. Отдельные типажи, например, могут вообще по нескольку часов косплеить что они сидят и срут, с одной лишь целью стрельнуть сигарету.

Проектировали некоторые вещи, судя по всему, сами пациенты: планировка некоторых отделений бывает просто абсурдной. Справедливости ради отметим, что четверть больниц составляют пожертвованные/завещанные дореволюционной Церкви оторванные алыми революционерами усадьбы, а треть больниц вообще были рассчитаны при Хрущёве на изоляцию совсем уж громких умников, коим не хватило лагеря.

Часто по ошибке считают психушкой два вида заведений, которые таковой не являются. Первый - это наркологическая больница. Хоть по условиям и порядкам похожа на психиатрическую, но это таки другой сорт говна. Психов там нет, лежит 90% алкоголиков и 10% наркоманов, годами никого не держат, на учёт у районного психиатра потом не ставят (зато ставят у районного нарколога) и в целом всё мягче. Второй - это психиатрический стационар закрытого типа, или, на языке врачей, просто спецстационар, куда отправляют по приговору суда совершивших преступления психов. Там хоть психиатры и имеются, но это, по сути,самая что ни на есть тюрьма, только с дополнительными опциями дурдома. Охраняется не гражданскими санитарами, а сотрудниками ФСИН, и к сферической дурке в вакууме имеет лишь косвенное отношение.


[править] Как выжить в дурке

Если вы попали в дурку, нужно твёрдо усвоить следующие вещи:

  • Для персонала вы по умолчанию такое же говно, как вон тот какающий под себя и пускающий слюни дедушка с маразмом Альцгеймера. И с точки зрения бюджета всё точно так же. Чтобы доказать обратное, должна пройти не одна неделя. Если убедятся, что вы более-менее нормальный, это даст профит в виде выполнения мелких поручений, связанных с выходом на улицу (любой выход за пределы отделения — привилегия и кайф, вы поймёте это очень быстро).
  • В отделении свои законы, надо уметь постоять за себя, при этом не давая поводов местным модераторам в белых халатах забанить вас на пару дней при помощи аминазина (самое популярное карательное средство после отмены сульфозина, хотя тошнотворный галоперидол тоже канает на ура).

Врачам ни в коем случае не следует изливать душу, психиатр — это не психолог, у них даже предметы в медвузах разные. При беседе с психиатром помните: вы хорошо спите, у вас ровное настроение, вам никогда не хочется никого убить, вы никогда не видели ничего странного или необычного, вы не верите в Бога (или лучше сказать «что-то там есть, не вникал»), не боитесь темноты, высоты, мышей и лягушек и вообще — вы самый обычный человек с самой среднестатистической психикой.

Так как психиатр заранее не готовится быть психологом, то вместо этого он на любое ваше слово по инструкции ответит порцией вещества. Если вы скажете, что вчера плохо спали, вам назначат какое-нибудь убойное снотворное. Если вы расскажете о том, как весело бухнули в последние праздники — вас запишут в алкаши. Если вы скажете, что вон та трещина на потолке формой напоминает змею — так и запишут: «видит на потолке змей».

Конечно, администрация дурки (в целом) заинтересована в том, что пациентов было поменьше — меньше народу, больше кислороду. С другой стороны, если недолеченная интересная личность устроит что-то вроде обливания дверей бензином по месту жительства, проблемы будут в т.ч. и у медперсонала дурки, где оная личность лежала. Поэтому чем тише, спокойнее и адекватнее пациент, тем больше у него шансов выйти через пару дней с заветной бумажкой.

Каждый же отдельный лечащий врач, наоборот, хочет побольше поциентов. Дело в том, что им доплачивают в зависимости от количества закреплённых за ними психов. Поэтому мечта любого психиатра в стационаре - больше поциентов с меньшим количеством проблем, которых можно не вызывать неделями и месяцами. Отсюда и берутся все эти бомжи, ложащиеся в дурку каждый год с ноября по апрель - время, когда не очень комфортно спать под кустом и распивать боярышник на лавочке. Такие обычно ложатся в одно и то же отделение, где их знают - им даже косить не надо. Психиатр заводит на него историю болезни, пишет туда что хочет и за несколько месяцев не вызывает его не разу. Можно назначать, но не давать любые лекарства. Медсёстры и санитары тоже довольны такими поциентами - охотно моют полы за сигаретку, бегают в другие отделения по любым поручениям (можно не бояться, что сбежит), помогают усмирять буйных. Весной такого поца отпускают на ежегодное летнее собирание бутылок и распитие боярышника, а с наступлением холодов он возвращается.

Приведённый выше пример - яркое подтверждение того, что дурдом - скорей что-то среднее между тюрьмой и санаторием, чем больница. Поймите: если у вас и есть проблемы с психикой, дурка — это точно не то место, где вам их вылечат. Ваша задача — выйти отсюда как можно быстрей, получив как можно меньше веществ и контактируя с как можно меньшим количеством людей. Впрочем, если крыша поехала всерьёз и вы даже ходить не можете или в припадках бьётесь, закосить под нормального всё равно не удастся, и возможно, вас таки вылечат. Божитесь врачам, что дома будете соблюдать режим, не будете даже пытаться запивать тарелки алкоголем, пообещайте регулярно отмечаться у эскулапов и долечивайтесь дома, в тепле и уюте.

Сбегать оттуда не нужно: это обернется еще большим количеством проблем в будущем. Но если все-таки приспичило удариться в бега, то флаг вам в руки — в большинстве заведений сбежать не легко, а очень легко, особенно если вы нормальный, здравомыслящий человек. Хотя что делает здравомыслящий человек в дурке — тот еще вопрос.

Вопреки распространенному мнению, жить в дурке можно. Только звучит это примерно так:


[править] Персонал

Durdom personal.jpg

В сферической психбольнице присутствуют свои колоритные персонажи:

  • Главврач — насяльника, хозяин и властелин дурдома. Как и любой психиатр, узрит больного в любом прохожем, на себя похожем, да и непохожем тоже. Может найти болезнь по своему вкусу у любого, свято верит, что абсолютно здоровых людей не бывает, обладает зашкаливающим ЧСВ. По своему упоротому велению и ебанутому хотению может росчерком своего пера признать конченным психом любого вменяемого человека (чем часто пользуются криминальные и специальные структуры), а также назначить любое, даже не самое гуманное лечение любому не понравившемуся поциенту.
  • Лечащий врач — собственно сферический психиатр в вакууме, следит за психическим здоровьем вверенных ему поциентов и прописывает каждому индивидуально нужное лекарство, так же по совместительству может подрабатывать психиатром как в местной полуклинике, так и в военкомате во время призыва. Хуй пойми чем руководствуясь, может рандомно как заклеймить какой-нибудь среднепаршивой болячкой совершенно адекватного человека, так и дать добро на вождение автомобиля, ношение травмата или короткоствола конченому психопату. Впрочем, за мзду может помочь и откосить от армии.
  • Санитары — крепкие громилы или жилистые шаромыги. В дурку, как правило, идут работать откинувшиеся зеки, либо понаехавшие колхозники, есть и те, кто отбывает исправительные работы. Живут либо в ведомственной общаге, либо в подсобке внутри психбольницы. ЗП крохотная, график удобный (сутки через трое), полномочия и обязанности широкие — от надзора за поведением поциентов, до уборки говна за ними, отчего они всегда злые и гуманным отношением к поциентам не отличаются.
  • Медсестры — чаще всего жирокомбинаты средних и преклонных лет, крайне редко молоденькие девушки. Ставят уколы, дают живительные колёса, как и санитары, относятся к пациентам как к животным, впрочем, могут и угостить витаминкой. Ежели чего увидят и чего услышат, немедля сообщают лечащему врачу, а также служат глазами и ушами главврача.
  • Охранник — пожилой дед, либо жлобовидный мужик средних лет, часто работает в одиночку на КПП, блюдя пропускной режим на территорию психушки. Реже сидит у входа отдельно взятой палаты и обходит периметр; с поциентами почти не контактирует, побегам поциентов препятствовать не может как теоретически (не имеет права задерживать), так и практически (очень часто работает без оружия, изредка вооружён электрошокером, дубинкой или перцовкой), да и не хочет (считает это вотчиной санитаров), однако, будучи толсто затроллен поциентом, может его таки и хорошо отпиздить. К слову говоря, при совке в психушках и отделениях с интенсивным наблюдением охрана была возложена на сотрудников местного РУВД. После развала совка под стоны либерастов охрану убрали, и буйные психи стали сбегать, воровать и убивать. Сейчас же данный баг профиксили, и подобной хернёй стали заниматься вертухаи из ФСИН.

[править] Советы начинающим психам

Если тебе вдруг понадобилось отлежать в этом замечательном заведении, запомни следующие правила:

  • Непосредственно перед тем, как лечь туда, основательно подготовься. Никаких айфончиков и интернетов там нет, поэтому тащи с собой все, с помощью чего можно безболезненно промотать время: книги, журналы, кубик Рубика, тетрис, возможно, небольшой карманный радиоприемник, батарейки к нему, etc. Скучно там будет в любом случае.
  • Бери с собой минимум вещей (не считая предметов, перечисленных в первом пункте) — мыльно-рыльное, одна пара трусов, одна пара носков, тапки. Трусы-носки можно не брать вовсе, там выдадут, если, конечно, не брезгуешь донашивать белье какого-нибудь обосранца из пятой палаты. Туалетку тоже можешь не брать, там выдают.
  • Сиги при вступлении в нестройные ряды больных отбирают, поэтому лучше сразу спрячь и проноси тайком.
  • Захвати с собой приправ. Местная пища очень скудна, хоть посолишь ее.
  • Если ты косишь от армии, расслабься: за тобой никакого особого контроля не будет. Главное — не выебываться, не забивать на правила дисциплины и не нарушать режим, ибо это чревато вылетом оттуда с железной справкой «годен». С солдатами та же история, разве что вылетят они в часть, где их будут нещадно ебать.
  • Старайся идти на все рабочки, это основательно облегчит тебе жизнь: во-первых, будет быстрее пролетать время, во-вторых, более лояльное отношение санитаров к тебе, в-третьих, дополнительная возможность выйти на улицу. Кроме того, нередко за такие работы можно получить дополнительное питание или деньги на свой счет, за которые ты потом сможешь заказать себе ништяков.
  • Не вздумай толсто троллить больных, находящихся там. Хуй знает, что им в голову взбредет, а виноват будешь ты.
  • И вообще, с ними лишний раз лучше не связываться, а делиться с ними какими-то секретами вообще противопоказано: держать язык за зубами они не умеют, стукачат обо всем санитарам за сигаретку. Поэтому, если рассказал какому-нибудь старожилу о заныканной у тебя под матрасом пачке сигарет, а потом к тебе в палату нагрянет злобный санитар с целью обшмонать — прими это как должное.
  • Если ты вдруг не местный (отправили с воинской части на ВВК) — туси с военкоматчиками. С помощью передачек им попадает множество ништяков, типа пельменей, самсы, сигарет, газет-журналов, шмали, и тебе тоже может перепасть кусочек.
  • Передачки бери строго на одного — чайки заебут. Ну, если тебе не жалко, конечно.
  • В отделениях частенько околачиваются гопники, находящиеся на принудительном лечении или просто от ментов скрывающиеся, поэтому не мешало бы перед погружением в бездну малесь наблатыкаться в понятиях и фене.
  • Вообще, помни, что ты туда пришел не качать права, не ржать со психов и не пиздить у них колеса, а просто отлежать и получить справку/отсрочку/военник/удовольствие. Будь тише, не выделяйся, не истери и не веди себя как «местные», и все будет заебись.

[править] В интернете

  • Слово «Дурдом» используется как уменьшительно-ласкательное название интернет-провайдера Дом.ру, точнее бренда, под которым эти хаббардисты продают людям интернет.
  • Словом «Дурдом» обозначается нескончаемое шоу «Дом-2» по причине морального превращения участников в поциентов психушки.
  • Дурдомом хомячок называет обычно срач, в котором, по его мнению, все очевидно.

[править] Со стороны медиков

b
Настоящие поциенты в очевидном шоу

У людей, отягощённых скальпелем/стетоскопом, с дурдомами отношения особые. С самых юных лет они должны постичь все прелести общения с душевнобольными, пройдя в сем заведении курс по психиатрии. Разумеется, в неопытные руки новоявленных мозговедов тяжёлые случаи попасть не должны, и препарировать душу доверяют лишь тем, кто уже либо встал, либо подошёл к пути излечения мятущегося духа. Однако и с этих экземпляров можно получить тонну лулзов, умело тролля жертву вопросами. Отдельно взятые экземпляры (например, сюсюкающие педиатры) рискуют получить совсем не лулз, а дополнительные страдания на свою голову, излишне серьёзно воспринимая вытролленный бред.

[править] В культуре


[править] Срыв покровов с конкурентов

b
Ничего личного, просто — бизнес. Толпа идущая под знаменами «FAP» и укол спиртом в голову присутствуют..

В 6-м году от начала правления Лучезарного, в Пиндостане саентологами выпущен в свет фильм «Психиатрия: индустрия смерти», документал о реальном положении дел в заокеанской психиатрии. Амерканские психиатры, на самом деле — расчётливые циничные бизнесмены, который год успешно обдуривающие, на пару с фармацевтами, весь белый свет, своим бредом, выдаваемым за новейшие методики «лечения» и объяснения происхождения недугов. Которые также любят насиловать пациентов обоего полу, и не только. Кроме традиционного гадость-перидола, применяют удаление лишних мозгов, электрошок и прочие кошерные рецепты доктора Менгеле.
А в сраной Рашке даже живительная лоботомия была запрещена тоталитарным сталинским режимиом ещё в 50-е.
В сети также ведёт свою деятельность «Научная Антипсихиатрия», обличающие официальную психиатрию. Действует юридическая помощь тем, кто хочет потроллить психиатров ИРЛ — ГКПЧ, с гордостью сообщающая на своем сайте, что основана все теми же известными церковными правозащитниками им. Хаббарда. ГКПЧ ещё проводит просветительские фотовыставки «Психиатрия. Индустрия смерти».

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Строго говоря — ни разу не психокорректор, а масляная суспензия серы. Вкалывается звёздочкой: под лопатки+крестец+ладони+пятки. По утверждениям бывалых и тёртых — « боль такая, что сгрызаешь собственные зубы». Плюс повышение температуры выше 47,5˚.
  2. Высоцкий лежал в Кащенко в 1971, в отделении для буйных шизофреников, песня же написана в 1977. Кстати, сам он был отнюдь не шизофреником, а страдал тяжелым МДП, который тогда лечить толком не умели, да и сейчас не шибко умеют. От последствий оного, собственно, и умер…
  3. Перевод названия представляет сложную задачу для надмозга, ибо на самом деле, это строчечка из детской считалочки, написанная четырехстопненьким хорейчиком. „Над кукушкиным гнездом“ наиболее точно попадает в размер, хотя считалка в целом все равно хромая.