Персональные инструменты
Счётчики

Ислам/История ислама

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Ислам. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

«

Явился ко мне Джибрил, когда я спал, с парчовым покрывалом, в которое была завернута какая-то книга, и сказал: “Читай!” Я ответил: “Я не умею читать.” Тогда он стал душить меня этим покрывалом, так что я подумал, что пришла смерть. Потом он отпустил меня и сказал: “Читай!” … Я ответил: “Что читать?”, желая только избавиться от него, чтобы он опять не стал делать со мной то же, что раньше. Тогда он сказал: “Читай! Во имя господина твоего, который сотворил…”

»
— (Коран 96, 1-5)
Годный, кошерный ислам

Ислам — операционная система для моска, придуманная арабами и одна из самых молодых авраамических религий, поэтому ЕРЖ и христиане смотрят на мусульман как на злостных плагиаторов. Муслимы, как и евреи, практикуют обрезание, но в исламе это не обязательное требование, в отличие от иудаизма. Кошеру у мусульман соответствует халяль, а галахе — шариат. Почти всё, что кошерно — халяльно (за исключением, разумеется, вина), но не наоборот, ибо у жидов требования строже. Как иудеи, так и христиане могут заметить в Коране много «знакомых» имен, таких как: Адам, Ибрахим, Муса, Иса, и многих других.

Мусульмане со сходством ислама с другими религиями не спорят, но плагиаторами себя не считают. По мнению мусульман, Б-г периодически посылал народам пророков и священные писания, но глупые людишки пророков осмеивали и травили, а писания искажали. Муслимы уверены, что Бог обещал сохранить Коран без изменений до Судного дня, поэтому он защищен от любых изменений, а Мухаммад — последний из пророков.

В представлении исламофагов, иудаизм и христианство являются просто даунгрейдом. Грубо говоря, христиане и иудеи представляются чем-то вроде заблудших родственников, но тем не менее верующих в одного с ними Бога («Аллах» переводится с арабского как «Единый Бог»). Однако, из-за хитрожопости священников (мулл) и националистической направленности внутренней политики большинства муслимских стран, вкупе с нередкой для тамошнего населения экстремальной толщиной черепной кости и невладения матчастью — многие муслимы ничего такого и не знают.

Особенностью ислама является тот факт, что пророк Мухаммед, как и пророк Моисей в своё время, совмещал работу пророка с обязанностями полководца и государственного деятеля. Но, в отличие от Моисея, Мухаммед, судя по всему, достаточно часто, чтобы два раза не вставать, записывал политические распоряжения, наставления по воинской службе, куски уголовного кодекса и рассуждения на тему гигиены и быта непосредственно в Коран, в то время как другие религии чаще всего ограничивались общими указаниями, не вдаваясь в детали. Как следствие, ислам является одной из наиболее всепроникающих религий, описывающей все детали функционирования общества — что достаточно часто приводит к хронической несовместимости с реальностью, так как наставление давались под конкретное место и конкретную эпоху.

Он подрочил на солистку Tokio Hotel
Аллах — велосипед

Содержание

[править] Сорта муслимов

После смерти пророка Мухаммеда в исламе образовалось 73 течения (не путать с 72 девственницами), как он и предсказывал. Три самые многочисленные группы — это шииты, сунниты и хариджиты.

«Обычные» сунниты — самые многочисленные и скучные. Считают себя типичными мусульманами и потому периодически забивают на шариат, сунну, пять столпов и самого Пророка. Привольно раскинулись по всему миру от Алжира до Индонезии, и даже на постсоветском пространстве весьма разнообразны: тут тебе и светские татары с башкирами, и гордые нохчо, и среднеазиаты с самсой и пловом.

Даже радикальный суннит не порадует безумными откровениями, а просто будет генерировать унылость и закостенелость.

Нормальные лулзы могут доставить только особо агрессивные ответвления на основе суннитского ислама — тусовка талибов в Афганистане (вроде бы секта, а вроде бы общее название для не меру буйных проповедников, которые агитировали мочить шурави), ваххабитский back-to-the-roots ислам в Саудовской Аравии и так далее. Кстати, слово «талибан» переводится как «студенты», потому что Талибан изначально состоял из учеников медресе, отсюда и название.

Шииты — это почти все остальные, менее 10% от всех муслимов. Судя по пестроте и разнообразию, скорее общее название для всех ересей и странных завихрений, не признающих халифов и султанов — примерно как на Руси старообрядцами называли в том числе и хлыстов с молоканами. У них всем заправляют аятоллы, а светская власть в принципе не так уж и важна (яркий пример — Иран). Ближе всего к этой стране шиитов можно обнаружить в Азербайджане и в горах Таджикистана.

Основным развлечением суннитов и шиитов является аккуратное выпиливание друг друга во имя великой справедливости их общего Бога. Объяснение тому достаточно прозаическое: причиной стал трижды отодвинутый от халифата любимец пророка Али ибн Абу Талиб, к тому же трагически погибший от ядовитого кинжала убийцы. Он стал символом нелегитимности власти суннитов и обоснованием борьбы для всех желающих побороться — всем, для кого сунниты-арабы были завоевателями, угнетателями и просто соседями, шиизм стал удобным знаменем.

Если не считать отморозков, которые продолжали жить кочевыми понятиями и не считали чем-то плохим грабить и убивать оседлых единоверцев, то шиизм стал этаким основанием для борьбы против несправедливости, к тому же с культом убитого Али и его убитых сыновей Хасана и Хусейна, читай — с культом мученичества за правду. Всем известные азербайджанские шииты это в далёком прошлом хорошо зашифровавшиеся зороастрийцы-хуррамиты, пошедшие на такой шаг, чтобы, во-первых, ясно отделить себя от завоевателей, во-вторых, не получить тяжелых пиздюлей как язычники.

Раскол между шиитами и суннитами по большому счёту состоит в политике, но ничего странного в этом и нет: в исламе закон и мораль не разведены, как в христианстве, а связаны напрямую. Халиф по Мухаммеду — духовный и светский лидер общества, буквально «заместитель» пророка. Сунниты это те, кто выражали точку зрения аристократии: «Кто сильнее, тот и халиф!». Шиитская же догма непогрешимости Алидов сейчас кажется каким-то стрёмным сектантством, но тогда она означала, что авторитет духовной власти безотносителен к реальности так же, как, например, авторитет Корана или Аллаха. Это отдельные люди могут ошибаться, но духовная власть как институт ошибаться не может, поэтому она выше любых светских правителей. И если потомок Али пьёт водку и трахает мужиков в жопу, то к нему грех не прилипает — он всё равно попадёт в рай, хотя и высока вероятность, что ему в этом помогут его же родственники. Шиитский имам — тот же самый Папа Римский или Далай-лама, только его власть передаётся по наследству.

Помимо вопросов власти и преемственности, сунниты и шииты имеют серьезные различия в отправлении молитв к Аллаху, а также толкования некоторых сур и хадисов. На эти темы происходят регулярные срачи, зачастую с большим кроворазлитием среди участников диспутов. Сунниты убеждены, что молиться можно только напрямую Аллаху, все остальные способы есть ширк (язычество). Шииты заявляют, что это читерство и Аллах принимает только мессаджи, отправленные через Ахль аль-Бейт (ближайшие родственники Мухаммеда, ИЧСХ, выпиленные его же корешами в процессе дележки власти). Ректальных колик суннитам добавляет еще факт, что их самоназвание «ахля сунна» нигде в Коране не упомянуто, а «шиа» несколько раз таки встречается, причем именно в том смысле, в каком преподносят шииты. Кроме того, шииты троллят суннитов, что те очеловечивают Аллаха, приписывая ему наличие рук, глаз и конкретного положения в пространстве, что является прямым запретом в Коране. Улучшению взаимоотношений, ясное дело, это не способствует.

b
Римейк идеи скрытого имама от Стерлигова

Впоследствии шииты поделились на богатых-умеренных (эта традиция продолжается в Иране) и радикалов-исмаилитов, за которых стояли бедняки, ремесленники и крестьяне. Что интересно, история исмаилитов в точности повторила историю христиан: когда Исмаил умер, его тело выставили в мечети на всеобщее обозрение, но всем уже было похуй. Раздался клич «Исмаил жыв!», и все заверте… Исмаилиты таки завоевали своё «царство справедливости» в виде государства Фатимидов, а после успешно поделились на умеренных и принципиальных — вторые были выкинуты и основали легендарное государство ассасинов, а лицемерие первых очень скоро перестало отличаться от наглости суннитов.

Последними из могикан были исмаилиты-семиричники или карматы, которые отжигали по-чёрному: «сунниты и лжешииты извратили ислам, поэтому Коран отменяется, жги@жги!!». Правда, в таких подробностях это узнавалось, как и у прочих исмаилитов, на высших ступенях посвящения, где находился аналог ZOG. В крайнешиитском вероучении ислам проявил себя во всей исторической винрарности, соединив зороастрийский дуализм истины и её авраамическую абсолютность, греческую философию и восточную мистику. Карматы не имели мечетей, не совершали регулярных намазов, не соблюдали строго установленного поста и создали в Бахрейне коммуну, где все жили в равенстве и счастье. Заезжие гости писали, что мельницы, земля и 30,000 негрорабов были общими, совладение жёнами считается высшей формой дружбы, а государство выдаёт гостям денег и бесплатно помогает рабами и деньгами, если чьё-то хозяйство накренилось. Карматы весело и дружно грабили соседей — однажды даже спиздили из Мекки Каабу(!), но в итоге и до них добралась карающая рука суннитского правосудия.

Взаимная НЕНАВИСТЬ шиитов и суннитов не превосходит аналогичную к представителям других религий и не похожа на христианскую ненависть к жидам, которые убили Христа, суки. Это скорее удобный миф, который часто используют в политике, но редко можно встретить в реальности. Частенько этим можно воспользоваться ради личного гешефта: например Саддам использовал эту адову ненависть для уничтожения непокорных ему шиитов, а впоследствии и суннитов. Саддам хоть и был суннитом, но с телеэкранов своим подопечным представал в разных образах, смотря по ситуации. В самом Иране шиизм был установлен только в XVI столетии и только для того, чтобы политически отделить себя от Османской Империи, то есть персам по сути повелели стать шиитами. Став официальной религией государства, иранский шиизм изменился для его же нужд, за что отец исламской революции Али Шариати прямо называл старый шиизм культом мученичества («красный»), а шиизм династии Сефевидов культом траура («чёрный»). Любопытно, что в былое время половина членов коммунистической партии Индии была шиитами при том, что шииты составляли всего 3-4% от населения Индии.

Поскольку шиитов было меньше, так уж повелось, что они в ходе исторического процесса огребали обильнее, и у них же и выработался один из наиболее суровых культов мученичества. Собственно шиитская группировка «Хезболла» и ввела моду на теракты в исполнении смертников в восьмидесятых годах прошлого века. Позже для борьбы против костью ставшего поперёк исламского горла Жыдостана тактическую находку «Хезболлы» переняли другие шииты — палестинская организация «Исламский джихад». Главный аргумент для начала резни: кто-то трактует Коран или Хадисы неверно.

Третья ветка ислама — хариджиты, в теории самая близкая к оригиналу. Они выражали дух кочевой демократии, в частности считали халифа выборным лицом и не считали его убийство чем-то плохим. Поводом к расколу на суннитов и всех остальных стало убийство третьего халифа (мусульманского президента, генсека, фюрера — нужное подчеркнуть) за коррупционные схемы. Хариджитами же стали те, кто убили четвертого халифа Али за попытку примирения с теми, кому не понравилось убийство третьего халифа. В наше время от них остались только ибадиты в Омане.

Отголоски первоначальной мусульманской демократии сохранялись в исламе и после. Когда один османский правитель наследовал другому, мулла опрашивал жителей своего селения: «Вы не против, если новым халифом будет сын почившего халифа и падишаха Высочайшего Османского Государства???».

Хариджиты делились на четыре ветки. Ибадиты — это те, кто считал, что валить других мусульман за искажение ислама необязательно. Все прочие считали, что это еще как обязательно, разделяясь по вопросу о том, что делать с нежелающими это делать. Суфриты считали, что таких валить нельзя, азракиты — что можно, надждиты — что валить надо даже суфритов за их компромиссы с неверующими. Неудивительно, что «современными хариджитами» официальные наши мусульмане называют ваххабитов, тонко намекая, что есть еще большие отморозки, чем они сами.

Сферический ислам в вакууме — достаточно мирная религия. И как всякая сферическая авраамическая религия, мирная она только в вакууме.

Чуть менее, чем вся Северная Африка, Ближний Восток, Кавказ и Средняя Азия в наше время — весьма и весьма неблагополучный районы, где дохрена буйных людей, которым некуда пристроить свои неуёмные силы. Государства нарезаны по бывшим европейским колониям, с полным игнорированием этносов, культур и здравого смысла, все с загребущей элитой и нищающим народом. Политическое устройство тоже безблагодатно: либо королевство с неработающей конституцией, либо умеренные исламисты, либо военное правительство (которое только что скинуло исламистов). При попытке установить демократию исламисты лезут в парламент, их оттуда дустом вычищают военные и так по кругу. Ещё раньше были попытки строить социалистические республики, но с концом СССР заявки не принимаются.

Разумеется, охуевший от такой жизни фанатик уверен, что это Аллах карает грехов и отклонения от линии партии, а кто неверный — того надо не терпеть и уговаривать, а спасать по всей строгости, огнем и мечом. И что верить надо не продажным политикам, а братюням-мусульманам, пусть даже и с соседней страны.

Чурки, чуть менее, чем все принявшие ислам, вечно искали себе приключений на филейное место, ввязываясь в стычки с уже набравшим силу христианством, индуизмом и древним как мир (при этом, моложе иудаизма) учением Будды.

Процесс начался с самого Мухаммеда, который после тринадцати лет вероучений и пророчеств перешел ко вполне себе светской всеобъемлющей власти, и продолжился его непосредственными учениками, так называемыми праведными халифами. При халифах мусульманам удалось занять весьма обширные территории сдавшей старые позиции Византийской империи и окрестностей, от современной Испании до Пакистана, но вскоре их много откуда всё же выперли.

Мусульманская упячка европейского разлива

Период халифата характеризовался подъёмом матана и породил некоторое количество дельных учёных и винрарных троллей-суфиев. Позднее всё утонуло в говне и быдле, как Мухаммед и предупреждал.

В наше время множество вождей и вождиков пытаются этот халифат возродить, разумеется с собой во главе. Спасает только то, что этих вождиков как собак необрезанных, и они не способны договориться не только о том, как всем миром управлять, но хотя бы как локально жидов бить. Объединенная Арабская Республика (Сирия + Египет) рассыпалась, просуществовав в шестидесятых годах очень недолго.

Зато в последнее время проявилось и альтернативное оружие, демографическое. Пока европеец родит, вырастит, даст образование и возможности одному ребeнку — араб родит троих. Кроме того, мусульмане чрезвычайно подвержены стадному инстинкту и, если где-то притесняют одного — вонь поднимает половина исламского мира, вплоть до погромов.

[править] Халяльный метод распространения ислама

Исторически с самых первых лет появления христианства, ещё до того, как оно было признано официальной религией Римской Империи, являясь фактически одной из многочисленных преследуемых сект, среди флагманов духовной мысли того времени кипели бурные дискуссии на тему того, что же на самом деле произошло в первые три десятка лет нового тысячелетия, как это следует толковать, как следует жить новообращённым, а главное — кому заносить деньги за опиум для народа. Велись оные вполне традиционными методами: с рядовых сектантов стриглось бабло, на эти деньги нанимались местные молодые люди атлетичного телосложения, конкурентов нещадно резали. Естественно, помимо тупого мочилова процветали тактические союзы, интриги, предательства, крысятничество на конкурентов официальным властям, словом — шли знакомые любому российскому анонимусу по кинематографу (а кому-то и IRL) криминальные разборки, только ещё и с религиозным подтекстом. Через несколько столетий, а также через сотни крови, гуро и прочего киногеничного материала, официальная верхушка церкви таки сформировалась в формате совета (т. н. собора) наиболее влиятельных граждан, а фактически — криминальных авторитетов, которые переделили между собой сферы влияния в относительно богатых регионах Европы, а теперь могли спокойно стричь бабло с паствы. Что, впрочем, не мешало им продолжать резню, только уже втихую. Те же неудачники, которые по итогу не смогли получить себе долю, были поставлены перед выбором: или тихо помереть с голода, или продолжить бизнес и получить кинжал под ребро, или свалить куда-нибудь далеко, где отцы церкви точно не смогут дотянуться.

Этим «где-нибудь далеко» оказался тот самый ближний восток, где, ЧСХ, христианство и появилось. С упадком Рима бывшие местные губернаторы устроили свои маленькие государства, границы которых проходили по границам бывших имперских провинций. Чуть восточнее — в, собственно, пустыне — обитали совсем уж голозадые кочевники, сохранившиеся в неизменном виде чуть ли не с неолита, поскольку никаким цивилизациям плодородного полумесяца так и не впёрлись. В силу вышеизложенных событий, регион постепенно стал вялобурлящим котлом, куда Европа вообще сливала всякий шлак, а не только религиозных маргиналов. При этом все прекрасно понимали, что оказались, по сути, на обочине жизни в сраной пустыне. Изгнанные сектанты потихоньку осознавали свою полную безблагодатность. Одним словом, котёл медленно превращался в пороховую бочку, готовую рвануть от малейшей искры. И к началу седьмого века искра случилась.

Когда Мухаммеда внезапно озарило, он начал проповедовать своё учение в своём родном городе Мекке, приобрёл довольно много последователей, но среди них не было власть имущих, поэтому в Мекке муслимов всячески травили, и они бежали оттуда кто куда. Но на счастье Мухаммеда, его учение приняло политическое руководство Медины, где в распоряжении Мухаммеда оказалась не только умма, но и целая армия. Там он пошел к успеху, стал грабить корованы, набигать и нагибать окрестные племена, предлагая им добровольно выделять закят — попутно формируя государственный бюджет, ИЧСХ, себе не брал ни копейки, жил на доходы от имущества первой жены, очень скромно. Выпилил всех в окрестностях, потом набижал на Мекку, выпилил всех идолов из Каабы (кроме внезапно изображений Исы и Марйам), и повелел теперь чтить только одного Аллаха, ибо ваистену. После окончательного принятия ислама, его соратники выпилили всех еще неуверовавщих и отступников на полуострове и пошли к успеху за пределы

У ЕРЖ бытует мнение, что Мухаммед вовсе не собирался изобретать велосипед в виде новой религии, а хотел быть всего лишь праведным иудеем, но с небольшой поправкой: иудеем-пророком. Даже первоначально своим последователям велел молиться на Иерусалим, а не на Мекку. Но когда новоиспечённый пророк явился в Медину под светлые очи еврейских купеческих кланов с целью получения признания и профита — был послан нахуй, ибо время пророков у ЕРЖ тогда официально уже закончилось, да и доходом делиться не кошерно. Правда это или нет — неведомо, однако ислам как религия ближе к иудаизму, чем к христианству (хотя сам Мухаммед относился к жидам и христианам одинаково).

Ислам, в отличие от христианства, тесно связан с общественно-политическими институтами и изначально распространялся вооружённым путём, сперва по территории Аравии, затем по всему Ближнему Востоку. В это время между старыми сверхдержавами региона — Византией и Ираном, — только-только закончилась кровопролитнейшая 26-летняя война. Вообще, соперничество между малоазийскими державами и державами Иранского нагорья за Месопотамию, Восточную Анатолию и Закавказье имеет трёхтысячелетнюю историю, да и ромеи раньше собачились с персами регулярно, то сдавая, то беря обратно пару мухосрансков в Месопотамии, но ЭТА война была особенной. Сперва персы, пользуясь смутой в Византии, захватили почти все её азиатские владения, спёрли тот самый Крест из Иерусалима и заняли Египет. Потом пришедший к власти в Константинополе армянец по имени Ираклий совершил стратегический обход через свою историческую родину, отрезал персов от коммуникаций и чуть было не взял их столицу Ктесифон. Надо ли объяснять, что и персы, и ромеи на вражеской земле не церемонились с местным населением? Добавим сюда лютые налоговые поборы на содержание армий и репрессии против еретиков, потенциальных шпионов врага, например христиан-несториан, которых поддерживали персы в Византии, и православных христиан, которых поддерживали византийцы в Иране, под проповедь любви к ближнему, и станет ясно, насколько всё это заебало тамошние народы. Кстати, проповеди ислама в самой Аравии во многом способствовало полное разрушение посреднической торговли североаравийских городов, в результате которого мекканские барыги положили зубы на полку. Мухаммед в своё время написал византийскому василевсу и персидскому шаханшаху грозное письмо с призывом покаяться и срочно перейти в истинную веру. Те отнеслись к посланию малохольного понятным образом, а зря. Через десять лет, когда сам Пророк уже ожидал своих гурий, его наследники начали войну сразу с обеими мощнейшими империями Востока, и победили!

Что показательно, трое из четырех т. н. праведных халифов, правивших после Мухаммеда, были тру-бессеребренниками, кроме Усмана, грешившего кумовством, о чём флюродросная статья в Педивикии не упоминает. Они не только не строили себе дворцов, но и даже не имели личной охраны, и конец их был предсказуем: своей смертью из них умер только первый, Абу Бакр, правивший всего два года, прочих замочили во внутренних разборках.

Местных жителей насильно в ислам не обращали, но заставляли платить джизью и не пускали к власти, пока не примут учение Пророка. Тратить свои кровные шекели на опиум для народа местным быстро надоело, они обрезались, выучили арабский, и через триста лет уже мало что отличало коренных чурок Святой земли от собственно арабов. В результате Сирия и Египет отпали от Византии и от христианства. Персам не повезло сильней: они достались муслимам с потрохами и были включены в Халифат. Именно благодаря тому, что войны на Ближнем Востоке на пару столетий прекратились, а у византийского и персидского небыдла появился общий язык — арабский, на котором читали Коран, произошёл расцвет культуры и науки в Арабском Халифате, закончившийся с его распадом на кучку воюющих между собой государств в IX веке. Когда была проёбана возможность реформации ислама из-за упадка мутазилитов.

[править] Былые достижения

  • Мухаммед, так же как и Моисей с Христом показывал чудеса и старался проповедовать максимально красиво и убедительно. Например: «Покорись и признай, что нет божества кроме Аллаха, что Мухаммад — Посланник Аллаха, пока тебе не отрубили голову!» Правда, сказал это не сам Мухаммед, а Аль-Аббас, один из ближайших сподвижников Мухаммеда, в христианских терминах — вроде как апостол. Он старался убедить не только неграмотный народ, но и пытаясь привлечь на свою сторону образованных людей своего времени. Сам Коран представляет собой записи рассказов Пророка — фактически запись проповедей, которые он надиктовал писцам в течение жизни — то есть считается, что архангел вложил эту книгу в память Пророка, а не дал ему готовую в переплёте. Так что желающий может набрать из Корана красивых цитат и афоризмов. Проблема лишь в том, что цитирующий обычно предлагает в довесок к цитатам свою собственную трактовку ислама.
    • То, что он диктовал Коран в течение многих лет, породило проблему «отмены аятов»: если в раннем аяте говорится одно, а в позднем иное, считать ли ранний аят отменённым? полностью или частично?
    • Такая же проблема имеется и с суннами: может ли достоверная сунна отменить аят Корана?
    • Алсо, по этой причине, самостоятельное изучение Корана без наставника и знания того какие аяты и сунны отменены — способно завести в ересь (что и демонстрируют как ваххабиты, так и ХГМ-долбоёбы, дёргающие первые попавшиеся цитаты из Корана).
  • Главная особенность ислама — отсутствие единой клерикальной иерархии типа РПЦ или католического папства. Исламская теология сформировалась независимыми учеными, которые не обращали внимания на государственные интересы, а иногда и открыто противостояли попыткам правителей взять их под своё крыло. Там, где христиане придумали Вселенские Соборы, благодаря которым истиной становилось не то, что кто-то нарассуждал или приказал, а то, что всем миром порешили, например, что 1+1+1=1, сунниты пошли еще дальше, сказав, что таких мировых истин может быть много. Благодаря этому ислам избежал многих недостатков, присущих, например, православию. В исламе нет святых, великомучеников, кости человека не могут быть церковным артефактом, а ко всяким чудесам отношение прохладное. Авторитет алимов держится только на их знаниях, умении красиво болтать и плести интриги, а не на церковных чинах или толщине пуза. Недостаток же в том, что любой, обладающий минимальными познаниями в исламе и красноречием, может объявить своё толкование Корана и Сунны единственно правильным и издавать фетвы направо и налево.
  • Несмотря на непримиримые противоречия между многочисленными течениями ислама, их объединяет чёткая религиозная доктрина. Пять столпов ислама и шесть столпов веры были сформулированы в первые десятилетия становления религии и с тех пор не ставились под сомнение ни одной из значимых исламских сект.
  • Арабский халифат — арабы, приняв ислам, за короткий срок состряпали империю, аж чуть превосходящую в размерах Римскую.
  • Раннеисламская философия представляла собой троллинг 9000 уровня, одновременно являясь официально охраняемой в самом могущественном государстве мира, если ненадолго забыть про Китай. Ныне известная как школа мутазилитов. Утверждала сотворенность и изменчивость буквально всего, кроме самого творца — Аллаха, о котором ничего не известно, кроме того, что он сам сказал в Писании. То есть буквально всего! Даже неба и даже Корана! Для ранних исламских философов Коран был не извечными истинами из потустороннего мира, а книжкой с годными гайдами, которым нужно следовать на основании личного разумного вывода — не догма, а руководство. Типичный мутазилитский вопрос: «Может ли человек сделать то, о чем Аллах знает, что это невозможно?» Правильный ответ: «Да». То есть: в чем-то человек может быть лучше даже Аллаха.
  • Османская империя — не менее эпична. За более шести столетий существования распространилась на территории трёх частей света и доставляла немало хлопот другим великим империям типа Британской или Российской. Несмотря на крайнюю для XIV—XV веков толерантность, ставшую традицией, в начале XX века увядающая Османская Империя скатилась в геноцид: поголовно уничтожила практически всё коренное христианское население Малой Азии и Западной Армении. См. Геноцид армян, Геноцид греков, Геноцид ассирийцев.
  • Ходжа Насреддин — тролль, дауншифтер, странник, философ, временами КО. Муслим, люто доставляющий как единоверцам, так и кяфирам. По праву считается образцом восточной мудрости. То, что персонаж создан самими муслимами, кагбэ намекает нам: нынешние уже не те.
  • Наука — халифы в своей политике по отношению к учёным руководствовались хадисом Пророка: «Искать знания — обязанность каждого человека», ну и другими в том же духе. Нерды пользовались большим уважением как у народа так и у «чиновников категории А». Да и сами Халифы иногда так увлекались всякими поэзиями и астрономиями, что забивали на управление страной. Ви таки будете смеяться, но кое-что из матана тоже основали муслимы, да. И это во времена, когда на территориях чуть западнее и севернее продавали сертификаты об отпущении грехов и делали шашлыки из колдунов. После крестовых походов «железный занавес» рухнул, что немало поспособствовало началу в Европе эпохи Возрождения. Примечательно, что на некоторые важные аспекты европейского Возрождения и возвращения интереса к античности повлияли именно арабы, которые любезно сохранили и развивали античные источники вроде трудов Галена и Гиппократа.
  • Медицина как часть уже упомянутой выше любви арабов к матану и античности. Именно на античности выросла знаменитая арабская медицина, с которой в своё время также поимели профит итальянцы и ЕРЖ, вовремя заметившие прокачанность арабской гигиены — например, маниакальный контроль за чистотой колодцев. Самое смешное, что впоследствии это всё равно вышло евреям боком, ибо обход чумой гетто стороной был воспринят европейцами как доказательство наведения этой самой чумы ЗОГ-ом. Отдельно тут можно отметить Ибн Сину, он же Авиценна, перенявшего медицинскую википедию, созданную Диоскуридом еще в 70-ом году нашей эры. Описания заболеваний были им позаимствованы у Галена, (ок.200 г. н. э.). Но, увы, с приходом полоумных традиционалов и с пропагандой «чуждости западных ценностей для мусульман» (ничего не напоминает?), арабская медицина, как и наука вообще, прочно законсервировалась. Но, увы, с приходом полоумных традиционалов и с пропагандой «чуждости западных ценностей для мусульман» (ничего не напоминает?), арабская медицина, как и наука вообще, прочно законсервировалась.
  • Привычную для современной цивилизации вилку, которой пользовались уже в Древнем Риме, начали применять на Ближнем востоке примерно в девятом веке. Туда, по видимому, она попала с крестовыми походами и византийцами, у которых считалось западло есть еду руками. До этого азиаты либо орудовали одним-двумя ножами, либо вообще голыми руками поедая более менее твёрдую пищу, что можно наблюдать и по сегодняшний день в большинстве азиатских стран.
  • Правовая система — шариат. Для своего времени (начало прошлого тысячелетия) сабж стал хорошо проработанным и революционным по своей либеральности сводом законов, провозглашающим равенство всех перед законом и судом.
    • Характерный эпизод из истории ислама: когда один из сподвижников Пророка стал шахидом, погибнув в битве геройской смертью, то жадные родственники, воспользовавшись малолетством его сына, отняли у них всё, объявив самих себя единственными законными наследниками, так что семья героя оказалась без каких-либо средств к существованию. Пророк, узнав о таком беспределе, приказал прописать в законах, что женщинам и детям тоже обязательна доля в наследстве.
    • Сам шариатский суд, по сравнению с «Божьим», популярным в тогдашней Европе, позволял надеяться хоть на какую-то справедливость. И когда на Восток пришли крестоносцы, арабы испытали настоящий культурный шок: вместо нормальной судебной процедуры, которой более-менее пытался следовать шариатский суд, у «лыцарей» истец бился с ответчиком, и победитель считался правым, «потому что на его стороне Бог».
  • Традиционно приемлемым считается также адат — местные обычаи, не противоречащие Корану. И лишь в XX веке с ростом фундаментализма и призывов к чистоте ислама на адаты стали наезжать, утверждая, что истинным является лишь шариат. Примеры адатов:
    • вплоть до XX века во многих странах Африки для мусульманок считалось вполне нормальным ходить топлесс, а то и вовсе в чём мать родила;
    • даже в Иране жило племя, в котором незамужние женщины, согласно обычаям, имели свободную половую жизнь — именно их вербовал в качестве гурий знаменитый Старец Горы, глава секты ассасинов;
  • Финансовая система без азартных игр и блудниц — единственная функционирующая альтернатива нынешней, капиталистической. А дело всё в том, что муслимы даже и не собираются отменять запрет на ростовщичество, в отличие от христиан и иудеев. Конечно, умные ЕРЖ уже придумали, как правильно давать арабам кредит, не нарушая шариат.
  • Военная наука — крестовые походы, по некоторым данным, поначалу закончились относительно успешно лишь потому, что местные правоверные самозабвенно выпиливали друг друга и отвлекаться на пришельцев нужным не сочли. Но не все. В Первый Крестовый Поход большинство аристократов (профессиАнальных военных) идти отказалось ибо западло. Зато набрались 20 килонищебродов, которые эпично пограбили родные ебеня, разнесли Белград (не в первый и не в последний раз), потом прогулялись по ещё христанутому Константинополю, и только после этого ВНЕЗАПНО встретились с сарацинами. Озалуплены эти новоиспечённые крестоносцы были так, что большинство приняло Ислам в плохом смысле этого слова. Возможно по этой причине в дошедших до нас нескольких рукописных арабских аналогах «Повести временных лет» о крестовых походах упомянуто ТОЛЬКО ДВА РАЗА — такая вот незначительная хрень по местным меркам. Правда, поначалу всерьёз крестоносцев принял только Саладин, уболтав с десяток местных племён и египетского шерифа, успешно доставлявший пришельцам с севера, часто до полного экстерминатуса оных.
    • Эпичные пиздюли, остановившие продвижение монголов (Золотая Орда остановилась сама, а вот Ильханат, шедший параллельным курсом южнее, тормознул лишь после многократных люлей). Впрочем, монголы таки успели сжечь Багдад, и вообще без особого напряга захватили чуть ли не половину мусульманского мира, но внезапно с удивлением встретили тех, кого сами же когда-то продали в рабство арабам, за что старые знакомые, конечно же, решили монголов сердечно отблагодарить.
    • Армия нового образца — впечатляющие военные успехи Османской империи, взявшей Константинополь и дошедшей до Вены, связаны с тем, что они первыми стали строить армию не на основе леса пик с вспомогательной ролью огнестрела, а на массовом вооружении им пехоты. Особо доставляет, что янычары вовсю использовали мултуки уже в конце XV (!) века, европейцы же додумались до массового вооружения пехоты огнестрелом лишь в XVII. Но получилось это у Турции ненамеренно: янычары изначально задумывались как лучники с саблями, но когда на вооружение стал поступать огнестрел, многие предпочли вооружаться именно им.
  • При основании Халифата произошёл эпичный обмен сельскохозяйственными культурами, приведший к тому, что жить стало существенно вкуснее. Вин в том, что то, что ранее можно было встретить лишь на столах у богатейших правителей как заморскую редкую диковинку, теперь любой обычный колхозник мог вырастить у себя сам. То бишь эффект был сравним с привозом Колумбом картофеля.

[править] Джихад

Ислам — единственная религия, чьим главным мотиватором выступает Джихад. Джихад означает «усилие», и является довольно обширным понятием. Адекватное понимание что есть джихад дает адекватное представление что есть ислам (букв. «смирение», «подчинение»).

В первую очередь, джихад это знакомый нам христианский «подвиг», которым святые избегают греха. Грех (в традиции) — это буквально «ошибка», с которой начинается автоматическая цепь реакций, ведущая к пиздецу. Увидел чужую жену, возжелал ее (а ведь мог и остановиться) — понеслась… Джихад это духовное самосовершенствование. Отличие ислама от христианства только(!) в том, что в последнем человеческая природа изначально опорочена первородным грехом Адама, почему люди и ведут себя как мудаки, чего в исламе нет. В христианстве Иисус научил людей как выйти из этого положения и за это был убит, а грешники и даже его убийцы достойны сожаления, ибо что взять с умственно отсталых. В исламе и мир, и человек созданы Аллахом по всей щедрости, чтобы человек жил по кайфу. И потому ответственность за грехи лежит на мудаках, которые их совершают.

Поэтому самое первое и самое главное значение джихада это «джихад сердца» — священная война со своим нафсом: только келья, чётки и духовник — то есть мулла. Только в том случае, если уже совершен «джихад сердца» и подобного у самого мусульманина нет даже в мыслях, он имеет право приступить к «джихаду языка» — пожурить и обличить противоправные\аморальные действия. И только тогда, когда первые два вида джихада не привели к прекращению противоправных действий, мусульманин имеет право на «джихад руки» — взять и уебать ответными правомерными действиями.

Однако, стараниями угоревших, гораздо бóльшую известность получила четвёртая, самая последняя, самая крайняя разновидность джихада, известная как «Малый Джихад», или «Джихад Меча» — священная расовая война против беспредельшиков: классовых угнетателей, расовых агрессоров, а также себе на уме язычников без Закона, законы которых как правило неодинаковы для своих и чужих. Горькая ирония судьбы в том, что именно ислам, на который так дрочат отморозки в том числе и христианских конфессий, породил идею справедливой войны, ибо валить в исламе можно только тех, кого валить можно по Корану. Даже во время самого лютого Джихада Меча, то есть войны против аутистов, отморозков и беспредельщиков, запрещены действия, приводящие к гибели:

Леопольд как бы призывает нас…
  1. женщин, несовершеннолетних;
  2. престарелых людей;
  3. инвалидов и тяжело больных;
  4. крестьян и наёмных рабочих;
  5. аль-зимми — людей из многобожников, живущих под исламским правлением и платящих дань;
  6. аль-муахидов — многобожников, заключивших с мусульманами договор о ненападении, однако, over 9000 муслимов уверены в том, что договоры с «неверными» договорами не считаются — достаточно вспомнить арабское завоевание Айгюптоса, и аль-муста(х)манов — тех многобожников, которым дана безопасность от любого мусульманина;
  7. ахлю аль-Китабов — Людей Писания (Книги), к которым относятся иудеи, христиане и сабии. Некоторые относят к «людям писания» и зороастрийцев.

То есть убивать разрешено исключительно солдат противника плюс мужчин среднего возраста, религиозные взгляды которых отличаются от трёх самых распространённых в мире. Не очень густо. Также народы Книги ЕРЖ, христиан и зороастрийцев запрещено обращать в ислам насилием. Впрочем, ни нынешних мусульман, ни всех остальных это давно уже не ебёт.

Советы от гуру Джихада:

  1. При разговоре с неверным двигайте руками так, как будто вы его режете;
  2. Делайте движения губами и языком, читая молитвы о Тысячелетнем Халифате;
  3. Скажите неверному, что врежетесь на самолёте в его мать;
  4. Стреляйте из автомата Калашникова вверх и кричите «Аллах Акбар», показывайте, что вы правоверный.

[править] Ислам и ислам

b
Феерическая расстановка точек над арабом Ахмедом Дидатом.
Вот тут идёт критика такого же высера
b
(спойлер: Третье поколение понаехавших плодится не больше, чем местные. И религия им обычно уже да пизды).
b
Профессор В. А. Ефимов высказывает положительно о исламе, но его не принимает?

В исламе существует немало различных течений. Не вдаваясь в классификацию, отметим случаи взаимного экстерминатуса, ибо доставляет же:

В Пакистане большинство населения — сунниты, в меньшинстве находится тусовка ахмадие. В 1974 году ахмадие были законодательно определены как не-мусульмане, а так как Пакистан — государство с официальной религией, то ахмадие сурово ущемлено в гражданских правах. А обычный народец их нещадно лупцует и вообще смотрит на них как на дерьмо. Подобное творится и в Бангладеше, который раньше был куском Пакистана. Алсо, в то время, как СССР воевал за хуйзнаетчто в Афганистане, Пакистан приютил, накормил, дал автомат, консервы, одеяло и «образование» в рассадниках мракобесия под названием «медресе» беженцам-афганцам. Потом эти беженцы сделались талибами и поныне воюют в Афгане и устраивают маленькие радости в приграничных, благо Исламабад, столица, совсем недалеко, и не очень территориях Пакистана. Например, засовывают себе в жопу взрывчатку, приходят на шиитское сборище или в гости к тем, кто, по мнению талибов, проебал полимеры истинного ислама, и совершают экстерминатус.

В Ираке на востоке живут преимущественно шииты, а недалеко от Багдада находится священный для шиитов город Кербела, куда они постоянно совершают паломничества. В былые времена Ирака не было, а были три провинции в составе суннитской Османской Империи. Соответственно, во главе провинции ставились сунниты, которые за милую душу экстерминировали по поводу и без повода шиитов. Подобное продолжилось и после распада Османской Империи — во главе Ирака оказывались сунниты, в том числе и эпичный суннит Саддам, который палил в тусовки шиитов. Один раз под раздачу попал сам Хомейни, который тогда был выгнан из Ирана Шахом и тусовал в соседнем Ираке, вместе с кучей шиитов маршировавший в Кербелу.

Ливан — а вот это самая мякотка. Здесь творится непрерывный религиозный пиздец уже больше тридцати лет. Помимо тора-дицио-анального праведного убивания христианско-маронитской тусовки и соседей-жыдов, тут шииты режут палестинских беженцев, среди которых преобладают сунниты, местные сунниты убивают местных шиитов, а друзы (ещё одно своеобразное ответвление ислама) мочат кого попало, кооперируясь то с одними, то с другими, то с третьими. Алсо, чад дичайшего конфессионального угара достиг такого градуса неадеквата, что в конце восьмидесятых годов шиитская банда «Амаль» и шиитская же банда «Хезболла» изничтожали уже друг друга. И это несмотря на то, что в стране с 1943 года действует уникальная «ливанская модель» государственного устройства, якобы призванная снивелировать религиозные срачи: презик-маронит + премьер-суннит + спикер-шиит, а в Ассамблее представителей — местной Госдуме — заседает поровну христиан и муслимов. Всё это как бы намекает нам, что Ливан — это практически неисчерпаемый источник лулзов.

Про друзов в связи с холиворами стоит рассказать отдельно. Во-первых, они так же далеки от ислама, как, скажем, мормоны от христианства. Во-вторых, они сравнительно редко воюют с кем-то на религиозной почве, ибо все святыни держат при себе и не хотят весь мир обратить в свою веру (друзом можно стать только по рождению — посторонних не берут) или истребить неверных. В-третьих, и в-главных, у них есть конкретная репутация. На Ближнем Востоке любой долбоёб знает, что хоть их мало и армии у них нет, но воевать они умеют хорошо, помогают друг другу в случае наезда и не боятся умирать, так как верят в реинкарнацию. По сути друзы скорее иудеи, нежели мусульмане. Они не соблюдают ни шабат, ни рамадан, ждут Мессию, которого должен родить мужчина. Расовые израильские евреи друзов любят и резонно считают их иудейским ответвлением, друзы отвечают взаимностью и охотно служат в израильской армии в особых друзских формированиях, которые успешно раздают тяжелых пиздюлей всем, кто не любит всё израильское.

[править] Современный ислам (теория и практика)

Легализация угнанного автомобиля по шариату
примерная копипаста из википедии 2006, ныне заменённая в википедии на кучу понтово выглядящих путаных и малопонятных слов
  • Ханифиты (ханафиты) — это приверженцы «конформистского стиля». Они полагают, что мусульмане в ряде случаев могут придерживаться местного (неарабского) обычая (урф, адат) — разумеется, если тот явно не противоречит Корану. Основоположником этого стиля был учёный иранского происхождения Абу Ханифа (699—767). В своей приверженности обычаю ханифиты могут приближаться к нонконформизму, поскольку из-за понятия «истисхан» (предпочтение) традицию предпочитают собственному суждению. Однако обычай можно трактовать двояко: как региональную специфику и как современные достижения.
    • В этой связи на вопрос «можно ли мусульманину пить чай с тортом?» ханифит ответит примерно следующее: если это не запрещено и принято в вашей среде в вашу эпоху, то да.
    • Остаётся самым популярным мазхабом на территории бывшего СССР, прельстив не страдающим фанатизмом. Также это почти все мусульмане Южной Азии, Китая, Европы и большинство муслимов неаравийской Юго-Западной Азии.
  • Маликиты — это приверженцы «интуитивного стиля». Подобно ханифитам, они допускают руководство обычаем, делая поправку: обычай этот должен быть мединским (арабским), так как там была наиболее благоприятная культурно-историческая среда для проповедей пророка Мухаммада. Основателем этого стиля был арабский учёный Малик ибн Анас (715—795). Самое яркое и существенное отличие маликитского стиля — индивидуальная религиозно-нравственная интуиция или совесть (принцип «истислах» — буквально: «удобство»).
    • На вопрос «как молиться зимой в тундре?» маликит бы ответил: так, как подскажет вам сердце (интуиция, совесть).
    • Маликитский стиль получил распространение на Западе — в Северной Африке и зоне Сахеля, среди народов, которые восприняли арабскую культуру. Также достаточно популярен в западной части Персидского залива — среди менее упоротых с лучшим уровнем жизни.
  • Шафииты — это приверженцы «рационального стиля». В отличие от ханифитов и маликитов, они отвергают подавление (предпочтение — «истисхан») логики обычаем. Основателем этого стиля был учёный Мухаммад аш-Шафия (767—820). Кроме того, они отрицают «совесть» маликитов как зыбкий критерий. В противовес, шафииты предлагают в частных вопросах руководствоваться разумом, то есть отыскивать в истории ислама прецеденты и на основании них делать умозаключения (принцип «истисхаб» — буквально: «увязка»).
    • На вопрос «может ли мусульманин быть космонавтом?» шафиит ответит примерно следующее: космонавт — путешественник, Ислам не запрещает быть путешественником, вывод: мусульманин может быть космонавтом.
    • Шафиитский стиль получил распространение преимущественно на окраинах исламского мира: в Юго-Восточной Азии (хотя «окраинная» Индонезия — крупнейшая страна мира по численности мусульман), Восточной Африке с Йеменом и внезапно среди курдов.
  • Ханбалиты — это приверженцы «ортодоксального стиля». Их специфическим отличием является скрупулёзное следование Сунне и отвержение любых нововведений. Основателем этого стиля был Ахмад ибн Ханбал (780—855).
    • На вопрос «можно ли носить ковбойскую шляпу?» ханбалит ответит: лучше не стоит, ибо надо подражать Пророку, а не неверным.
    • Нежно любим и обожаем ваххабитами и прочими фанатиками, алсо официальная идеология Саудовской Аравии, популярен и в ОАЭ. Упоротые фанатики 90-х на Кавказе — в большинстве своём скорее воннаби-ханбалиты, извратившие и без того далеко неадекватные каноны толка.

пример: Можно ли пойти мусульманке на пляж в бикини и с не прикрытой платком головой?

  • Ханафит: посоветует пойти на пляж, посмотреть, как на нём одеты мусульманки (местные обычаи), и поступить так же.
  • Маликит: посоветует пойти посмотреть, как поступают в священной Медине, а если там не найдётся ответа, то поступить, как велит совесть (воспитание).
  • Шафиит: пустится в длинные пространные рассуждения о том, допустимо ли подобное, по прошествии времени, скорее всего ответит «нет».
  • Ханбалит: заявит, что нельзя, ибо во времена Пророка не было ни пляжей, ни бикини.

Алсо, имам Фетхулла Гюлен придерживающийся ханафитского мазхаба, провозгласил фетву призывающую юных мусульман изучать матан и естественные науки, а состоятельных финансировать обучение в университетах. А его организация всячески тянула тентакли по всему миру, щедро получая бабло от турецкого правительства.

В 2016 гюленистов постиг жестокий облом: султан Эрдоган назначил их виновными за попытку военного переворота, перестал давать деньги и устроил зачистку. И матан не спас.

Разумеется, шииты тоже не могли пройти мимо мезхабосрача и запилили несколько своих. Самый популярный шиитский — джафариды, характерный для Ирана и Азейбарджана. Характерен довольно мягким режимом для простых граждан (считается, что к шариату следует обращаться только в конфликтных ситуациях и решать дело должен квалифицированный судья) и такийей (шиит имеет право скрывать, что он шиит).