Личные инструменты
Счётчики
В других энциклопедиях

Збигнев Бжезинский

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
«

Несомненно, Россия и Китай относятся к числу держав, болезненно воспринимающих гегемонию Америки.

»
— Сабж
Он смотрит на тебя, как на русского недочеловека, который что-то от него скрывает

Збигнев Бжезинский (рас. пшек. Zbigniew Brzeziński, пер. с рас. пшек. Березовский, бешеный Збиги) — эпичный американский русофоб 80-го уровня (левел-ап отметил в 2008 году), тролль и лжец польского разлива, идеологический враг № 1™ как той, так и этой страны, и просто хороший человек. От одного упоминания его имени патриоты со стажем начинают производить шлакоблоки с космической скоростью: трудно найти человека, которым был бы ими ненавидим больше, чем он.

Содержание

Путь к славе

Собственно, сам путь нашего героя начался с его рождения в семье польских аристократов. Сам Збышко всегда говорил, что родился он в Варшаве, однако злые русские языки утверждают, что таки родился будущий титан геостратегии и геотактики в польском консульстве Харькова. Но его предки решили прописать его в Польше, чтобы не портить ребёнку биографию (кстати, его отец был одним из тех, кого в СССР ласково звали фошыстской гнидой). И это как бы говорит нам, откуда истоки его ненависти к русским. Когда же понаехавший в Канаду юный Збигнев закончил местный университет, перед ним встал вопрос «Что же делать дальше?». Этническое происхождение, частые контакты с «канадiйскою дiяспорою справжнiх поляків», а также потребность тогдашнего Запада в ымперцах давали очевидный ответ на данный вопрос.

Первым его опусом на ниве политики и идеологии стала его докторская работа[1], в которой он умело лизнул жопу самой любимой теме американских реднеков (из которых ректорат Гарварда на тот момент состоял чуть менее, чем полностью) — демократию, — популярно рассказав о том, что такое «тоталитаризм» на примере СССР, а также почему это плохо. ЧСХ, в этой работе тему коммунизма/социализма (очень популярную в то время в студенческих кругах) поциент особо и не цеплял, сконцентрировавшись в основном на теме «как страшно жыть при Сталине без демократии». В итоге своего вполне добился — размякшие от удовольствия преподдаватели тут же предложили ему Гарвард не покидать, а вместо этого заняться преподавательской деятельностью, прочищая мозги учащимся.

Великая Шахматная доска

Одно из его главных достижений. Собственно, книга неплохая. Почти. Вернее, первые страниц сто. Примерно до 90-й страницы идёт краткий экскурс в историю от Древних времён до современности, с ненавязчивым объяснением, почему Америка труЪ. Чем дальше от начала, тем объяснение становится менее вменяемым, а градус неадеквата возрастает пропорционально увеличению порядкового номера страницы. Уже после ста страниц становится невыносимо и — ну ты понел… России в сем эпическом труде посвящена целая глава с красноречивым названием «Черная дыра».

Отношение к Совку и Рашке

«

К сожалению, у вас есть тенденция рассматривать любые критические замечания как враждебные. Вам следует избавиться от этого комплекса.

»
— Збиг

Характеризуется смесью польской истеричности и американского эгоцентризма. Именно это и делало его высеры такими годными для вброса как в стан поцтреотичной общественности, так и в клоаку либерастов, хотя на самом деле русофобия старины Збышека весьма преувеличена, либо же его придется признать не только «русофобом», но и «германофобом», «японофобом», «китаефобом» и вообще интересной личностью. По сути своей Бжезинский не столько русофоб, сколько самый что ни на есть великодержавный поцтреот своей Великой Империи, чего он сам особенно и не скрывает, приводя для США вполне конкретные аналогии:

...три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров...

Бжезинский

Ссылки

Примечания

  1. Среднестатистическому посетителю и уж тем более завсегдатаю Луркоморья, преисполненному духа местного технофашизма и презрения к гуманитарным наукам, трудно понять тот факт, что докторская по философии — пусть и не доказательство гипотезы Пуанкаре, но все-таки и не хуй собачий, особенно в те годы.


Это незавершённая статья. Вы можете помочь, исправив и дополнив её.