Личные инструменты
Счётчики

Колхозник

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Butthurt.pngВнимание! Статья-детектор!
Одним из побочных эффектов от прочтения этой статьи является так называемый butthurt.
Если вы начнёте ощущать боль в нижней части спины, следует немедленно прекратить дальнейшее чтение и смириться с фактом, что вы — колхозник.
Hate small.pngНЕНАВИСТЬ!
Данный текст содержит зашкаливающее количество НЕНАВИСТИ.
Мы настоятельно рекомендуем убрать от мониторов людей, животных со слабой психикой, кормящих женщин и детей.
St.jpgВнимание!
Эта статья или раздел полны стереотипами чуть более, чем наполовину.
Скорее всего, это сделано исключительно для лулзов. Хотя если подумать
Kash.pngОсторожно, взаимоисключающие параграфы!
В результате злостно постмодернистских литературных опытов, войны правок, заветов П-тра П-тровича Кащенко, любви к тоталитаризму, набегу священных военов или просто по причине долбоебизма одна часть этой статьи явно противоречит другой. Считайте нас коммунистами это фичей и не ломайте мозг в поисках Истины. Она где-то там. Возможно, что и рядом.


Колхозник — загородный вариант жлоба. Дикий житель сельской местности, обитающий преимущественно в деревнях или небольших городах, наезжающий в город: в будни — работать, а на выходные — пожрать в макдональдсе, побухать на попсовом концерте или футбольном матче, закупиться покупками. Создаёт множественные проблемы при передвижении любым транспортом и просто на улице.

Содержание

[править] Взрослый подвид: Мужской

b
Обращение колхозников к президенту Пендостана

Характеризуется красной или коричневой от загара рожей, слегка неряшливой одеждой, как правило, либо купленной на китайском рынке (часто женой или мамой, знающей размер), либо сохранившейся с советских времён, часто с необъятной travel-сумкой на плече. Воняет смесью пота, пива, сигарет и, что редко, дешёвого дезодоранта. Разговаривает громко и с характерным «деревенским» говором, ведёт себя шумно и всем хамит, особенно если кто-то недоволен его поведением. Часто уже с утра нетрезв, разогнавшись парой бутылок девятой «Балтики» или «Охоты» для поднятия настроения. Имеет отвратительнейшую привычку громко и раскатисто рыгать после того, как выпьет дежурную дозу пива.

[править] Взрослый подвид: Женский

Женский вариант колхозника

Выглядит либо как ходячий пиздец шмара, крашеная жутко вульгарно, либо как разжиревший голем Франкенштейна. На выходных практически всегда следует за мужем, в городе обычно провисает в магазинах одежды (а чаще — на рынках). Голос, как правило, громкий и дребезжащий.

Преобладает инстинкт размножения, инстинкт добывания пищи и водки. Никогда и ничем не интересуются, кроме вопросов разведения скота. Исключительно опасны для потенциальных мужей.

Большинство взрослых самок колхозника уже к тридцати годам метаморфируют в Бабок: бесформенных агрессивно-затравленных существ, зачастую страдающих шизофренией.

[править] Молодой подвид: Мужской

b
Типичные представители вида

Как правило, физически сильная агрессивная особь, особую неприязнь питает ко всем, кто не похож на колхозника. Впрочем, встречаются и тихие нерешительные тормоза. Варианты внешности:

  • «Остромодные» одежда и обувь с китайского рынка и не менее «струйные» причёски (это при красном пролетарском загаре и неисправимо народных чертах лица — лапотная морда).
  • Другой вариант одежды — спортивный костюм, в основном-таки не «Ababis», а «Naik», «Puam», «Reedok» и «Хуйзнаетчтозафирма», как правило, фиолетового или морской волны цвета времён девяностых, тогда олимпийки а-ля «все цвета радуги» были модны. Ещё как вариант — камуфло. На голову надевают не кЭпку, а панаму или обычную кепку.

Ведут, как правило, «дворовой» образ жизни, аналогичный гопническому, любят собираться стаями с пивом и семками на бревне. В отличие от городского гопника, имеют зачастую длинные волосы в стиле «Иванушка-дурачок» (стричься негде).

  • В деревне закидывается дешевой или б/ушной звонилкой, чтоб мамка не переживала.
  • Каждый несовершеннолетний колхозник тонко разбирается в чистке навоза в сарае (что является его прямой обязанностью и жизненным призванием) и прочих приближённых к природе занятиях, — что не мешает ему всё это ненавидеть. С наступлением совершеннолетия те провинциальные колхозники, которые ещё не спились, теснят городскую гопоту и таджиков на таких рынках труда, как водитель маршрутки или грузчик в супермаркете/на рынке. Особо ленивые, конформные и циничные поступают на службу в правоохранительные органы (для этого требуется отслужить в армии, где и добываются указанные перки).
  • Голова оригинальной формы: когда родители младенца-колхозника уходят доить корову (чистить свинарник, колоть дрова), ребенка бросают на несколько часов, отчего у того на всю жизнь остается плоский затылок, плавно переходящий в шею. Стрижку при этом колхозник всю жизнь носит одну и ту же: бритая под насадку 2 мм голова с оставленой чуть более длинной челкой.
  • Также колхозника можно узнать по траурной каёмке вокруг ногтей, оставшейся после ковыряния в говне навозе.
Соблазнение бульдозера ЧТЗ Т-130
  • Немногословен, предложения состоят из трёх-четырёх слов. Не употребляет слова длиннее пяти букв, но не из принципа, а по незнанию. В 95% случаев имеет сиплый голос.

[править] Молодой подвид: Женский

Шалава колхозная на фоне ковра
Колхозная амазонка
В привычной среде
Растёт пополнение

Известна как шалава — отличительные черты: короткие топики и мини-юбки (шалава практически всегда стремится выставить живот напоказ, даже если фигура к этому не располагает), часто носит тёмные очки. Никогда не бреет пизду и ноги (ах ты ж ебаный ты нахуй). ИЧСХ, ее никогда не заставишь принять душ после ебли, и тем более до. Встречаются стройные экземпляры с невиданными в городах размерами бюста. В 50% случаев курит. Иногда золотозуба. Диета разрушительна. Если холодно, не гнушается посидеть в падике с невообразимо огромной бутылкой пива, обычно фоткаясь за этим делом. После окончания бурсы пускает корни в Мухосранске, и по прошествии пары лет чувствует себя хозяйкой положения и королевой мира, всяческими способами задирая нос. За годы, проведенные в Городе, насмотревшись на коренных жителей, по внешнему виду становится похожей на оных, так что при знакомстве с девушкой не лишним будет узнать, откуда она родом. В любом случае менталитет не скроешь, и рано или поздно он её выдаст.

Время проводит, как правило, заигрыванием с гопниками и простыми колхозниками. Впрочем, весьма доступна представителям более крупных поселений (за что последних яростно ненавидят самцы-колхозники). Несмотря на очень раннюю и весьма бурную сексуально-алкогольную жизнь, часто заморочена патриархальными символами «девственность-свадьба-церковь-муж-дети-нямка».

Мудрая украинская пословица гласит: «Дівку з села витягти можна, село з дівки — ніколи»). Аналогично расовому реднекскому «You can take the girl out of the trailer park, but you can’t take the trailer park out of the girl», или «You can take a girl out of Louisiana, but you can't take Louisiana out of a girl», ибо в любой стране, где есть не только деревня, есть такая поговорка.

В связи с так называемой «демографической ямой» без проблем (вместе с вышеупомянутым подвидом) стали поступать в быдло-вузы. Последствия ожидаются более чем печальные…

[править] Особенности украинского подвида

b
Типичный представитель.
b
Западноукраинский подвид сабжа общается по телефону с жинкой в такси
Сабж на мотоцикле
В/На Украине колхозник именуется «селюк», «кугут», «плуг», «селяни́н» (укр. рас. — сэлянын). Присутствует и эпичнейший западноукраинский вариант — рагуль, удостоенный отдельной статьи. В отличие от колхозников-москалей селюки элементарно идентифицируется в общении друг с другом по дичайшему суржику (чтобы в этом удостовериться, достаточно послушать, как селюк разговаривает по телефону «з мамою» или «з братом». Братом селюки называют любого родственника мужского пола: родной брат, двоюродный/троюродный брат, дядя, кум, сват и т. д.). Поскольку в среде местного офисного планктона разговор на суржике считается дурным тоном, происходит парадокс: в присутствии «чужих» селюки даже между собой все равно вынуждены маскироваться и говорить на русском, но их все равно выдают такие слова, как


При этом интересный факт, пригодный для изучения британскими учеными, заключается в том, что независимо от времени суток при приветствии селюки используют устойчивую форму «добгый дэнь». Говор данных субьектов вызывает кровь из ушей даже тогда, когда они пытаются разговаривать на чистом украинском. Анонимус-кун с западной Украины (что, впрочем, не показатель знания чистого украинского языка) наблюдал, как эти апачи после приезда в город, пытаясь казаться круче, начинали говорить по-русски (еще одна их особенность — пытаться выделиться и вызвать зависть у окружающих странным образом), что, СУКА, просто в секунду вызывало рвоту. Благодаря недостатку на территории Украины таджиков селюки таки легко находят работу на стройках, — живя не в пример лучше таджиков, но гораздо хуже местных.

Идентификация
Характерные фразы:

  • Мэни пожалуйсто Бих-мах, кортошку, та Кака-колу (В Макдональдсе)
  • Я у ций маршрутци до метра дойиду? (В транспорте)
  • Скажыть, скики времня? (На улице)
  • Вы, кыйвськи, все ленивые (В срачах)
  • Ты за квартыру заплатыв? (Соседу по квартире)
  • Ты хочабы в Кыйеви народылась/народывся (Сокурсники-селюки к сокурсникам-киевлянам)
  • Та йди уже прорыгайся, чого ти мучаешся (Забота одной селючки о другой во время пьянки)

Фонетические особенности:

  • Повсеместная замена
    • окончания «сь» на «ся»: одеваюся, извиняюся, разбираюся;
    • «в» («вь») на «у»: любоу, моркоу, здороу, Авакоу, усё, унутри;
    • «и» на «ы»: тры, смотры, гляды, мыска, квартыра;
    • «е» на «э»: тэсть, брэд, крэм;
    • «ф» на «хв»: прохвесор, хвакс, хвантан, кехвир, хвеерверк, конхветы; и наоборот:фатит

Киев исторически наполнен колхозниками весьма значительно, поэтому на быдло-массивах типа Борщаговки и Троещины вместе с гоповским матом слышен суржик.

После приезда в Киев и получения какой-нибудь быдлоработы задача № 1 любого молодого селюка — как можно быстрее оплодотворить подходящую местную самку, потом «под давлением её родственников» жениться, и внезапно уютненько устроиться на её жилплощади. Последний пункт архиобязателен, поскольку подходящей работы для аренды квартиры и содержание семьи у 99,5% селюков никогда не было и не будет. PROFIT, жизнь удалась. Далее обязательно происходит видовая метаморфоза: либо селюк превращается в годного куна, либо самка скатывается до образа жизни быдломужа. Последнее произойдёт тем быстрее, чем чаще самка будет общаться с родственниками/друзьями селюка. Выполнение Задачи № 1 в равной степени наблюдается и у селючек.

Мечта любого селюка — купить малометражку на окраине Киева и перевезти в неё жену из Хацепетовки, — чтобы нажираться водкой не в электричках по дороге домой, а на воздухе. Попозже взять в кредит «Дэу Ланос» или «Шевроле Авео», на крайний случай, «Чери Амулет» и даже «Джили». «Лады» у колхозников не ценятся: их с успехом заменяют отечественные «Сенсы» (удешевлённый вариант «Ланоса») и «Таврии».

Практически все селюки — поголовно крохоборы и нищеброды. Любой селюк в курсе всех акций, скидок в округе. Для селюка в порядке вещей потратить полчаса времени, чтобы поехать купить пополняшку на 1 грн. дешевле, чем везде. Отовариваются, как правило, на таких рынках как «Троещинский» (киевский вариант «Черкизона»), «Озерка» в Днепропетровске, «Седьмой Километр» («Толчок») (Одесса), «Барабашова»(«Барабан») (Харьков), «Текстильщик» («Текстиль») (Донецк). Одежда обязательно должна «кричать», то есть быть со стразиками и известных кутюрье, а-ля «Армяни», «ДиГ», «ГучЫ». Вещи обычно носят чёрного цвета из, блджад, синтетики. На руке у колхозника обязательно должны быть часы: это или «командирские», палёный «Ролекс» или «Вашерон Константин». В магазин колхозник не идёт принципиально, мотивируя «Там всё дорого и для буржуев», хотя по сути цены на ширпотреб типа «армяни» превосходят цены в нормальных вещевых бутиках, например, таких как «Monton». У амбициозного колхозника обязательно должен быть костюм, непременно «тройка» в «полоску», купленный на том же Троещинском рынке. К костюму обязательно должны прилагаться остроносые лакированные туфли, которые он носит и под спортивный костюм.

Анонимус, что проживает на Украине, осмелится сказать, что не все «негородские» — колхозники. Разумеется, правило 95% никто не отменял, поэтому в большинстве случаев украинские колхозники — наиразбыдлейшее быдло.

Украинские варианты женского пола отличаются от русского варианта (иногда) более округлыми и пышными формами. Мечта любой колхозницы — хорошо выйти замуж и доминировать в семье: многие с этой целью приезжают в город и строят глазки каждому, пусть это даже прыщавый задрот и 25-летний девственник. Часто под видом знакомства с какими-то дебилами их садят в бусик, но везут их вместо этого или в ЕС в виде дешёвых шлюх, или в порт с целью дальнейшей переправки в Турцию в роли будущих «наташ».

[править] Особенности белорусского подвида

Вклад колхозников в белорусскую науку

В Беларуси принято называть колхозниками (они же калдыры; кресты; колхозаны; местн.: калгаснікі; трас.: каўхозьнікі, кэлхi,; молодой подвид — агросексуалы) вообще любое быдло, независимо от места проживания. Потому что чуть чаще чем всегда эти дикие мужыки-калдыры понаехали из своих засранных глухих деревень, дабы освоить под засирание новые территории. Здесь уж долгая история. После ВОВ практически все крупные бульбингемские города были разрушены чуть менее чем полностью, особенно столица. Надо было их как-то заново отстраивать и восстанавливать население. Примечателен тот факт, что в довоенном Минске проживало 238,9 тысяч жителей, а уже к 1960-му — 509 667. Любопытно, что когда коснулся вопрос строительства Минского метрополитена в 70-е, был дан запрос советской верхушке[1]. Те ответили, что только город с миллионным населением имеет право на такой вид транспорта. Поэтому правительство БССР пошло на беспрецедентные меры — всеми средствами стимулировало увеличение населения Минска, набирая его, естественно, с колхозов. Вот так вот, а в этих ваших Вильнюсах и Ригах на такое местные власти в те времена не шли. Поэтому там и сейчас нет метро, зато города сохранились в более-менее божеском виде, незасранном по крайней мере, с культурными жителями, так как количество свежепонаехавших дикарей на квадратный километр там значительно ниже.

Плачевным последствием стало нашествие калдырэй на Минск, который за всё послевоенное время обрёл облик центрального колхозного стойла, но уж никак не европейской столицы. В Минске колхозников из толпы выделять трудно, гораздо проще из неё выделить нормального человека. Связано это с тем же пресловутым «понаехало», которое теперь и является основной составляющей толпы. Был созданы ряд льготных условий по переселению сельского населения в столицу. Теперь в Минске проживает около 2-х миллионов. Абсолютное большинство сегодняшних минчан — это те, кто приехал с деревень еще в советские послевоенные времена, кто 20, кто 30-40 лет назад, а кто и раньше. Однако многих в города просто привезли. Многие, получив тогда возможность, просто бежали от дикого сельского образа жизни, где помыться можно только в течение 3 летних месяцев в ближайшей реке, а заодно там же и постирать белье, где по нужде надо бегать в сортир на улицу, где что вырастил на огороде, то и съел. Правда, ментальность деревенская никуда не делась у этих людей. В прямом смысле: послевоенная застройка Минска, отселение после аварии на АЭС в Чернобыле. В последние годы «пополнение» города Минска происходит за счёт приехавших как бы учиться в ССУЗы, ВУЗы и ПТУ и остающихся после окончания учебного процесса «ў сталіцэ». А катализатором послужила политика Бацьки — именно он сделал «льготный приём» в вузы Минска для «сельской молодёжи» объяснняя тем что мол деревенские дети — это будущая элита страны. Пошло-поехало — люди троешники вне конкурса поступали на места, куда минчане с дипломом с отличием не проходили, так как все места были заняты «льготниками», такие дальше выпускались бездарные «специалисты» которые примазывались к системе, получали льготные квартиры (на себя и на родственников) и потихоньку перевозили свой колхоз в Минск. Поэтому все ВУЗы, где должны готовить элитных специалистов, переполнены агрессивным, беспрерывно матерящимся и харкающим быдлом, которое озабочено важнейшей научной проблемой — кого послать в магаз за мочой пЫвом. К слову, сама система образования, которая в прямом смысле слова зазывает всех колхозанов в город неиллюзорными льготами, настолько ущербна, что до смешного доходит, когда колхозники имеют в своих «мястэчках» и без того завышенные баллы (которые при первом же месяце обучения опускаются процентов так на 50), так ещё и отдельный конкурс. Получаем ситуацию, когда на педагогический поступают полные дауны, которые потом в 40% случаев полгода живут в халявной общаге, находят себе работу, и после снимают квартиру. Ну не хотят они учиться, не хотят, а люди с способностями и желанием вынуждены оставаться в печальном положении. Впрочем, данная система образования ясно иллюстрирует, что бывает, когда колхозники у власти; за счёт размножения «ранее приехавшей и привезённой» лимиты, проживающей в заводских спальных районах. Хотя проживание — это громко сказано. Тут более подойдёт что-то наподобие: «тупое существование» или «бесполезная трата земных ресурсов» на фоне повального алкоголизма и «абыякавасьці да жыцця». Часто молодые калдыри, не доучившись, идут работать в менты или ОМОН, который в свою очередь состоит из дубиноголовой деревенщины чуть менее чем полностью. Минские змагары объясняют это тем, что таков хитрый план бацьки. Минчане более цивилизованные и не станут лихо дубасить своих же сограждан. А обычно имеющему отменное физическое здоровье дубоголовому кресту похуй кого пиздить, когда бацька скажет фас, лишь бы кормили и вид на жительство у Сталицэ имець.

b
Змагарские говнорокеры косплеят быдлоколхозный минский ОМОН. Стеб на трасянке. Фотки настоящие из соцсетей

Разговаривает на т. н. «трасянке» — дикой режущей уши смеси белорусского и русского языков. Даже те, кто переехал жить более 40 лет назад, всё равно продолжают «чырыкаць» на своей противной трасянке, обьясняя это так — як хачу так и гавару, ёба. Примечателен тот факт, что в советское время в Минске практически не было слышно нигде этой трасянки. Когда деревенские приезжали в Минск на учебу или работу, стеснялись трасянки, именно лапотную деревенщину в Минске раньше не уважали. Живущие в общагах недавно приехавшие боялись произнести слово на своей трасянцы, потому как минчане тут же поднимали их на смех. Колхозник был вынужден учиться говорить заново, и уже на правильном литературном русском (реже белорусском) языке. Сейчас, когда у власти в основном такие же колхозники, и последние продолжают понаезжать, коренные минчане остались в меньшинстве. Причём характерен тот факт, что употребление грамматически правильного белорусского языка считается данными особями зазорным и воспринимается весьма неадекватно, можно сказать — агрессивно. Грамматически правильный русский язык, без коверканий и мата, также в среде «колхозников» можно услышать весьма нечасто, ибо наличествует тотальная неграмотность, ограниченность кругозора и скудный словарный запас. Других языков кроме своей трасянки, калдыр ня знае и знать ня хоча. Разговаривая, издают громкие протяжные звуки, напоминающие старую помятую трубу. Видимо, с младенчества другие способы самовыражения не развиты. Агрессия, алкоголь, хамство — они делают свое дело.

Детки этих колхозников, выросшие в городе, отличаются от родителей разве что более-менее чистым языком без трасянки, в остальном ведут себя точно так же копируя привычки своих родителей. Одеваются безвкусно, обычно в дешёвые спортивные шаровары с ближайшего базара, совершенно страшные, чаще всего белые кроссовки и какая-нибудь куртка с намёком на крутость, наподобие кожаной куртки гонщика с целой кучей вшитых эмблем. Летний прикид калдыренка — обычно майка-сокОлка, сланцы или босоножки надетые на носки и пляжные шорты. Самок калдыря легко узнать по топам и мини по апендицит, даже если фигура к этому не располагает, купленным на рынке сумкам типа Шанель или Армяни, нередко украшенных фликером[2]. Часто плюют на асфальт, как бы демонстрируя этим свою «поцанскую крутизну». Глядя друг на друга, мерзко скалятся, что считается дружественной улыбкой. Радостно и невнятно бормоча какой-то бред друг другу на уши. Сидят на скамейках задницей на спинке и ногами на сиденье, харкают кругом, пьют дешевое пиво или что погорячее, усеивают все вокруг бычками и семками, блевотной массой, общаются между собой исключительно с помощью мата, ржут как кони ночью прямо под домом. Чем собственно и вызывают тонны ненависти и жесточайший баттхёрт у коренных труЪ-минчан любящих свой город, не позволяющих себе подобного уебанства . Высшим символом крутизны у калдырят считается ездить на приобретенной на последние папкины/мамкины/ деньги добитой бЭхе двадцатилетней давности, ну, или хранцузком дзизяльке, ходить в бЭлых штанах и рубашечке верхом на бэлых конях. Это считается признаком зрелости и жЫзненного опыта пАссана.

Все коренные, увидев, что быдло понаехало и понапривозило своих привычек, съебали в города-спутники недалеко от Минска (теперь там есть все блага цивилизации: газ, водопровод, интернет и тепе), а «городские» на свою историческую родину приезжают только на выходные и на праздники летом, а зимой так вообще тишина. Факт: в пригородных маршрутках перестало вонять аборигенами, перестали там жрать и пить пиво, но в городском транспорте с каждым годом это явление принимает катастрофические масштабы (могут даже блевануть на плечи).

Отличительным признаком калдыра является то, что любыми способами он хочет доказать тебе охуенную важность своей персоны, и хочет чтобы ты, сука драная, уважал его, плюс полная бессвязность поведения, нелепая одежда, принятая за моду, а также говнообразования в местах быта. По этим говнообразованиям очень легко можно узнать места пространственной дислокации калдыра. Наиболее часто встречаются такие говнообразования, как «ошмётки от очищенных огурцов, помидоров, перца», «нераспознаваемая блевотная масса», «порванное грязное бельё времён СССР», одноразовые пластиковые стаканы и бутылки из-под дешевого плодова-выгаднага вина, именуемого в народе чарнилам/бырлом, валяющиеся непосредственно под балконом калдыра. Также присутствие калдырэй и их молодого выводка можно заметить по заплеванным стенам в подъезде, засранным лифтам, опаленным спичками потолкам, кнопкам лифтов и дикой вонище, особенно в лифтах, куда более культурному гостю-новичку без противогаза лучше не соваться. Несмотря на то, что подъезд оборудован домофоном против бомжей, калдыр не прочь и свой засрать, где часто выходзиць на лестничную плашчадку пакурыць, пабухаць со своими карэфанами/сваяками/земляками. Часто уборщики в подъезде просто засыпают говнообразования хлоркой или известью прежде чем убрать, что еще больше усиливает пиздец. Потому что калдыры за свою сознательную жизнь в своих дзяроунях привыкли ходить «до ветру», притом что не у многих из них имелись домики типа сортир, а потому — на огород, или за кустик, вот и привыкли где жить, там и срать, в прямом и переносном смысле. Зато в центре Минска вылизаны проспекты и улицы, на фоне действительно засранных окраин и спальных районов. Это не мешает быдлу буквально «захватывать» центральную часть города в момент проведения праздничных мероприятий, когда колхозная натура буквально выплёскивается через край из каждого «культурно отдыхающего» — алкоголь льётся рекой, звучат песни местных «зорак» (звёзд), и над центром Минска витает дикий смрад из-за массовых мочеиспусканий «прямо на месте», хотя туалетов в Минске чуть более чем предостаточно. Теперь в любое кафе, ресторан, МакДак, пиззырию можно зайти и ничего не объясняя и даже не попрошайничая, рулить в туалет, не пустить не имеют никакого права. При этом нормальные люди стараются свалить на эти быдлопраздники куда-нибудь подальше из Минска. Некоторые, правда, остаются и «туды» не ходюць.

Данная практика имела место ровным счётом до 3 июля 2008 года, когда на одном из подобных мероприятий (концерт под открытым небом по случаю Дня независимости) неизвестный террорист хулиган взорвал начинённый тротилом, болтами и гайками пакет из-под расово украинского томатного сока «Садочок». После этого во время быдлоконцертов в центре Минска спиртное продавать запретили, а сам контингент пропускают туда только после проверки миноискателями и тщательного обыска. Малейший запах алкоголя или попытка пронести даже пиво — и разрешение пройти не дают. Отчего, к слову, массовые мероприятия в Минске стали весьма унылы.

[править] Отношение к колхозникам

Когда ругают колхозников, принято недобрым словом поминать Никиту Сергеевича Хрущёва, выдавшего крестьянам паспорта. А заодно и Александра II «Освободителя», сделавшего это за сто лет до того как.

Колхозник — любимая разновидность лоха для всех скаммерсантов и прочих гешефтмахеров, ввиду необразованности и непуганности. Данный вопрос рассматривался ещё более ста лет назад у О'Генри, «Развлечения современной деревни».

[править] Колхозники и небыдло

 
Сельский секс (пинд. Farm Sex)

Сельский секс (пинд. Farm Sex)

У них там своя атмосфера

У них там своя атмосфера

Не секрет, что эти два социальных института всегда ненавидят друг друга, и это выливается в ряд разных забавных и не очень ситуациий. Как правило, таковые начинаются, когда небыдло попадает в рабочий коллектив к колхозникам (например, в супермаркетах, где только упоротые колхозники и держатся, городские физически не могут выдержать такие условия, или на заводах тяжёлой промышленности) или волею судьбы приезжает к ним в деревню. Про это даже снимаются фильмы и телепередачи по типу «Окон». Ситуации, в основном, такого типа:

  • Колхозник (чаще колхозница) приезжает в Город, дабы найти счастье. Волею случая он/она знакомится с (запинается об/сбивает(ся) машиной/падает в реку и спасается благодаря) неким богатым бизнесменом, тот из-за наивности и добродушия устраивает её к себе на работу/в дом и через месяц/день об этом очень жалеет, так как колхозница начинает устраивать в его доме всё по-своему, привозит из Задрищенска своих таких же родственников и, что самое главное, вступает в брак с хозяином дома или с кем-то из его родни. В реале такое встречается редко. (Яркий пример сериал «Моя прекрасная Няня», с А. Заворотнюк и С. Жигуновым)
  • Небыдло попадает в коллектив к суровым колхозникам (самый распространённый сценарий). Первое время ему будет тяжело — колхозники начнут предлагать ему выпить (причём начиная не с пива, а сразу с какой-нить султыги), тот пьянеет и после его начинают подъёбывать. Например, когда небыдло, с непривычки быстро устав, присядет на пять минут передохнуть, ему отвешивается пендель под жопу с намёком работу продолжать. Небыдло, в свою очередь, парирует словесно, мол, милостливые господа, я вообще-то, подустал, и колхозники применяют против него свои известные колхозные отмазки «Мы работаем с 15 (14, 13, 12, etc.) лет и ничего, таскали кирпичи, 100 килограммовое железо и т. п., а ты, здоровый 20 (25, 30, 40)-летний мужик, ничё не можешь!» и небыдлу ничего не остаётся, как без устали вкалывать. Когда же сами колхозники присядут эдак на пару часиков во время рабочего времени и небыдло попытается намекнуть им то же, что намекали и ему, его громко посылают или произносят другую, не менее часто используемую колхозную отмазку:яйца курицу не учат (или более крепкий вариант: не учи отца ебаться). В конце концов, небыдло либо становится колхозником сам, либо сваливает оттуда, либо кто-нибудь (в американских фильмах — в виде японского дедушки-уборщика) научит его правильно себя среди них ставить. Чаще в реале, чем в кино.
b
Типичная ситуация
  • Молодая колхозница, не желая как в стихотворении «Тройка» Некрасова или песне «Сектора газа» жить колхозной жизнью (то есть, до конца дней убирать говно в свинарнике и терпеть мужа-алкаша), приезжает в город и таки попадает в нормальное учебное заведение. Там она влюбляется в очкастого ботана или другого представителя небыдла и в конце обучения везёт его к своим родителям в свой родной «Пиздец Коммунизму» с целью представить предкам своего избранника. Те же решают проверить его на мужичность и придумывают ему разного рода испытания, как правило, стандартно-колхозного характера — натаскать и нарубить вагон дров, почистить полную навоза свинарню, напоить спиртом и сводить после этого еле живого ботана в баню к девочкам-колхозницам. Молодая колхозница приходит в шок от родительских выходок и решительно сваливает в город подальше от полоумных.
  • Ситуация, которая происходит гораздо реже, чем предыдущая. Отчаянная представительница небыдла, к 25-30 годам так и не нашедшая свою вторую половину среди своих односельчан, то есть, такого же городского небыдла, знакомится с колхозником или с каким-нибудь гастарбайтером, который работает в той же компании, что и она, только он работяга, а она при этом какой-нибудь пиар-манагер. Он ей кажется настоящим мужчиной, ибо умеет не только красиво пиздеть, но и работать, да и вообще — люди от земли гораздо мудрее, думает она. Он же видит в ней воплощение своей мечты о жизни в городе и всяческих благах, и к тому же повышает своё ЧСВ в глазах других колхозников, которые тягаются с такими же деревенскими дурами, как и сами. Чаще всего долго друг друга не выдерживают, так как деревенское начало берёт своё, куда бы она его с собой не привела, а она, посетив его родителей в деревне, начинает блевать от запаха коровьего говна, отчего доставляет радость соседям и вызывает ненависть его мамаши аки «Тоже мне, неженка». Полузнакомая представительница подвида ТП своей шкурой разработала модификацию этого сценария: имея в силу тонкой душевной организации объективные проблемы психиатрического характера и страдая трудным периодом, пошла топиться в городской фонтан. Извлечена оттуда была проходившим мимо сабжем. Через семь месяцев я родилсяКолхозник оказался на время идеально подходящим анальгетиком, поскольку этим людям по определению не могут быть свойственны психические расстройства и прочие радости от небыдла. Через сколько-то колов времени ситуация приняла предсказуемый оборот, колхозник отправился убирать говно в колхоз, как следствие, на круги своя вернулись и проблемы с головой. Итог: набрав от депрессии 96 килограмм живого веса и отправив двоих прижитых этим симбиозом детей на выходные в деревню, самка ТП повесилась на детских качелях.
b
Колхозная свадьба

[править] Колхознизмы

  • Мы работаем в газу, пыли и на целине с 15 (14, 13, 10) лет, а вот ты… — использование описано выше.
  • Навоз кидать — не пряники облизывать или равносильно сказать: Пиздеть — не мешки ворочать — циничная подъёбка дачника-небыдла местным колхозником.
  • Та всех денег все равно не заработаешь… — служит как оправдание для лежания и дрочки на печи, так же может это звучать в виде цитаты из знаменитого фильма: «Работа — не волк, в лес не убежит». Объяснение одно: миф о трудолюбии был выдуман самими же колхозниками, чтобы как-то себя же утешать. Если колхозник за день перетащит один кирпич и ткнёт 5 раз лопатой/сапкой/граблями в землю, то он будет считать, что уже наработался. Колхозник и работа — понятия несовместимые, ибо колхознику проще создать видимость работы, например, стоять с вилами у телеги с навозом и тыкать ими периодически в говно, при этом совершать перекуры каждые 5 минут. Колхозник будет вам постоянно пиздеть во время работы о том, как он в молодости разгружал вагоны с углем/гравием, но знайте, что он больше одного ведра с картошкой/морковкой/буряком никогда не поднимает из принципа, оправдываясь: «Мне шо, грыжа нужна?». Более того, на охуительные истории о «пахоте целины в молодости» следует отвечать, что всю работу в деревнях делали при Совке сгоняемые добровольно-принудительно студенты из города, в то время когда в колхозе единственными работящими были доярка и тракторист. Также колхозник никогда никому не помогает из принципа и, видимо, разделяя точку зрения Полишинеля из пьесы Ромена Роллана «Лилюли»: — «Самое полезное для здоровья — смотреть, как работают другие». Он только смотрит, как кто-то работает и даёт ему советы по типу «та ты не правильно лопату держишь», «да ты мало каши ел» и пр.
  • Пошёл в нашу породу — то есть, применение слова «порода» в отношении людей. Обычно применяется к детям при межсемейных пьянках, при этом характерно хватание детей за голову (аки лошадь или породистого пса) и показывание всем признаки своей «породы» (косоглазие, прыщ на всё рыло, выпяченная челюсть, большие ухи и т. д.). Если же признаков отцовской породы нет, то в таких случаях жене колхозника отвешивается пендель («бляданула с Васькой-косым»).
  • С нами не пьёшь — нас не уважаешь (вариант: кто не пьет — тот стучит) — применяется, дабы склонить небыдло к пьянке. Если последний откажется, появляется повод набить ему ебало.
  • Распевание частушек со словами: «Разобью пизду об лёд» и более похабными словосочетаниями. Так, колхозники на пьянках соревнуются — кто круче составит частушку из слов «блядь», «пизда», «милёнок», «хуй». Своеобразный аналог баттла у расово негритянских хип-хоперов пих-похеров.
  • Меня это не ебёт — пришедший из колхоза вариант фразы «Мне похуй». Укровариант: «А мэни похуй!» или совершенно кавайная конструкция «А мэни до́пэзды» (именно так, ударение на первый слог)
  • А я там знаю? — типичный ответ колхозника на поставленный ему вопрос. Некоторые говорят «А я ебу?», на что представитель того же сословия может парировать «А я ебу, ебёшь ты или нет?», что не мешает новой, более мощной атаке «А я ебу, ебёшь ты, ебу я или нет?»и до победного.
  • Приучайся — и вновь-таки слово, применимое к животным, применяется к людям. Образованный человек обычно говорит «учись» или «пытайся».
  • Не хочешь учиться — иди работай или Не будешь учиться — будешь быкам хвосты крутить —  когда у сына или дочери колхозника начинаются проблемы с учёбой и они, получив ремня, начинают жаловаться на тягости школотной жизни, обязательно слышат именно эту фразу. Некоторые, в силу неспособности к обучению, даже идут работать (с 15, 14, 13, 10 лет).
  • С тебя ж не убудет/Та тебе шо, жалко?.. — типичный «развод» у «колхоза». Подражание, на свой манер, способу отъёма финансов «нормальными пацанами» из ближнего Мухосранска. Добавляется характерное «Слы!..», часто с придыханием. Причём, показательное суржиковское «шо», употребляется повсеместно в сёлах Центра этой страны.
  • Зажрались/наворовали — применяется к тем, кто живёт благополучнее колхозника. То есть, ко всем.
  • Это тебе не твоя Москва/Питер/Киев/Минск/другой крупный город — применяется по отношению к приехавшему по каким-то причинам в деревню городскому жителю, который начинает срать кирпичами от особенностей местного быта (отсутствия газа, туалета на улице, запаха говна и т. д.), и автоматически становящимся объектом всеобщих лулзов колхозников. Является демагогией в чистом виде.
  • Будешь жрать одну картошку — пожелание/предупреждение колхозников о том, что сабж, кому сказана эта фраза, будет жить в нищете (хотя картофель — довольно сытная и не дешевая пища).
  • Ты шо, не мужик, што ли?/Чё как баба?/Будь мужиком, блеать! — про этот один из самых известных колхознизмов есть отдельная статья.
  • Уморился (уморилась) вместо «устал» («устала»).
  • Нема за шо — исковерканное «не за что». Граммар-наци плачут горькими слезами.
  • Изба, хата — у колхозников синоним к любому жилищу, будь это либо шалаш, либо благоустроенная квартира в центре Москвы.
  • Есть мнение, что выражение «А то!» также пришло к нам из колхозных мест.

[править] Мнение со стороны колхоза

Молодая семья выражает

Хотелось бы добавить, что существо, писавшее сию статью, само недавно с ветки слезло, ибо не понимает различий между чудовищем Франкенштейна и самим ученым-любителем, запилившим на свет Б-жий такую няшку. Да и вообще, статья уныла и по сути является субъективным мнением спесивого инфанта. Кроме того, анонимус подмечает, что вся статья - гипертрофированное представление Илитного городского интеллигента, который и поссать толком не может самостоятельно, не обмочив руки, стульчак и пол вокруг, о человеке из деревни. Хотя объективно, все признаки, представленные в статье, налицо у городских жителей. Анон лично знает, что большинство приезжих из деревни - спокойные, умные, миролюбивые люди. И выдает исключительно говор, который, между прочим со временем исчезает вовсе. Нельзя не отметить тот факт, что приезжие из деревни и села добиваются бОльших успехов в жизни, нежели интеллигенция со своими метаниями, амфетаминовыми дискурсами и тонкой душевной организацией, которые не позволяют даже отверстие в стене просверлить, дабы картину повесить. Объясняется все просто - вставай пораньше и делай побольше, тогда от голода не умрешь. Такие дела, автор. Для того, чтобы писать о каком-нибудь факте, нужно знать его от и до, а не высирать свое пьяное субъективное мнение. Представленные примеры есть ни что иное, как портрет среднестатистического субъекта России и ближнего зарубежья, коих полно и в городе. Статья уныла и совершенно неправдива. Автору незамедлительно прописать курс длительного пребывания в деревне, не менее 2 лет, с последующим изучением таких предметов, как: "Отсутствие горячей воды в любое время года за исключением банных дней", "Использование инвентаря типа "коса двуручная обыкновенная", "топор с деревянным топорищем, одна штука", "колун для колки дров с железным топорищем (труЪ колходник-куны знают о чем я )" (К.О. улыбается) и т.д.", "Как не умереть с голоду в отсутствие ближайшего магазина в радиусе 10 км в любое время года". Остальные мероприятия - в зависимости от усвояемости облегченного курса. Таким образом, картина говно/автор мудак.

Колхозник-кун

[править] И последнее

Многие деревенские люди, прочитав эту статью или услышав подобные ей подъёбки в жизни, могут обидеться, приняв многое из неё на свой счёт, поэтому нужно сделать небольшое пояснение: не всякий сельский — колхозня, встречаются вполне себе приличные люди, не обладающие вышеописанными характеристиками, но таковых, увы, всё меньше и меньше. А разгадка одна — понаехавшие всячески пытаются содрать поведение городских жителей, не особо задумываясь о последствиях. Более того, чтобы быть колхозником по характеру, необязательно жить в деревне — очень часто встречается человек, соответствующий написанному в этой статье процентов эдак на 70-80, но, к удивлению, родившийся и проживший в городе всю жизнь. Вплоть до Нерезиновой и Культурной включительно.

Если ещё короче: колхозник — это жлоб по-деревенски (на что, собственно, и было указано в начале статьи). Кроме того, после падения Совка российская деревня деградирует с каждым годом — оплачиваемой работы нет или платят за неё копейки; в общем, почти все нормальные люди давно уже оттуда съебались.

[править] И самое последнее

Подавляющее большинство жителей городов, а как для миллионников — так и все 99% населения, являются колхозниками или их потомками. Чаще всего во втором-третьем, а иногда и в первом поколении: то есть, «понаехaвшими» пару лет назад.

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. С учётом того, что в 1970 м году в Минске было 907 тысяч рыл, версия сомнительна и попахивает хуитой.
  2. для слоупоков и тех кто не в курсе — настоящие сумки подобных фирм стоят от тысячи евро, из дешевого кожзама не делаются и на рынке за триста деревянных не продаются