Персональные инструменты
Счётчики

Копипаста:Военкомат

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

Все начнется с позитивной ноты - ты отпразднуешь 27 год своей никчемной жизни, изряднонабухавшись с друзьями в средней паршивости кабаке. Во время пьянки кто-нибудь обязательно скажет тост о том, что теперь ты сможешь спать спокойно, т.к. тебе больше не грозит перспектива целый год работать на государство за еду и уныло отрабатывать строевой шаг. Внутренне ты будешь ликовать и смачно рисовать в своем воображении тот момент, когда ты с ехидной улыбкой переступишь порог военкомата, где тебя уже ждет твой военный билет, источающий вкусный аромат свежей типографской краски.

Но ты напрасно радуешься: суровая действительность и долбоебизм работников военкомата превосходит даже самые смелые ожидания. Ты придешь в военкомат, тебя там встретит жирное прыщавое чудовище женского пола (тебе обязательно покажется, что ты уже видел ее за кассой универсама Пятерочка), либо унылый худощавый мудак неопределенного возраста, с повадками таксиста или продавца цветов. Но не столь важно, кто именно тебя встретит, результат всегда будет одинаков: ты пришел не в тот день и не в то время, приемные часы Виктории Валерьевной (которая, блядь, единственная из двух десятков рыл, населяющих военкомат, может тебе помочь) бывают каждую нечетную среду каждого четного месяца с 7:00 по 8:30 утра.

И вот, в злоебучую февральскую среду, ровно в 7 утра ты припиздовал к Виктории Валерьевной, представляя ее в своем воображении как охуенно важную и занятую женщину в строгих очках и деловом костюме, с аккуратно уложенными волосами и безупречным маникюром. Но реальность, мой друг, тебя сильно разочарует: перед ее кабинетом ты наткнешься на толпу таких же мудаков, как сам. Вы протопчетесь у двери с полчаса, и только потом из соседнего кабинета выйдет бесформенная рыхлая обезьяна, в глазах которой ярко-красными молниями будет сверкать НЕНАВИСТЬ по отношению ко всему живому, а в частности к вам.

Конечно же, в очереди ты будешь последним. Пропустив патлатых студентов, смачно смердящих перегаром, невнятных седеющих прощелыг и будто обдолбанных школьников, ты наконец переступишь порог заветного кабинета.

Тебе уже начинает казаться, что всему этому аду приходит конец - вот она, долгожданная Виктория Валерьевна, восседает за своим пыльным столом, заваленным бумагами, крошками от хлеба и ошметками дешевой сальной колбасы. Она даже оторвала глаза от экрана дешевого китайского планшета, который своим трещащим динамиком транслирует невнятный голос то ли доктора Быкова, то ли Физрука, то ли Жириновского.

Ты протянешь ей свое облеванное "Удостоверение призывника" и паспорт в обложке из черного кожзаменителя, купленной твоими друзьями в переходе на Павелецкой и подаренной тебе на день рождения на втором курсе, и несколько минут Виктория Валерьевна будет изучать их. Когда наконец до нее дойдет, что тебе уже исполнилось 27 лет, ее и без этого недобрый взгляд засверкает ужасными всполохами ЛЮТОЙ ЯРОСТИ, ее губы, окаймленные редкими черными усиками, задрожат, дыхание участится и она что есть силы заорет: "Уклонист!!!"

Сделав над собой невероятное усилие, Виктория Валерьевна усмирит лютую ярость, клокочущую внутри нее, и достаточно доброжелательно предложит тебе к хуям собачьим покинуть ее кабинет. Ты охуеешь от безнаказанности и вседозволенности жалких канцелярских крыс, заполняющих своими уродливыми телами пыльные кабинеты казенных зданий.

Ты будешь униженно просить ее тебя выслушать, показывать ей документы о докторской степени, инвалидности и наличии двух детей, но все твои доводы будут разбиты на мелкие осколки о железобетонную стену ее ненависти. От Виктории Валерьевной ты узнаешь о себе много нового: ты жалкий чмошник и неудачник, осмелившийся уклониться от выплаты Родине великого долга, тебе теперь ни за что в жизни не даст даже проститутка, и ни о какой, а тем более высокооплачиваемой, работе ты можешь даже не мечтать.

Ты вдруг вспомнишь что ты в общем то взрослый мужик с высшим образованием и неплохой работой, и попытаешься вступить с ней в аргументированный спор, от которого не будет ровно никакого толку. И тут в кабинет обязательно зайдет какой-нибудь пенсионер с перекошенным ебальником и заплывшими похмельными глазенками - то ли прибалт, то ли просто хуйло, и попытается посмотреть на тебя взором взрослого дяди, читающего мораль неразумному ученику младших классов школы.Его сбивчивая картавая речь не произведет на тебя ожидаемого эффекта, напротив, ты окончательно утвердишься в том, что единственная цель работников военкомата - сделать твою задроченную жизнь как можно хуевее, всеми силами демонстрируя каждому посетителю свое псевдопревосходство.

В эту минуту ты подумаешь, что стоящее перед тобой старое хуйло все же является мужиком, хотя бы чисто номинально, к тому же, возможно, офицером, и попытаешься вызвать его на аргументированный диалог. Ты расскажешь, что живешь и работаешь в Москве, уже в третий раз приезжаешь в свой Мухосранск с целью получения военного билета, но каждый раз тебя отсюда выпроваживают, даже не утруждаясь вдаваться в объяснения.

И тут произойдет апогей всей твоей военкоматной эпопеи. Этот старый хрыч посмотрит на тебя взглядом, выражение которого крайне легко представить, но крайне сложно описать…

Он посмотрит на тебя, как человек, который 20 лет продавал пылесосы кирби посмотрел бы на неопытного продавца орифлейм, пришедшего к нему домой.

Он посмотрит на тебя, как физик-ядерщик с 30-летним стажем смотрит на студента, утверждающего, что взрыв на Чернобыльской АЭС произошел из-за того, что в реактор "что-то не то влили".

Он посмотрит на тебя, как учитель математики смотрит на глупого ученика начальных классов, попытавшегося его "обсчитать".

В целом он будет смотреть на тебя как на полного мудака, который лепит просто несусветную и нереальную хуйню, затем, придав своему голосу как можно больше обличительного пафоса, скажет:

"Молодой человек, ну что вы нам такое тут говорите? КАК вы можете работать в Москве, если САМИ нам тут утверждаете, что у вас нет военного билета?"

Ты уставишься на его тупое рыло, и поймешь, что бесполезно что-то менять в этой прогнившей насквозь системе.

В подобных местах по определению не может быть нормальных людей, просто пытающихся выполнять свои рабочие обязанности. Если же нормальные люди туда и попадают, то под давлением большинства превращаются в таких же упоротых и полоумных имбецилов. Если же нормальным людям каким-то чудом удается сохранить свой рассудок и твердую волю, то их все равно очень сложно разглядеть в толпе напыщенных самодовольных ублюдков, чье осмысленное существование в этом мире давно уже прекращено…

Ты покинешь кабинет Виктории Валерьевной, оставив ее вместе с упоротым седовласым долбоебом, чтобы они до конца рабочего дня обсуждали «молокососов и выскочек» вроде тебя. Затем ты без стука зайдешь в кабинет к Военкому, который даже не удивится твоему появлению, сядешь на неудобный стул перед ним, и тихо скажешь:

- Я согласен на ваши условия. Вечером присылайте ко мне своего человека, я ему все передам. Говорите, через три недели документ будет готов?