Личные инструменты
Счётчики
В других энциклопедиях

Кафка

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
«

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью!

»
— Вагрич Бахчанян, карикатурист «Литературной газеты»
С опаской смотрит на тебя

Франц Кафка — ЕРЖ, писатель экзистенциализмом по мозгам читателю, аутистичный шизоидный психастеник, хикки.

Всю жизнь считал себя и свои книги говном (потому что признание творчества после смерти не очень хорошо влияет на самооценку при жизни). Никому не показывал свои работы, кроме близких друзей. Боялся женщин, отца, всех людей и жизни; жил и умер в одиночестве. ВНЕЗАПНО, не тролль, не лжец и не девственник. Адепты Хаоса в восторге.

Несмотря на лютую, бешеную котируемость небыдлом впоследствии, сам аффтар к своему творчеству относился весьма несерьёзно, не считал его достойным внимания и более того, завещал своему другу и душеприказчику, Максу Броду, уничтожить свой архив после смерти. Тот, понятное дело, так и послушался, ага. Своих работ Кафка сам не публиковал, а на жизнь зарабатывал будучи страховым агентом.

[править] Значимое

«

К. приехал в гостиницу и сразу же поспешил в туалет. Все смотрели на него как-то странно, а на вопрос «как пройти в туалет?» отвечали, что ходят, конечно, легенды, о том, что кто-то, когда-то ходил в туалет, но этих людей никто своими глазами не видел. Прямо здесь начинается огромная очередь, но те кто в ней стоят даже не знают, существует ли туалет вообще, лишь передают друг другу с восхищением слухи о его устройстве, однако, не один из этих слухов не похож на другой. К. встает в конец очереди и знакомится с девушкой, которая обещает ему помочь побыстрее дойти до туалета, причем, вполне возможно, что он успеет. Главное очень хорошо себя вести, ведь служащих туалетной комнаты так легко обидеть. В конце концов, К. не выдерживает и бросается к туалету несмотря на очередь. Но пробежав 12 часов, умирает от разрыва мочевого пузыря, так и не видя её конца.

»
— Полуаноним увгн. Voitenkoff
«

Лежит на пляже поролон, на поролоне — Парамон, на Парамоне — плавки… Какой сюжет для Кафки!

»
— Давид Самойлов
Настоящая Кафка смотрит на эту статью с недоумением.


Сюжет книг характеризуются переплетением абсурдности происходящего и абсолютно спокойной реакцией на происходящее практически всех персонажей, кроме главного героя произведения, мотивы действия которого нормальному человеку тоже далеко не всегда понятны. Таким образом, происходящее напоминает страшный сон. Существует даже устоявшееся выражение — «кафкианский кошмар». Есть мнение, что хикки-шизоид узнаёт в этом пиздеце себя и свою жизнь, и поэтому книги Кафки для него не более абсурдны и беспросветны, чем сама реальность. Характерный пиздец начинается прямо с первых страниц, что лишний раз доказывает, что Кафка писал всё именно так, как видел и чувствовал, а не применял какие-либо шоковые тактики и прочие литературные приёмы.

Замок — Анонимус под ником К. прибывает в Деревню, вся власть в которой сосредоточена в Замке на холме. Единственная цель К. — попасть в Замок, причем непонятно, для чего. Весь дальнейший сюжет романа состоит из его безуспешных попыток подобраться к Замку, и чем дальше, тем становится очевиднее, что для него это невозможно. Также и мотивация каждого его поступка вертится вокруг этих попыток; от выдачи себя за землемера до женитьбы на Фриде. Ну и всё такое прочее. Лулз в том, что и Деревня, и все персонажи (за исключением разве что самого К.), да и вообще сам роман больше напоминают сон или глюк, чем какую бы то ни было действительность. Этим, впрочем, отличается все творчество сабжа. Другой лулз в том, что роман не окончен, и всякий читатель имеет весьма обширное пространство для СПГС. Чем, впрочем, отличаются и остальные романы.

Кафка без кофе не Кафка.

Америка — порядочный и образованный, но совершенно безвольный и неуверенный в себе немец вынужденно эмигрирует в Америку, где у него находится дядя, заведующий крупной компанией и предлагающий работать у него; однако в скором времени из-за очередной нелогичной хуйни герой оказывается на улице, где на нём всячески ездят наглые и тупые быдлоэмигранты. Полагая, что все, кроме него, знают жизнь лучше, он постепенно опускается на самое дно социального пиздеца, следуя за постоянно снижающейся «планкой успешности»; от первоначального благополучия и надежд на светлое будущее не остаётся и следа.

Процесс — служащего банка, некоего Йозефа К. (а имя, само собой, символизирует, смотрите выше) утром в день его тридцатилетия арестовывают у него дома, при этом в физической жизни ничего не меняется (нет лишения свободы или ограничения действий), но факт ареста давит и заставляет разбираться в несусветной социально-фрейдистской хуите, происходящей вокруг. Через год его казнят ударом ножа в грудь. Как и все романы Кафки, «Процесс» не был опубликован при его жизни и представлял собой пачку конвертов — внимание — не пронумерованных между собой и никак не обозначенных, так что издателю пришлось собирать своего рода мозаику, разбирая, где там начало, а где конец. Кстати, также существует фанфик Владимира Набокова на тему «Процесса» — «Приглашение на казнь».

Превращение — одно из самых убойных произведений Кафки. «Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.» Коммивояжер и тряпка Грегор Замза превращается (без объяснений каким образом, разумеется) в отвратительного жука, и близкие (отец, мать и сестра) испытывают к нему всё большее отвращение. Совершенно беспомощный Грегор-жук погибает в пыли под койкой от застрявшего в спине гнилого яблока, пущенного в него отцом. Семейство тихо радуется и выходит на прогулку. Несказанно винрарное произведение. Вот тут есть подробный и полный СПГС разбор «Превращения» за авторством опять же Набокова. «Превращение» дало название винрарной группе «Samsas Traum» («Сон Замза», тот самый беспокойный сон, после которого Грегор проснулся насекомым).

В исправительной колонии — переполнено самым натуральным шок-контентом. Путешественнику в тюрьме показывают машину для убийства провинившихся заключенных, причем заключенных могут казнить за малейшее нарушение режима. Восхищенный палач в деталях рассказывает о том, как эта машина часами режет кожу на человеке до тех пор, пока тот не умрет от мучительных страданий. В былые времена казни проводились регулярно и с большой помпой, на них собирались все служащие тюрьмы с семьями и смотрели как на рядовое развлекалово. Далее идет процесс казни, но машина изношена и поэтому дает сбой, и палач от горя, что все идет не так как надо, сам ложится в свой любимый агрегат, который его быстро убивает.

[править] Значение

«

— Вчера, — говорит, — перечитывал Кафку. А вы читали Кафку? — К сожалению, нет, — говорю. — Вы не читали Кафку? — Признаться, не читал. Целый день Барабанов косился на меня. А в обеденный перерыв заходит ко мне лаборантка Нинуля и спрашивает: — Говорят, вы не читали Кафку. Это правда? Только откровенно. Все останется между нами. — Не читал, — говорю. Нинуля вздрогнула и пошла обедать с коллегой Барабановым…

»
— С. Д. Довлатов, «Хочу быть сильным»
«

— Вы любите Кафку? — Люблю. Особенно грефневую.

»
Городок, Ю. Стоянов в образе Модеста

Ввиду мощности и признанности древними небыдлами своих трудов, современное небыдло прямо-таки обязано читать Кафку и требовать этого же от своих друзей — иначе будут смотреть, как на говно. Причем в большинстве своем книги Кафки весьма трудны для вкуривания, а то и просто унылы, так что редкое небыдло перескажет вам суть хотя бы одной книги.

[править] Алсо

От такого даже Кафка плачет кровавыми слезами.
  • Кафка бывает манная, грефневая и перловая.
  • Колпачок Кафка (шеечный колпачок) — доисторическое средство женской контрацепции.
  • Также нельзя не отметить, что главные герои почти всех трудов — анонимусы, по типу К., Н и т. д.
  • У лунноглазого пейсателя Харуки Мураками имеется мистический высер «Кафка на пляже».
  • Был знаком с Ярославом Гашеком, но близко не общался ввиду политических разногласий: добропорядочного немецкоязычного ЕРЖ Кафку раздражал ёрничающий анархо-социализм Гашека, который впридачу был ещё и чехом, а те в довоенной Австро-Венгрии находились на положении унтерменшей.
  • У Дарьи постер Кафки висит на стене её комнаты.
  • Будучи страховым агентом специализирующимся на производственных травмах, Кафка изобрёл строительную каску, дабы сохранить жизни рабочих и кошельки нанимателей.