Персональные инструменты
Счётчики
В других энциклопедиях

Иностранный легион

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
«

Наши старшие товарищи сумели умереть За славу Легиона, Мы тоже все погибнем, если надо, Следуя традиции.

»
— Отрывок из «Le Boudin», официального марша Легиона
«

The French are cowards. That's why their best soldiers are foreigners.

»
— Анонимус
Они самые

Иностранный легион (фр. Légion Étrangère) — войсковое соединение, являющееся частью вооружённых сил Франции. Примечательно набором в свои ряды людей из любой точки планеты, запредельным уровнем подготовки и полным бесстрашием в бою. Благодаря этому Легион пользуется дурной славой среди обывателей и романтически-мистической репутацией среди всевозможных милитарифагов.

Содержание

[править] Как всё начиналось

На дворе стоял 1831 год. Новоиспеченный король Франции Луи-Филипп I размышлял о том, как бы подольше удержаться на троне и заткнуть рты оппозиции. Не придумав ничего лучше, чем расширение границ французских владений в Северной Африке за пределы недавно покорённого города Алжир, он обнаружил, что его войско слишком мало для этой цели. Дела у Франции в то время шли неважно — после революции 1830 года и до коронации Луи-Филиппа делами заправляло хлипкое временное правительство, уверенность в завтрашнем дне среди населения отсутствовала напрочь, а по дорогам шаталось великое множество проходимцев непонятного происхождения, донимавших честных граждан. Решив убить двух зайцев одним выстрелом и учитывая неудачный опыт прошлых веков, король объявил о создании новой армии, в которой под чутким руководством наполеоновских офицеров позволялось служить уроженцам любых европейских государств, а также французам, имевшим нелады с законом — всё это при условии, что армия никогда не будет использоваться на территории собственно французской метрополии. Уловка сработала на отлично: привлеченный халявной едой, крышей над головой и перспективой французского гражданства сброд валом повалил к вербовщикам. Те не спрашивали даже имён интересующихся — достаточно было иметь при себе все конечности, не быть больным какой-нибудь пиздецомой и знать, за какой конец держать ружьё. Вскоре первые корабли с легионерами вышли из города Тулон в Алжир, укрепив удерживавшие город регулярные войска и запустив процесс колонизации окружающих территорий.

[править] Легион разбушевался

Вьетнам, 1952 год. Имеются все основания полагать, что домой из них не вернулся никто

К всеобщему удивлению, легионеры прекрасно проявили себя в Северной Африке, отличившись совершенной безбашенностью (а что им было терять-то?) и крайней жестокостью при усмирении восстаний местных арабов, попортив немало крови их лидеру Абд аль-Кадиру. Окрыленные неожиданным успехом, французы уже спустя четыре года одолжили Иностранный легион занятым гражданской войной испанцам, рассчитывая получить профит в виде более лояльного Франции монарха в случае победы. И таки не прогадали, хотя легионеры полегли почти в полном составе — из 4000 вернулось 220 (!).

Несмотря на это, с тех пор слава и полезность Легиона начала расти как снежный ком, благо в добровольцах недостатка не было. Стоило Франции ввязаться в очередную драку, как тут же в расход пускались легионеры. Так, ИЛ засветился в следующих конфликтах:

 
  • Крымская война. Умиравшие от холеры и испытывавшие сильнейшую нехватку боеприпасов и оснащения легионеры тем не менее приняли участие в битвах на Альме и под Инкерманом, а также в осаде Севастополя, где их швыряло из глухой обороны в наглые вылазки и наоборот.
  • Вторая война за независимость Италии, взамен за помощь в которой лягушатники получили провинции Савойю и Ниццу от макаронников, попутно смазав приличное количество австрийских штыков кровью легионеров.
  • Интервенция в Мексику. Легион на пару с регулярной армией отправили выбивать из сомбрероносцев неуплаченные долги. Затея провалилась — французы, а также помогавшие им испанцы и англичане оказались совершенно не готовы к яростному сопротивлению и подлой тактике мексов, в конечном итоге угробив почти 15 тыс. человек. Это ничуть не мешает Легиону регулярно отмечать годовщину битвы при Камероне, когда забаррикадировавшиеся на полуразвалившемся ранчо 65 легионеров сутки держались без еды и воды против 2000 мексиканцев, под конец предпочтя штыковую атаку плену. Охуевшие от такого мексиканцы оказали девяти (по некоторым версиям — троим) выжившим легионерам медицинскую помощь, выдали им тело павшего командира Жана Данжу вместе с захваченными знаменами, и со всеми почестями проводили до ближайшего французского форпоста. Сами же мексиканцы в этом бою потеряли около 200 человек, а деревянная рука Жана до сих пор считается самой ценной реликвией ИЛ.
  • Франко-прусская война. Опасаясь, что злой Бисмарк отнимет у них провинции Лотарингию и Эльзас, французы решили нанести превентивный удар по пруссам. Fail. Отлично подготовленные и оснащённые пруссы наголову разбили набигающих французов и сразу же перешли в контрнаступление, дойдя аж до Парижа. Юниты у французов стремительно кончались, вынудив их задействовать легионеров и тем самым нарушить закон Луи-Филиппа. Но было уже поздно: Наполеон (не тот) капитулировал, Вторая Республика пала, а в её столице началась гражданская война, в результате которой власть над городом захватили поддерживаемые нацгвардией коммуняки. На их усмирение, как единственную на тот момент боеспособную армию, отправили легионеров, и тут-то они оторвались по полной: Парижская коммуна была зверски уничтожена в лучших традициях Голливуда, с реками крови, издевательством над пленными и массовыми расстрелами без суда и следствия людей, заподозренных в симпатиях к краснопёрым. Данным поступком Легион заработал себе пожизненную ненависть со стороны всевозможных леваков и признательность всех остальных французов. Впрочем, самих легионеров мнение публики заботило мало.
  • Франко-китайская война за господство над Тонкином (северный Вьетнам). Лютый win. Легионеры поучаствовали практически во всех наступлениях французов и совершили, пожалуй, величайший подвиг за всю историю своего существования, успешно защитив осаждённый 12 тысячами китайцев городок Туенкуанг силами всего 630 легионеров, потеряв 50 солдат и выпилив 1000 вражеских.
  • Серия войн с оборзевшими не по мерке нигроимпериями, длившаяся с 1892 по 1898, в ходе которой французы с помощью легионеров стерли с лица земли королевства Дагомею и Мадагаскар, а также империю Вассулу.
  • Первая мировая война. Как и предполагала доктрина, французское командование бросило ИЛ в самое пекло. Артуа, Шампань, Сомма, Эна и Верден — легионеры прошли через всё, раздавая пиздюли направо и налево. Потери при этом были колоссальными, и от полного уничтожения Легион спас лишь неожиданно большой приток добровольцев. Легионеры побывали даже на Галлипольском полуострове и Балканах, от души надрав задницу туркам, а из войны они вышли увешанными таким количеством медалей, что Брежнев удавился бы от зависти. Вдохновлённые примером испанцы даже запилили собственный Иностранный легион, при этом почему-то почти полностью укомплектовав его испанцами. Впрочем, Испанский легион оказался вполне жизнеспособным, успешно выпилив орды марокканских повстанцев в Рифской войне (хоть и не без помощи от сабжа). Кстати, существует до сих пор.
  • Вторая мировая война. Тёмный период в истории ИЛ. Из-за неорганизованности и неподготовленности французского командования легионеры оказались раскиданы по всему театру военных действий, от Норвегии до Ближнего Востока. Часть полков воевала под руководством изгнанного Де Голля, часть вместе с англичанами, часть примкнула к сопротивлению на оккупированных территориях, а часть к режиму Виши. Последним пришлось воевать против своих же товарищей, когда союзники решили выбить коллаборационистское правительство из принадлежавших Франции Сирии и Ливана, причем после поражения выжившие легионеры-вишисты невозмутимо встали в ряды легионеров-союзников. В общем и целом ИЛ хорошо проявил себя в бою, но ощутимого влияния на ход войны не оказал.
  • Индокитайская война. Франции снова пришлось защищать свои владения в Юго-Восточной Азии, на этот раз от поддерживаемого Китаем Хо Ши Мина и его повстанческой армии. Когда лягушатники поняли, что дело не на шутку пахнет жареным, то тут же задействовали легионеров, благо опыт ведения боевых действий в непроходимых джунглях у них имелся. Также в ход были пущены кебабы из Алжира и Марокко, во многом из-за крайней непопулярности войны среди французского населения. В результате имеем эпичнейших масштабов фейл: ландшафт не позволял французам развернуться в полную силу, а их тактика и стратегия оказались устаревшими и почти полностью неприменимыми во Вьетнаме, из-за чего потери были огромными. Легион, увы, ситуацию не спас — поддерживаемые им части получили приказ окопаться в долине около города Дьенбенфу в надежде спровоцировать вьетнамцев на лобовую атаку. Вьетнамцы же, не будучи дураками, ухитрились под покровом ночи вручную (!) втащить на окружающие долину холмы артиллерийские установки и угостить французов огненным дождём. К тому времени как французские командиры осознали, какую ошибку они совершили, от построенных в долине укреплений остались дымящиеся развалины, а вьетнамцы таки пошли на штурм. Несмотря на яростное сопротивление, легионеры стали героями в полном составе, а гарнизон сдался. Конец немного предсказуем: бездарно просравшей одну десятую личного состава в одной-единственной битве Франции пришлось с позором уйти из Индокитая, отдав северный Вьетнам Хо Ши Мину, который спустя всего год начал проделывать те же фокусы с заглянувшими на огонёк блюстителями демократии. Легион же, потерявший более десяти тысяч солдат за семь с лишним лет войны, до сих пор отмечает годовщину битвы под Дьенбенфу как самое сокрушительное поражение в своей истории.
  • Война за независимость Алжира. Когда во французском Алжире вспыхнуло исламистско-коммунистическое восстание с целью создания свободного демократического государства, легионеры прямо-таки рванулись в бой — ещё бы, ведь горела их вотчина, которую они создали ценой собственной крови! Особенно отличились парашютисты, на плечи которых легла основная часть боевых действий. Легион жёг алжирских партизан напалмом, заживо замуровывал их в пещерах и чуть ли не рвал зубами, почти приведя французов к победе в 1959 году. Но в самой Франции тем временем закипало недовольство: уставшие хоронить своих корзиночек семьи требовали мирных переговоров с повстанцами; им вторила довольно влиятельная коммунистическая партия, которая тайно поддерживала арабов. Категорически против была весьма многочисленная прослойка патриотически настроенных французов, считавшая Алжирскую колонию неотъемлемой частью республики. И хотя вновь вставший у штурвала (ЧСХ, во многом благодаря военным) Де Голль обещал разрулить ситуацию так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы, сам он был насчёт всего этого настроен довольно скептически и в итоге, будучи насмерть задолбанным политическим давлением со стороны своих граждан, а также ООН и НАТО, слился. Речь Де Голля о праве Алжира на самоопределение вызвала страшной силы ректальный спазм у французской армии — семь с половиной лет войны и тридцать тысяч жмуров оказались напрасными. Но возмущение солдатни не шло ни в какое сравнение с тем, как взбеленился Легион. Четверо генералов, быстренько скоординировавшись, захватили столицу Алжира и объявили о своём праве «расширить действия по восстановлению законности и порядка до французской метрополии». План был прост — скинуть на Париж парашютный десант, парализовать все аэропорты, перекрыть все ведущие из города дороги, грохнуть Де Голля, захватить власть и наконец утопить арабское восстание в крови. Но не срослось: узнавший о готовящемся путче Де Голль развил настолько бурную кирпичную деятельность и так плотно насрал местным хомячкам в мозги пропагандой, что те ополчились на высадившихся легионеров, а многие им сочувствующие были арестованы. К тому же в столицу были стянуты весьма внушительные силы регулярной армии. Осознав, что платой за достижение цели будет кровавая баня в Париже, путчисты сочли разумным сдаться. В результате имеем: независимый Алжир, мощно пропиарившегося Де Голля, немного сокращённую численность Легиона (в частности было навсегда расформировано самое прославленное и боеспособное подразделение сабжа - 1-й парашютный полк (1er REP), который почти в полном составе поддержал заговорщиков) и быстро амнистированных и восстановленных в звании генералов, потому что матёрые псы войны на дороге не валяются. А легионеры до сих пор поют «Non, je ne regrette rien», что намекает.
  • Туева хуча мелких и не очень срачей в Африке и на Ближнем Востоке в семидесятых и восьмидесятых. Среди них можно отметить интервенцию в Заир (Конго) (1978), когда легионерам удалось спасти тысячи белых бельгийцев от страшной смерти от рук опьянённых демократией и независимостью нигр, а также миротворческую деятельность в Ливане, где развязался эпичнейший махач между христианами, мусульманами, коммунистами, евреями, иранцами, сирийцами, саудитами, американцами и ещё хрен знает кем.
  • Война в Персидском заливе, куда легионеров отправили прикрывать задницу основным французским силам. Легионеры показали себя блестяще, отбив атаки иракцев и поучаствовав в нескольких наступлениях с минимальными потерями, попутно повергая изнеженных америкосов в шок своей дисциплинированностью, суровостью и неприхотливостью. Янки и не подозревали, что пустыня для Легиона словно дом родной.
  • Афганистан, в котором Легион участвовал и участвует в рамках операций ISAF и Resolute Support. Несмотря на внушаемый легионерами страх и немалое количество успешных операций, особых достижений за ними пока не числится.
  • Война в Мали (2013 — наст. время), состоявшей из двух операций: боевой «Сервал» (1,5 года) и последующей оккупационной «Бархан». Интервенция, проходившая при поддержке малийской армии и ВВС Франции, завершилась блестяще: сепаратистов-туарегов разогнали как собак.


[править] Легион в наши дни

Скучный вторник во Французской Гвиане…
…и на Корсике
Легионеры в Афганистане. Как обычно, десятикилограммовую махину АА-52 таскает самый чёрный

Ты СОВЕРШЕННО не понимаешь, в чем суть Иностранного Легиона. Иностранный Легион — это не английские гвардейцы в лисьих шапках, охраняющие Букингемский дворец. Иностранный Легион — это не обвешанные всякими электронными девайсами и новейшими видами вооружения полукиборги из армии США. Иностранный Легион — это не фильм с Жан-Клодом Ван Даммом о воинской чести, дружбе и массовом убийстве берберов из пулемета. Иностранный Легион — это место, где к солдатам относятся, как к пушечному мясу — тупому, легкозаменяемому пушечному мясу, которым они на самом деле и являются. В нас летят бомбы наших же союзников, когда те начинают бомбить сербские позиции вокруг Сараева, а мы что… мы лишь смеемся — что еще мы можем поделать? Нас, натовскую страну, отправляют патрулировать неочищенные сербские анклавы в Косово, а мы смеемся. Наши офицеры издеваются над нами каждый день, чтобы стереть даже воспоминания о том, что такое человеческое достоинство, но мы смеемся и просим еще. Горячие точки, невыполнимые задания, суицидальные миссии — мы смеемся. Руанда, Косово, Дарфур — мы смеемся. Нам приказывают умиротворить африканское племя, занимающееся геноцидом на профессиональной основе — мы смеемся. Мы бездумно пойдем на смерть, наши предпочтения основаны на приказе старшего по званию, беспредельная муштра и дедовщина — наша стихия, мы — истинное лицо армии

Суть легиона
На данный момент Légion étrangère состоит из:
 
  • 1er RE и 4e RE — соответственно административный и учебный полки. При них также состоят хранители реликвий, хронисты и смотрители музея Легиона.
  • 1er REC — 1-й кавалерийский полк 6-й легкотанковой бригады. Создан в 1921 г., основой для создания послужили недобитки из кавалерии белой армии Врангеля. Считается самым распиздяйским полком после DLEM.
  • 1er REG — 1-й инженерно-сапёрный полк 6-й легкотанковой бригады.
  • 2e REG — 2-й инженерно-саперный полк 27-й горнопехотной бригады.
  • 2e REI — 2-й пехотный полк 6-й легкотанковой бригады.
  • 2e REP — 2-й парашютный полк 11-й парашютно-десантной бригады. Расположен на Корсике. Является самым элитным полком, попасть в который обязан мечтать каждый новобранец. Уровень подготовки безумный даже по стандартам Легиона, т.к. это уже не армия, а фактически спецназ.
  • 3e REI — 3-й отдельный пехотный полк. Расположен во Французской Гвиане. Для приятного времяпрепровождения есть CEFE — центр обучения выживанию в джунглях, где особо упоротые могут получить значок «Повелитель ягуаров».
  • 13e DBLE — 13-я отдельная полубригада 6-й легкотанковой бригады. Расположена в городе Ларзак.
  • DLEM — специальный отряд, расположенный в заморском департаменте Майотта (Коморские острова), из-за чего служащих там легионеров считают ленивыми курортниками.
 
Пионеры 50-х.

Пионеры 50-х.

Наши дни.

Наши дни.

Основную часть 1e REG и 2e REG, а также небольшую часть всех остальных полков составляют так называемые пионеры — вооружённые топорами суровые бородачи в кожаных фартуках. Собственно, они и являются инженерами, сапёрами и первопроходцами Легиона. По традиции открывают и замыкают все парадные шествия и пользуются немалым уважением со стороны других легионеров, так как выполняют опасную и грязную работу — разведывают и расчищают тропы, ищут и обезвреживают мины, а также чинят военную технику и возводят базы с укреплениями.

Хотя Иностранный легион является частью ВС Франции, он не принадлежит регулярной французской армии (точнее, официально принадлежит, но на самом деле нет) и подчиняется только главе государства. Вдобавок ИЛ является закрытой организацией, со своими казармами, центром обучения, плацдармами, военной полицией, тюрьмой и даже барами и курортами, куда нет доступа посторонним. Финансируется как государством, так и из собственных активов — высшие чины и симпатизирующие Легиону политики владеют солидными долями в разных бизнесах, а также немалым количеством виноделен; при этом общий бюджет Легиона остается весьма скромным по сравнению с остальными французскими войсками.

Также Легион сильно выделяется своей военной доктриной на фоне остальных сухопутных войск нашего времени, которые никуда не суются без орд вертолётов и дронов над головой. Доступная непосредственно Легиону техника ограничивается БМП и десантными самолётами, так что вся работа выполняется пехотой. Легионеры недолюбливают киборгизацию и гаджеты а-ля ВС США, предпочитая полагаться на свои боевые навыки. Тем не менее, всякие вундервафли вроде FÉLIN ими при необходимости используются, а в случае совместной работы с регулярной армией Франции, та обеспечивает поддержку с воздуха.

Набор в ИЛ происходил и происходит на сугубо добровольной основе — никаких военкоматов, повесток, онлайн-регистраций и прочей хуиты. Записаться на службу можно, только лично зайдя в один из центров вербовки во Франции и положив на стол свой паспорт, что автоматически отсеивает лентяев и диванных вояк. К тому же добровольная основа фактически развязывает офицерам руки в отношении новобранцев — никто, мол, вас записываться не тянул, так что заткнитесь и терпите. Первый служебный контракт всегда заключается на пять лет, что обязательно включает в себя участие в боевых действиях. Это гарантирует как регулярное получение легионерами боевого опыта, так и возврат Франции вложенных в их содержание и обучение инвестиций. Так что в отличие от этой страны, в Легионе понятие «отслуживший» означает обстрелянного и основательно нюхнувшего пороху ветерана, а не красителя травы и перетаскивателя цемента на депутатских дачах.

По окончании пяти лет службы легионер получает право на получение французского гражданства или ПМЖ во Франции, но только при наличии сертификата о безупречной службе. В случае получения легионером ранения в бою он это право получает немедленно, вкупе с прибавкой к жалованью. При желании контракт можно продлевать до тех пор, пока легионер способен стоять на ногах и держать в руках оружие. Прослужившим в Легионе 19 лет полагается пожизненная пенсия, а состарившимся ветеранам без дома и родных — место в живописном шато под названием Domaine Capitaine Danjou, где они смогут доживать свои годы в полном комфорте, выращивая виноград, делая вино и вспоминая молодость.

Помимо еды и крыши над головой, всем легионерам также положено жалованье, размер которого зависит от полка, в котором они служат, срока службы и звания, а также от того, участвуют ли они в данный момент в боевых действиях или нет. Так, служащий в 3-ем пехотном полку легионер получает 1433 евро в месяц, но стоит отправить его стрелять нигр в какой-нибудь африканской дыре, как эта сумма увеличивается до 3567 евро. Если легионера повысят до капрала, то получать он будет уже 1452 евро и 3626 при командировке в ебеня. И хотя зарплата эта по французским меркам небольшая, у занятого на службе человека не так уж много возможностей её потратить, поэтому она со временем накапливается до весьма солидных размеров.

Также примечательно присвоение каждому легионеру новых имени и фамилии при поступлении на службу — старый обычай, не утративший, впрочем, своей актуальности и сегодня. Сохраняется лишь первая буква фамилии (в некоторых случаях — инициалы), а всё остальное меняется в соответствии с происхождением легионера. Так, Василий Петров может запросто превратиться в Ивана Панфилова, Жан-Пьер Дюран в Андре Дешампа, Ганс Шмидт в Курта Зингера (да, это на ту же букву), а Абу Ахмед ибн Кебаб аль-Бомби аль-Бабах станет скромным Али Бекаром — единственным ограничением является фантазия вербовщика. Первый год легионер обязан отзываться на новое имя, подписываться им же и никому не раскрывать свою подлинную личность, включая товарищей по службе. Потом он получает право восстановить своё прежнее имя или же получить новое свидетельство о рождении с новым паспортом, став Ваней Панфиловым навсегда — лакомое предложение для людей, у которых проблемы с законом. Также имеется возможность записаться представителем иной национальности, опять-таки во избежание загребущих лап людей в синем: так, казах может записаться корейцем, француз — бельгийцем или франко-канадцем, а москалю ничего не стоит перевоплотиться в хохла.

[править] Кто служит в Легионе?

В Легион принимаются все, независимо от этнической принадлежности и гражданства. Среди обладателей белых кепи могут оказаться представители абсолютно любой страны, от США до Бурунди — в этом плане дискриминации нет. На данный момент ИЛ насчитывает около 8500 человек личного состава из 150 стран, так что винегрет там ещё тот. К тому же в начале 2016 года была объявлена политика расширения Легиона, и продлится она как минимум до конца 2017. Тем не менее, его офицерский состав почти полностью состоит из этнических французов — традиция-с, да и должен ведь кто-то надёжный держать разношерстное быдло в узде. Редкие исключения из этого правила являются по-настоящему матёрыми волками, потом и кровью заработавшими себе офицерские шевроны.

Но Легион не был бы Легионом с его знаменитым командным духом, солидарностью и железной дисциплиной, не имей он мощнейшего объединяющего фактора в виде языка. На понятном новобранцу языке с ним будут разговаривать только во время процедуры отбора, а потом его ждёт исключительно французский. За разговоры на каком-либо другом языке даже с товарищами по казарме он будет получать неиллюзорных. А так как проводимых Легионом примитивных уроков французского часто бывает недостаточно, к нубу приставляется binôme — франкоязычный сослуживец-билингва, который должен по ходу дела объяснять несчастному, что к чему, причем наказываются за каждое забытое слово и кривое предложение оба одинаково. Окончивший основной курс подготовки рекрут обязан знать ~500 французских слов, без труда понимать приказы и уметь поддерживать несложный разговор. К тому времени, как легионер отслужит пять лет, он будет владеть языком почти в совершенстве. Так-то.

Также при отборе свежего мяса новых кандидатов в легионеры значения не имеет:

  • Раса. Легионер может запросто оказаться бывшим монгольским пастухом, индийским таксистом и даже нигрой, совсем недавно употреблявшим соплеменников.
  • Религия. Даже самым ортодоксальным жыдам и фанатичным мюслям рано или поздно захочется кушать, а на обед только кассуле из свинины, такие дела.
  • Знание/незнание французского. См. выше.
  • Образование. Шансы быть принятым в Легион у доктора наук и оболтуса с неполным средним абсолютно равны.
  • Квалификация. Тут опытным врачам делается небольшая скидка, потому что Легион часто испытывает нехватку медицинских кадров.
  • Соцстатус. Легиону без разницы, доедает ли рекрут последний хуй без соли или планирует покупать четвёртый личный самолёт.
  • Профстатус. Успешные менеджеры и лидеры митол-групп тоже не пользуются никакими привилегиями при отборе.
  • Семейный статус. Все новобранцы записываются как холостые; легионерам на службе не разрешается посещать семейные мероприятия вроде похорон и годовщин.
  • Опыт службы в вооружённых силах. Хотя отслужившим гораздо легче адаптироваться к жизни в Легионе, дополнительных очков при отборе это им не даёт.

Тем не менее, определённые (и довольно строгие) критерии отбора всё-таки имеются. В Легион ни под каким соусом не принимают:

  • Людей младше 17 с половиной и старше 39 с половиной лет. Семнадцатилетние должны предъявить письменное согласие родителей.
  • Разыскиваемых Интерполом. Скрыться от всевидящего глаза ZOG не получится.
  • Убийц и насильников. Времена, когда в Легион могли записаться даже приговорённые к смерти (если ухитрялись сбежать из-под стражи), кончились более века назад.
  • Судимых за наркоторговлю и просто торчков. Да-да, даже траводуев. Общение кандидата в легионеры с местной медкомиссией начинается именно с теста на наркотики.
  • Больных гепатитом, раком, туберкулёзом, диабетом и СПИДом, а также страдающих хроническими осложнениями после хирургических операций.
  • Жирдяев и дрищей. Обладатели BMI выше 30 или меньше 20 могут спокойно сидеть дома и не дёргаться.
  • Обладателей татуировок со свастикой или лучезарным ликом дядюшки Адольфа, а также в виде хуёв, пёзд и прочей органики.
  • Шизофреников и прочих поехавших. Действительно, кому нужен солдат, слышащий голоса или страдающий манией преследования?
  • Страдающих сильными нарушениями зрения и слуха. В Легионе немало очкариков, но толстенных линз а-ля черепаха Тортила и слуховых аппаратов там не встретить. Сделавших коррекцию зрения принимают без проблем, но только если со дня операции прошло несколько месяцев.
  • Калек. БЕЗНОГNМ и прочим инвалидам в Легионе делать совершенно нечего, хотя раньше на незначительные увечья вроде отсутствия мизинца закрывали глаза.
  • Тян. Из этого правила было только одно исключение за всю историю Легиона, и то вызванное исключительным стечением обстоятельств.
  • Глиномесов. Данный факт нигде официально не афишируется, но является фактом.

[править] Мифы о Легионе

Благодаря усилиям десятков тысяч журнашлюх, пропагандонов, сплетников и просто фантазёров, о Легионе сегодня знают очень и очень многие, но правдивыми эти знания являются в лучшем случае процентов на десять. К счастью, у анона всегда найдётся время, чтобы развенчать самые распространённые мифы о ИЛ и восстановить его доброе имя, for great justice.

Миф № 1. Иностранный легион — армия наёмников.

Наёмниками легионеры не являются и никогда не являлись. Иностранный легион является частью вооружённых сил Франции и служит исключительно её интересам, а все легионеры при поступлении на службу дают присягу. Что до жалованья, то его получают все военнослужащие Франции, которая уже давно отказалась от призывной службы в пользу контрактной.

Данный миф порождён большим количеством легионеров, которые стали наёмниками по истечении срока своих контрактов. Даже в наши дни весьма солидное их количество работает на частные военные компании, но ни один из них при этом не находится на военной службе: согласно международным законам, сотрудники ЧВК считаются гражданскими лицами. Так что служащий легионер наёмником быть не может по определению, а отслуживший — вполне.

Миф № 2. В Легион берут кого угодно, даже разыскиваемых преступников.

Уже давно нет, см. критерии отбора выше. Впрочем, если стучащий в ворота Fort de Nogent не убийца, насильник или наркоторговец, а всего лишь подправивший кому-нибудь лицо бейсбольной битой или ограбивший банк, то ИЛ ничего против него иметь не будет.

Миф № 3. Иностранный легион компенсировал свои потери во Второй Мировой за счёт набора в свои ряды ветеранов СС.

Пожалуй, второй по распространённости миф, популяризацией которого усердно занимался совок. После ВМВ Легион действительно принял немалое количество немцев, но это были франкоговорящие немцы из граничащего с Германией Эльзаса, половина которых рассматривала военную карьеру как единственный способ не умереть от голода, а вторая половина была насильно завербована в Вермахт во время войны и опасалась гонений. Эсэсовцы в Легион не могли проникнуть в принципе, потому что его врачи тщательно осматривали кандидатов на предмет характерных татуировок, отсеивая даже людей со шрамами, которые могли их скрывать.

Миф № 4. Иностранный легион — самый-самый, другие армии ему и в подмётки не годятся.

Такое мнение популярно в основном среди восторженной школоты. Хотя легионеры действительно славятся прекрасной подготовкой и крутым нравом, они всё-таки являются элитной штурмовой пехотой, и сравнивать их имеет смысл с войсками того же формата, а не со спецназовцами, «морскими котиками», САС и т. п. Вполне корректно, например, сравнение с морской пехотой США и Великобритании, а также ВДВ, которым Легион таки даст пососать, да. Также в корне ошибаются утверждающие, что Легион является самым мощным из доступных Франции войск — это было бы невероятно глупо хотя бы из соображений национальной безопасности. Легион даже не представляет собой единого соединения типа дивизии или бригады, а является просто россыпью полков ВС Франции по всему миру.

Миф № 5. Французы обязаны Легиону всеми своими военными победами после 1831 года.

Как видно из приведённого выше краткого перечня, несмотря на участие ИЛ почти во всех вооруженных конфликтах Франции со дня его создания, легионеры почти никогда не действовали в одиночку. Полностью самостоятельной военной силой Легион стал относительно недавно — большую часть своей истории он провоевал бок о бок с регулярной армией, чем успешно занимается и сейчас. Всего за 186 лет погибло более 40 000 легионеров, что хоть и является впечатляющей цифрой, но монополию на военные победы Франции не даёт.

Миф № 6. В Легионе царит страшный беспредел.

Как поговаривают убеленные сединами ветераны, Легион уже не тот, потому что офицеры больше не практикуют жестокие наказания. Действительно, всего 50 лет назад сломанные носы, сотрясения и отбитые почки, а также измор голодом и жаждой были нормой среди легионеров, а в XIX веке они и вовсе не считались за людей. Но сейчас на дворе XXI век, и за подвешивание солдат вниз головой, макание их в парашу и прочие развлечения офицер пойдёт под трибунал не быстро, а очень быстро. Тем не менее, даже сегодня незадачливым легионерам регулярно прилетает в брюхо или по ушам от старших по званию, чтобы жизнь мёдом не казалась.

Миф № 7. Легионеры — отъявленные головорезы, маньяки и садисты.

Седьмой пункт Кодекса чести легионера гласит: «В бою действуй без страсти и ненависти, уважай своих врагов и никогда не бросай на поле боя своего оружия, раненых и убитых». Современные легионеры в бою орудуют холодно и расчётливо, а захваченных ими в плен отнюдь не ждут раскалённые щипцы и кровожадная улыбка палача. Что, впрочем, ничуть не мешает союзным войскам всё равно побаиваться их и считать отребьем. Особенно этим страдают американцы, среди которых ходит просто невероятное количество баек про ИЛ, вплоть до изготовления белых кепи из выделанных шкур собственноручно выращенных и придушенных легионерами щенков.

[править] Хочу стать легионером!

Те самые железные ворота, за которыми заканчивается жизнь и начинается Легион

Для начала рекомендуется хорошо и крепко подумать: а готов ли ты, анон, оставить комфорт мамкиных борщей родного дома, бросить друзей, тян и учёбу/карьеру ради туманной и далёкой, но романтической перспективы? Потому что романтиков Легион ломает в первую очередь, выдавая им вместо блестящего FAMAS старую швабру и приказ вылизать парашу до блеска. Готов ли ты порвать со своей прежней жизнью раз и навсегда, ведь после службы в Легионе и получения французского гражданства отправляться на родину тебе вряд ли захочется?[1] Готов ли ты терпеть жару и холод, страдать от недоедания и недосыпа, выносить побои и стонать от изнуряющих тело и психику адских тренировок? А ведь именно этим ты и будешь заниматься на протяжении аж пяти лет. В конце концов, анон, готов ли ты умереть? Легионеры всегда на передовой, по-другому они просто не воюют. Считаешь ли ты радужной перспективу быть подстреленным какой-нибудь черномазой обезьяной в Чаде или подорваться на начинённой гвоздями растяжке в Афганистане?

Если твой ответ на все эти вопросы положительный, то отправляйся во французское консульство и оформи туристическую визу. Багаж — один рюкзак со следующим содержимым:

  • Паспорт;
  • Небольшая сумма денег (25-50 евро);
  • Три пары нательных рубашек, трусов и удобных носков;
  • Пара разношенных кроссовок, в которых можно как сдать беговой тест, так и выполнять работы, связанные с грязью и водой;
  • Мыло/гель для душа;
  • Бритва и крем для бритья;
  • Зубная щётка и зубная паста;
  • Банное полотенце;
  • Резиновые шлёпанцы;
  • Хозяйственное мыло или средство для стирки одежды.

Также желательно, но не обязательно взять с собой маленький французский разговорник (очень пригодится), водительские права, сертификат о вакцинации и медицинские справки, касающиеся перенесённых в прошлом хирургических операций[2]. Если ты не офисный планктон, а практикующий врач, пожарник со стажем, спасатель или кто-то в этом роде, то всё-таки имеет смысл прихватить подтверждающий твою квалификацию документ — мало ли что. Все документы должны быть аккуратно сложены в водонепроницаемую папку.

Не рекомендуется брать ноутбук/планшет, большие суммы денег, пластиковые карты и украшения. Всё это у тебя отберут ещё на входе, а вернут только после окончания учебки, через четыре месяца службы. Кредитные карты и сим-карту ты порежешь собственноручно после официального зачисления. Также ни в коем случае нельзя брать с собой какое-либо огнестрельное оружие, ножи (даже перочинные) или ключи от дома/автомобиля.

Центры вербовки Легиона разбросаны по всей Франции, а центры отбора есть только в Париже и Обане (Aubagne), так что если ты сразу не явишься туда, то любой вербовочный центр бесплатно выдаст тебе железнодорожный билет. Прибыв на место, подойди к стоящему у дверей легионеру и сообщи ему о цели визита. В зависимости от твоего внешнего вида он может тебя пропустить, а может и попросить несколько раз подтянуться на ближайшей перекладине и посмотрев на твои трепыхания, вежливо послать подальше, чтобы не тратить твоё и чужое время.

Если же ты всё-таки оказался внутри, то у тебя заберут паспорт, телефон и любые средства связи с внешним миром, запишут твои имя-фамилию и проверят рюкзак и карманы. Все ненужные предметы будут помещены в сейф, а тебя самого поместят в небольшую комнату с тремя дюжинами таких же неудачников. С этого момента ты принадлежишь Легиону, который снабдит тебя всем необходимым — точнее, одеждой, обувью, душем, койкой и едой.

Последовательность и мелкие детали процедур отбора в Легион регулярно меняются, так что подробно описать дальнейшее не представляется возможным. Тем не менее, в центре отбора ты можешь провести от трёх до четырнадцати дней, во время которых администрация будет наводить о тебе справки, а ты — сидеть и ждать. Если процесс затянется, то инструкторы начнут добровольно-принудительно приобщать тебя к военной жизни. За тобой будут постоянно наблюдать, так как твоё поведение в незнакомых условиях и скорость адаптации к ним влияют на решение о том, принять тебя или нет. Крайне не рекомендуется ныть и жаловаться своим новым товарищам, а также выпендриваться и нарываться на драки. Легион ценит мужественных молчаливых стоиков, а не нюнь, хвастунов и забияк. Нянчиться с тобой тем более никто не собирается.

Как бы там ни было, тебе в любом случае предстоит пройти:

 
  • Вступительное собеседование. Тебе зададут несколько общих вопросов о прошлой жизни, семье, работе, образовании и тому подобном.
  • Медосмотр. Проверят всё, от состава мочи до состояния зубов. Все имеющиеся медицинские документы предъявляй сходу, на вопросы отвечай честно. Настойчиво рекомендуется молчать, пока к тебе не обратятся. Врачи имеют полное право послать тебя даже на основании подозрения на какой-то недуг, так что раздражать их болтовнёй по меньшей мере неразумно. Некоторые легионеры советуют также помалкивать про несущественные вещи вроде слабого плоскостопия и перенесённых тобой хирургических операций без шансов на осложнение, которые могут при обнаружении снизить шансы быть принятым. Моментальную дисквалификацию влечёт наличие металлических вставок в теле (штыри, пластины, болты и т. п.).
  • Тест на физподготовку. Тебе придётся сделать минимум четыре полноценных подтягивания, минимум десять полных отжиманий, дважды взобраться по четырехметровому канату и взять как минимум семь уровней в челночном беге на двадцатиметровой дистанции. Тут желательно выложиться по полной, потому что фейл гарантирует дисквалификацию. Пара-тройка месяцев в спортзале перед путешествием во Францию придётся очень кстати.
  • IQ-тест. Тебя усадят за старую пеку и заставят решать разнообразные логические задачки наподобие этих. Время ограничено, так что думать придётся быстро. Дуболомов в Легион не берут, так-то.
  • Личностный тест. Тебе дадут на заполнение здоровенную анкету, кишащую каверзными вопросами в духе «Как вы относитесь к Х?», «Что бы вы делали в ситуации Y?» и «Ощущали ли вы когда-нибудь влечение к Z?» Над ответами придётся серьёзно поразмыслить, особенно если они могут не совпасть с той инфой о тебе, которую могли накопать местные бюрократы.
  • Беседа с психологом. Вторая по сложности и самая непредсказуемая часть отбора. Психологам платят мало и работы у них невпроворот, так что будь вежлив — даже при наличии идеальных показателей по всем остальным тестам, негативный отзыв психолога может на корню подорвать твою не успевшую начаться военную карьеру. Тебе будет задано великое множество не самых приятных вопросов, причём с упором на слабости твоего характера. Психолог будет всячески намекать, что тебе в Легионе не место. Опять-таки отвечай честно, не злись, не хами и не пытайся отшутиться — юмористов в Легионе не любят.
  • Мотивационное собеседование, оно же «гестапо». Самая сложная часть отбора. На протяжении примерно часа с тобой будет беседовать офицер Легиона, предварительно в деталях ознакомившийся со всей доступной информацией о тебе. Тебя протащат по всем подробностям твоей жизни, от первого сказанного слова до имени твоей кошки. Задача — поймать тебя на лжи и/или спровоцировать какую-нибудь нежелательную реакцию. Например, тебе могут ВНЕЗАПНО дать по роже или схватить за грудки, впечатать в стену и наорать, но в большинстве случаев всё обойдётся мирной беседой. Офицер будет упорно пытаться вытянуть из тебя какое-нибудь крамольное признание, на основе которого от тебя можно будет отделаться, так что неприглядные детали из своего прошлого имеет смысл обдумать заранее, чтобы не быть пойманным врасплох. "Гестапо" служит для отсеивания потенциальных неосиляторов и дезертиров от людей, которым действительно некуда податься, поэтому рассказывать офицеру про свою многокомнатную квартиру, красный диплом и зарплату в 300к/сек тоже не стоит.

После всех этих мытарств тебя и твоих новых товарищей поставят строем во дворе центра и назовут несколько имён. Счастливчики, а таковых будет чуть меньше половины, выйдут из строя и встанут в отдельную шеренгу. Остальным, в числе которых скорее всего окажешься ты, выдадут особые грамоты. Если на твоей будет написано «Inapte Temporaire», то не всё потеряно — в данный момент ты по какой-то причине Легиону не нужен, но можешь попытать счастья снова через 3/6/12/18 месяцев. Если же надпись гласит «Inapte Définitif», то Легион для тебя закрыт навсегда. Особо из-за этого переживать и уж тем более намыливать верёвку смысла нет: рекрутская политика Легиона не является постоянной, а меняется почти каждый месяц, поэтому набирают не тех, кто идеально подходит, а тех, кто нужен. Если ты двухметровый верзила, гнущий подковы одним взглядом, а Легиону срочно требуются водители бронемашин и снайпера, то вместо тебя и других здоровяков наберут тощих и низкорослых проныр. А может быть и наоборот, такие дела. Заранее угадать результат невозможно — в Легион ежегодно подаёт заявки около тысячи человек, а принимают в лучшем случае каждого двадцатого. Так что забери свои вещи и иди покупать билет домой. Ты попытался сделать то, от одной мысли о чём у всяких псевдобрутальных понторезов яйца втягиваются обратно в брюшную полость; пусть это послужит тебе утешением.

[править] Суровые легионерские будни

«

Legionnaires don't have rights. Only duties and the Code of Honour.

»
— Анонимус
Стандартное наказание. Тоненькое одеяло не представляет для ночного апрельского холода ни малейшей преграды

Избранных, которых всё-таки приняли в Легион, первым делом заставят сбрить бороду (положена только пионерам, все остальные должны быть гладко выбриты), постригут налысо и снабдят новенькой, хрустящей формой. Утром следующего дня будет короткая церемония, во время которой они подпишут служебный контракт на пять лет, означающий начало для них сладкой жизни.

Сразу после подписания контракта всех новобранцев погрузят на поезд/самолёт и отвезут в живописное местечко под названием Кастельнодари, где находятся казармы Легиона, а также принадлежащая ему же ферма. На этой ферме и в этих казармах они и проведут следующие четыре месяца, выполняя боевые упражнения до полного автоматизма, отжимаясь до упаду, бегая до изнеможения независимо от погоды и изучая французский язык, а также песни, традиции и правила, которых немало. Ещё их научат разбирать, чистить и собирать своё оружие, а также обращаться с радио и читать карту. Попутно они будут осваивать такие полезные навыки, как уборка своей казармы, стирка, глажка (форму надо гладить особо хитровыебанным способом, а инструкторы не скупятся на лещи за складку на два миллиметра шире положенного) и приготовление еды. Всё это является частью ещё одной традиции Легиона под названием corvée, что по сути означает принудительный труд — эквивалент нарядов в армии РФ. Вставать новобранцы будут в пять утра, а ложиться в десять вечера — всё остальное время будет заполнено тренировками, работой, лекциями и редкими перерывами на питание. Кормить их будут скудно и просто — рецептов в арсенале поваров мало, особой сноровкой они не блещут, а готовить надо быстро и на всех, так что ненависть к ним служит ещё одним объединяющим фактором помимо языка. Впрочем, отправка на кухню считается весьма престижным назначением, так как можно невозбранно нажраться досыта, помогая поварам.

Легионеры отдыхают

Подавляющее большинство легионеров вспоминает проведённые в Кастельнодари месяцы как кошмарный сон. Сбитые и покрытые гнойниками ступни, натёртые до крови ремнями рюкзака плечи, ноющие мышцы, урчащий от голода желудок и самопроизвольно закрывающиеся глаза — особо ушлые ухитряются дремать на бегу, остальным везёт меньше. Офицерам ничего не стоит разбудить всю казарму спустя 15 минут после отбоя и отправить на ночной марш или в патруль, а слишком медленно просыпающихся — под ледяной душ. Рекрутов наказывают за неправильное выполнение приказов на языке, которого они не понимают, и потом наказывают ещё раз за неправильную отработку наказаний. Из них в прямом смысле кулаками выбивается индивидуализм с целью приобщения к постоянной работе в команде, так что психика угнетается не хуже тела. Венчается всё это непотребство мероприятием под названием Marche Képi Blanc — двухдневным марш-броском на 70 км с рюкзаком (25кг) и FAMAS (3.8 кг). Выдержавшие темп получат в награду вожделенные белые кепи, тем самым официально став легионерами в звании рядовых 2-го класса. Свалившимся без сил придётся повторить марш-бросок через неделю; в случае повторного фейла их выкинут из Легиона на мороз как непригодных к службе. Такая жестокость к новобранцам объясняется просто: основной курс подготовки является финальным этапом отбора, и ухитрившиеся каким-то образом обмануть систему на предыдущих будут неизбежно отсеяны.

Когда 4 месяца основной подготовки подойдут к концу, новоиспеченных легионеров распределят по полкам. Хорошо себя проявившим даже дадут их выбрать. От полка легионера зависит его местонахождение и тип дальнейшей подготовки. Большая часть полков базируется на материковой Франции и подготовка их в целом различается несильно, но 2-й парашютный и 3-й пехотный расположены на Корсике и во Французской Гвиане соответственно. Определённых в них наивных буратин, решивших, что всё страшное уже позади, ждёт большой сюрприз.

Французская Гвиана — клочок земли на границе с Бразилией, полностью покрытый непроходимыми джунглями и населённый первобытными племенами, которые по какому-то недоразумению являются гражданами Франции. Писечка в том, что в глубине этих джунглей находятся залежи золота, и туда через бразильскую границу валом валят всякие мутные людишки это самое золото тайком добывать и вывозить. Частью программы по превращению легионеров 3-го пехотного в Рэмбо является как раз охота на этих товарищей, что не всегда безопасно: у застигнутого патрулём нелегального Педро вполне может оказаться при себе нож, пистолет или даже обрез, из которого он не преминет пальнуть при попытке сбежать. Перед отправкой в Гвиану легионерам вкалывают по меньшей мере четырнадцать прививок, потому что количество дряни, которую там можно подхватить, просто заоблачное. Прибывшим выдаётся мачете и пинок в направлении центра подготовки. Пройдя преподаваемый там зверский курс выживания (на котором вполне можно отбросить коньки), легионеры отправляются шляться по джунглям и ловить ненавистных garimpeiros. В местные будни входят отваливающиеся от прорубания просек руки, бесконечные ледяные ливни, озёра зыбкой грязи, облака малярийных комаров, полчища обожающих заползать в самые неожиданные места ядовитых змей и пауков и постоянно стучащий в голове вопрос: «Что я забыл в этой заднице, блджад

Примкнувшим к парашютистам придётся пройти подготовку в разы тяжелее, чем в Кастельнодари и где-либо ещё. Стандарты физподготовки этого полка на порядок выше, чем в остальных, а отношение к новичкам в разы суровее. Для аэрофоба это форменный ад, потому что во 2-м парашютном прыгают все, включая поваров. Помимо прыжков со сверхбольшой и сверхмалой высот, в курс входит обучение рукопашному бою с максимумом грязных приёмов, а также (в зависимости от роты) выживанию в жутком морозе корсиканских гор, подрывному делу, подводному бою, сражениям в пустынях и в городских условиях. Всё это будет сопровождаться жесточайшей муштрой и насилием над личностью, и не зря — парашютисты участвуют в боевых действиях чаще других полков, поэтому уровень их подготовки и дисциплины быть иначе как высочайшим права не имеет. При получении увольнительной в город на денёк-другой легче не становится: корсиканцы французов очень любят, а при виде легионера и вовсе приходят в неописуемый восторг. Поэтому парашютистам рекомендуется быть предельно вежливыми со всеми без исключения, не заходить в не имеющие вывески на французском заведения, смотреть в оба и не гулять в одиночку по всяким тёмным улочкам — существует неиллюзорная возможность опиздюлиться. Да и некуда на Корсике идти, это такой слегка пригламуренный французский мухосранск, который живёт полноценной жизнью только во время туристического сезона.

После полутора лет службы (а может, и немного раньше) легионер получает звание рядового 1-го класса и отправляется воевать. Средняя длительность командировки составляет шесть месяцев. Среди возможных на данный момент пунктов назначения — любая точка Африки или Ближнего Востока, так что условия могут варьировать от полноценной военной базы со всеми удобствами до паршивого клоповника в забытом всеми богами месте, да ещё и в обществе вооружённых до зубов злых нигр/бородачей. В качестве компенсации выступает удвоенное жалованье. Вернувшимся из командировки целыми и невредимыми дают несколько недель отдыха на курорте с доступом ко всем благам жизни, включая выпивку, нормальную еду и даже шлюх. За этим последует пара-тройка месяцев муштры, чтобы не раскисали, а потом ещё одна командировка. Так будет продолжаться, пока не кончится срок контракта или легионер не куснёт свинца. Если же боевых конфликтов c участием Франции на данный момент нет и не предвидится, командование само начинает искать приключения на филейные части своих подопечных — например, в виде покорения альпийских вершин, обеспечивая легионеров немалым шансом сдохнуть под лавиной.

[править] Мама, я хочу домой!

Невезучие легионеры в процессе освобождения со службы

Уйти из Легиона довольно просто. Самый распространённый способ — просто завершить контракт. Если же домой захотелось пораньше, то сложность меняется в зависимости от занимаемого статуса: так, во время первоначального отбора рекруту достаточно просто сообщить инструктору, что он передумал, и ему тут же выдадут вещи, сунут в зубы паспорт и выставят за дверь. То же правило действует во время четырёх месяцев в Кастельнодари, но там над «плейстейшеном»[3] ещё и основательно поглумятся. А вот после обретения ранга легионера самый простой и быстрый способ — дезертировать. Можно, конечно, просто подойти к командиру и заявить о желании уйти на гражданку, но уходить таким образом легионер будет около месяца, а если он являет собой ценный кадр, то его ещё и будут пытаться отговорить (комбинацией кнута и пряника). Раньше дезертиров усиленно искали и таки часто находили и притаскивали за шкирку обратно, обильно приправляя сие действо пиздюлями. Сейчас, когда Легион объявил политику интенсивного расширения, беглецов особо не ищут — если, конечно, они сами по глупости не попадутся на глаза военной полиции. В Легионе и без них добровольцев некуда девать. Тем не менее, веским аргументом против бегства является тот факт, что у дезертира нет паспорта, так что бежать он сможет в лучшем случае в посольство своей страны, где ему очень обрадуются, если он находится в розыске. К тому же пойманному дезертиру закрывается путь к французскому гражданству по окончании службы.

Teh Drama
Истории известны случаи, когда неведомо как прошедшие IQ-тест легионеры дезертировали с оружием в руках, прямо во время задания или патруля. Для недогадливых: подобное действие автоматически вешает на человека ярлык «Вооружён и очень опасен», а искать его будет не только военная, но и вообще вся полиция страны, причём с разрешением вести огонь на поражение. Также зоологами был зафиксирован совершенно уникальный экземпляр долбоящера, который дезертировал, находясь во Французской Гвиане. Максимальная продолжительность жизни одинокого легионера в тамошних джунглях, даже если он полностью экипирован и вооружён, не дотягивает и до 72 часов.

Ещё один способ уйти — повредить себе что-нибудь так, чтобы за этим последовало признание непригодным к дальнейшей службе. Недостаток этого метода состоит в том, что у Легиона отличные костоправы, умеющие быстро ставить людей на ноги, а также обладающие прямо-таки сверхъестественным нюхом на симулянтов, поэтому легионеру придётся очень серьёзно покалечиться, чтобы они списали его со счёта. Если же неестественное происхождение травм будет выявлено, то горе-дезертира могут из принципа продержать в больнице до полного выздоровления и отправить под трибунал, ибо нехуй.

Есть и четвёртый, самый редкий способ — ногами вперёд. Тут он по понятным причинам не рассматривается, но по ходу службы может появиться. И хотя боевые потери Легиона невелики, составляя около половины процента от общего количества легионеров, шанс отбросить копыта имеется.

[править] Достоинства и недостатки

Служба в Иностранном легионе превращает даже самого хилого и зашуганного задрота в жилистого зверюгу, обладающего неслабыми физическими данными, отличной реакцией и фантастической даже по меркам профессиональных атлетов выносливостью. В комплекте идёт флегматичное бесстрашие и утрата способности нервничать — за время службы легионер испытает и насмотрится на такое, что никакие передряги гражданской жизни его задевать уже не будут. Легион также прививает прекрасную самодисциплину, так что просыпаться до рассвета, убирать, стирать и гладить за собой легионер скорее всего будет до конца своих дней. В качестве бонуса идёт ещё и чувство ответственности, так что независимо от поставленной задачи отслуживший в Легионе будет живо за неё браться и таким же образом доводить её до конца, ничего не откладывая в долгий ящик. Проще говоря, Легион делает из людей настоящих мужиков, которые в воде не тонут и в огне не горят. Отношение к ним соответствующее, но это во многом зависит от того, где они находятся. Во Франции легионеру могут с одинаковой вероятностью плюнуть в рожу (в основном левые буржуа, некоторые арабы и всякие хиппи) и поставить выпивку (сознательные граждане). Прочие представители загнивающего Запада реагируют со смесью любопытства, страха и уважения. Служащие же регулярных армий НАТО, которым частенько приходится работать бок о бок с легионерами, срут от них кирпичами и считают кончеными отморозками, но от их помощи не отказываются никогда. Что до стран СНГ, то на отслуживших в ИЛ наплевать решительно всем, кроме властей (см. выше), поклейщиков танчиков и начитанной школоты.

Так как любой отслуживший легионер является профессиональным солдатом высокого класса, то самый очевидный карьерный путь для него — частные военные компании, которые позволят ему как применять свои навыки и оставаться в форме, так и грести деньги лопатой. Работа может быть самой разнообразной, от вождения броневика до охраны важных объектов и шишек во всяких жопах мира, но по сравнению с Легионом условия будут гораздо лучше, бытовая дисциплина слабее, а риск примерно такой же. Впрочем, на военной карьере свет клином не сошелся: легионер может стать кем угодно, начиная от офисной планктонины и фитнес-тренера до механика на нефтевышке и просоленного моряка на рыболовецком судне.

Всё вышеописанное, само собой, в идеале. На деле же всё обстоит далеко не так радужно. Во-первых, военная служба здоровья не прибавляет, а врачи ИЛ ещё и имеют склонность игнорировать мелкие болячки. Поэтому имеется шанс по ходу службы подцепить какую-нибудь изначально малозаметную тропическую гадость, которая со временем перерастёт в хроническую и не поддающуюся лечению. Большие физические и моральные нагрузки также не идут на пользу организму. Во-вторых, можно легко стать одноруким или ещё каким инвалидом — дохнут легионеры нечасто, а вот ранения получают исправно. В-третьих, среди легионеров имеется повальное пристрастие к горячительным напиткам, кои в достатке имеются в казарменных лавках. В Легионе бухают все, от рядовых до генералов, а отмечаемые легионерами праздники фактически являются периодами беспробудного запоя, из которого их выводят только самые жестокие пиздюли. Вернувшиеся на гражданку легионеры часто уносят вредную привычку с собой и в итоге спиваются (пример такому, известный в кругах олдскульных легионеров Колюня, который спился ещё при службе, да настолько, что его выпихнули из структуры). В-четвёртых, служба сильно уродует личность: думающие и соображающие легионеры нужны только в ранге офицеров, удел всех остальных — выполнять приказы и умирать за яхту Макрона Францию. Поэтому, как уже было сказано выше, из рядовых усиленно вышибают любые проявления индивидуальности и личной инициативы, насаждая вместо них дух беспрекословного и моментального подчинения приказам. Это создаёт немалые трудности с возвращением и реинтеграцией в гражданскую жизнь, отчего столько легионеров и работает на частные военные компании: гораздо легче жить, когда есть оружие в руках и чёткое задание, а окружён ты такими же вояками, которые тебя понимают с полуслова.

[править] Интересные факты

Легионеры в тактических сандалиях идут усмирять возбухающих алжирцев
  • В своё время в Легионе служили французский националист Ле Пен и Поль Надь-Боча Шаркёзи — папа угадайте кого, а ещё брат Якова Свердлова — Зиновий Пешков, который, к слову, дослужился до генерала французской армии. Также как минимум двое «выпускников» Легиона — хорватский генерал Анте Готовина и командир спецназа Сербской Добровольческой Гвардии Милорад Улемек — поучаствовали в югославской войне. Ещё засветились датский принц Оге Розенборгский, кронпринц императорской династии Вьетнама Бао Лонг, князь Монако Луи II, сербский король Пётр I Карагеоргиевич и грузинский князь Дмитрий Амилахвари, благодаря шашням с которым в Легион и затесалась та самая единственная женщина. ВНЕЗАПНО, служил там даже министр обороны СССР маршал Малиновский.
  • В Легионе имеется большое количество импровизированных кружков по интересам, где подкованные в каком-либо деле легионеры обучают ему всех желающих. Таким образом можно освоить что угодно, начиная от тайского бокса и кончая игрой на гитаре, а также прокачать свой французский. Единственным исключением являются азартные игры, которые находятся под строжайшим запретом. Некоторые кружки настолько популярны, что в них принимают участие даже офицеры — во всяком случае, те из них, кто не считает зазорным отхватить по морде от рядового на ринге или быть в пух и прах обыгранным им в шахматы.
  • Помимо собственных праздников и годовщин, ИЛ отмечает ещё и несколько официальных, главным из которых является Рождество. Поучаствовавшие в праздновании Рождества Иностранным легионом не забудут это зрелище никогда — ломящиеся от вкусных блюд длинные столы, безупречно отглаженные и начищенные формы, торжественные песни, не менее торжественные тосты, нескончаемые потоки вина и подарки всем и каждому. Зрелищней только парад в День взятия Бастилии — как поговоривают офицеры, «единственный день в году, когда французы любят Легион». Самым же лулзовым из всех легионерских праздников является Камерон, когда на один день[4] вся иерархия переворачивается вверх дном: вместо традиционных утренних свистков и оплеух, офицеры приносят рядовым завтрак в постель, чистят им ботинки, отглаживают формы, а потом дружно берутся за швабры и драят казарму под окрики осмелевших юнцов, которые заставляют их отжиматься до седьмого пота из-за каждой пропущенной пылинки. ЧСХ, никто не обижается и не возмущается — традиция же.
  • Офицерский состав Легиона являет собой крайне националистически настроенную публику. Все имеющие право голоса единодушно отдают его за FN, а в узком кругу вынашивают планы повторной колонизации Алжира и зачистки Франции от заполонивших её обезьян из этого самого Алжира и прочих африканских дыр.
  • Во многом благодаря предыдущему факту в Легионе не доверяют арабам (особенно после того, как пара-тройка экс-легионеров засветилась в рядах ИГИЛ), свысока смотрят на нигр и терпеть не могут евреев. Отслуживших там граждан Жидляндии можно пересчитать по пальцам, и все они как один рассказывают о невероятно тёплом к ним отношении. Так что если анон горбат носом, черен очами и курчав волосом, карьеру легионера имеет смысл ещё разок крепко обдумать. Ахтунгам в этом плане ещё хуже: если кто-нибудь из них и ухитрится проскользнуть мимо намётанного глаза отборочной коммиссии и стать легионером, то ему лучше держать правду о своей ориентации за семью печатями. Легион — последнее место, где можно найти толерантность, не говоря уже о понимании и сочувствии, так что выявленного глиномеса ждёт всеобщее презрение, отвращение и беспощадная травля. Известен случай, когда сержанта, считавшегося образцовым легионером и душой компании, спалили за запуском шаттла в чёрную дыру сослуживца в душевой. Обоих без разговоров вышвырнули со службы, и единственной реакцией на это среди легионеров всех чинов было «и поделом».
  • Закончивших службу легионеров с распростёртыми объятиями принимают в клубы ветеранов Легиона, коих имеется немало. Это места, где всегда можно опрокинуть стакан-другой за приятной беседой, посетовать на низкий сорт последнего поколения рекрутов и заодно обзавестись полезными связями и контактами почти в любой сфере. Устроившийся в хорошую, годную частную военную компанию легионер с удовольствием порекомендует бывшего сослуживца своему боссу, а открывший собственный бизнес запросто возьмёт его туда на работу, а то и в качестве партнёра. Вот такое вот кумовство для избранных.
  • Отслужившим много лет или с отличием также доступен один весьма малоизвестный перк: если такой легионер вляпается в какую-нибудь скверную историю и подаст сигнал SOS, то Легион придёт ему на помощь независимо от того, где он находится и сколько лет прошло с окончания им службы. Чёрные вертолёты за ним вряд ли прилетят, но люди обычно становятся очень вежливыми и покладистыми, когда голос в телефонной трубке, назвавшийся офицером Иностранного легиона, настоятельно просит их оставить человека в покое, намекая на нежелательные последствия в случае отказа. Репутация-с. Тем не менее, метод работает далеко не всегда и не со всеми, а конкретные детали и история его применения держатся в строжайшем секрете — до такой степени, что сам факт его существования считается городской легендой.

[править] Приобщиться

Ежу понятно, что такая меметичная армия, как Легион, будет источником вдохновения для уймы фильмов и книг. Увы и ах, подавляющее большинство этих книг представляют собой повторение авторами слышанных ими мифов и их приукрашивание (особенно этим страдают российские бумагомаратели), а в фильмах исторической достоверностью жертвуют в пользу зрелищности. Тем не менее, в этой куче навоза имеется несколько алмазов.

Почитать:

  • «Legionnaire» Саймона Мюррея. Пожалуй, наименее изобилующее выдумками и приукрашиваниями произведение по сабжу.
  • «Wayward Legionnaire: Life in the French Foreign Legion». Автобиография Джеймса Уоррена, который служил в Легионе одновременно с Мюрреем.
  • «The French Foreign Legion: A Complete History of the Legendary Fighting Force». Автор, Дуглас Порч, фактически является самозваным хронистом ИЛ, так что этой книжке тоже можно доверять.
  • «March or Die: A New History of the French Foreign Legion». Немного приукрашено, немножко приврано, но в целом правдиво.
  • «The Damned Die Hard» от расового ирландца Хью МакЛива.
  • «Devil's Guard» Джорджа Роберта Элфорда. Для любителей гурятины под попкорн с пивом. Процентов на 50 состоит из домыслов, но читается запоем.
  • «Afrikanische Spiele» Эрнста Юнгера. Есть и на русском. Мемуары из тех времён, когда в Легион брали даже школьников.

Посмотреть:

  • «Beau Geste» Вильяма Веллмана. Классика и один из лучших фильмов про ИЛ. Личинки человека не оценят, так как снят аж в 1939 году.
  • «Jump into Hell» Дэвида Батлера о пиздеце под Дьенбенфу.
  • «Legionnaire» с Ван Даммом. Ну ты понел.
  • «March or Die» Дика Ричардса.
  • «Commando», он же «The Legion's Last Patrol». Война за независимость Алжира. Безграничные пески, палящее солнце и безысходность присутствуют.
  • «Operation Leopard». Лютый полудокументальный вин про интервенцию в Заир.

[править] Галерея

[править] Видеогалерея

b
Походный марш ИЛ, являющийся по совместительству тонким троллингом всех подряд
b
Слегка устаревшая (2004-2006 годов) документалка с кривыми субтитрами.
b
Современная документалка о отборе и обучении легионеров. Без субтитров
b
3-й пехотный и 2-й парашютный полки овладевают
b
Ну и парад, куда же без него

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. А если захочется, то будь готов к тому, что за тобой втихую будет подсматривать гэбня, как за потенциальным врагом народа, хоть и служба в армии иностранного государства законом не запрещена.
  2. Цель этих справок — доказать, что после перенесенных операций осложнений не наблюдается.
  3. Излюбленным вопросом инструкторов на утренней поверке является «Mama, papa, chocolat, Playstation?», что как бы призывает желающих вернуться домой к любимому кинцу сделать шаг вперёд.
  4. До утреннего построения, а в редких случаях до полудня.


Death2.png Иностранный легион сеет смерть, ня!
Синонимы  BSODR.I.P.To have no lifeАдДа, смерть! / Ня, смерть!Каза болдуКлиническая смертьКонец немного предсказуемЛоботомияПодавиться мацойПринять исламРакСПИДСходить на охоту
Убить их!  Kill it with fireСамоубийство (АпстенаВдольВыпей йадуПожуй полонийУбей сибя) • ПыткиТетрадь смертиУбить всех человековУбью родных, убью друзейХагакурэ
Профессионалы  Типажи: ВикингВрач-убийцаГладиаторМаньякНаёмникНиндзяПатологоанатомПиратСнайперЧёрная вдова

Организации: Waffen-SSАум СинрикёГруппы смертиИГИЛИностранный легионКровавая гэбняКу-клукс-кланЛига защиты евреевМафияМоссадОрден Хранителей Смерти

Персоналии: Алексей МихайловичАминБерияБокассаБуш-младшийГай МарийГенерал МорозГитлер (Гитлар) • ДракулаЕжовИван ГрозныйКадыровКалигулаКортесЛектерЛубуричМао ЦзэдунМенгелеНеронОнодаПётр IПиночетПотСаакашвилиСталинСтолыпинСуллаТонька-пулеметчицаТорквемадаУнгернФранкоХусейн
Любители  Академовские маньякиБейтманБитцевский маньякБобокуловаБонни и КлайдБрейвикВасилевскийВикернесВиноградовГармодий и Аристогитонде ГелдерДекстерДжек ПотрошительДнепропетровские маньякиДобржанскаяЕвсюков • «Конструктор» • Кратовский стрелокКречмерМаньоттаМельниченкоМетатели колёсМэнсонНевада-тянПетрикРамиресРейзерТруновФабрикантФарафоновФедоровичХаррис и КлиболдЧикатилоЧо Сын Хуй
Принявшие  Happy Tree FriendsG.G. AllinLenoreSPIKEАйрисАндедБачинскийБешноваБинБодровБудучьянВампирыВителлийГамлетГелиогабалГеростратГорецГрОбовцыГуфДеткинаДжексонДохлые герои (2pacВишесВысоцкийКачиньскийКеннедиКоновалов и КовалёвКушнирПреслиРатмирТальковЦой) • ЗомбиИисусКаддафиКейнКенниМакарМасловМиллиард расстрелянных лично СталинымНиколай IIПассажиры Корейского БоингаПатриархПиньянРаспутинСвиридовСемецкийСысоевТроцкийТурчинскийУмерший братФарадаХармсЦезарь
An Heroes  Герои саентологии • Героические дохлые герои (БеннингтонКобейнМаяковскийХасигути) • ГрудциновГуставсонДуайерКамикадзеОчковскаяМиккиМитчелл [an Hero] ХэндэрсонХимейер
Экстерминатусы  БиореакторГазенвагенГолодоморГуроДень миномётаДецимацияКотёлКровная местьМарсельское убийствоМассовые расстрелыОвцы съели людейСмертная казньТерроризмХолокост (Arbeit macht frei, Jedem das Seine, Окончательное решение) • Эвтаназия
После смерти вас…  Изнасилуют (Насиловать труп) • Наградят премией ДарвинаОтправят в моргСделают персонажем садистских стишковСделают экспонатомСфотографируют на памятьСъедятПохоронят
…, а люди скажут:  Did he die?Did he drop any good loot?Goodnight, sweet princeMemento moriTRUE-DEATH-PRIMITIVE-LINUX-MITOLLWTF BOOMX не умерЗакопайте обратноМы все умрём!Такие дела