Персональные инструменты
Счётчики

Копипаста:SJW

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

Во-первых, меня раздражает душное морализаторство борцов за права меньшинств (в этом они парадоксальным образом схожи с религиозными ультраконсерваторами). Во-вторых, меня раздражает, что меня называют «привилегированным» в условиях, когда я в детстве испытал довольно много физического и психологического насилия, а ещё относительно недавно был вынужден прикладывать усилия, чтобы избежать вероятного насилия в российской армии (от цивилизованной армии вроде израильской (небоевые части по крайней мере), швейцарской или там финской я бы, может, и не косил, а любая постсоветская армия с такими случаями, как Шамсутдинов, Сычёв, Сакалаускас — да ну нафиг) — в то время как мои одноклассницы/однокурсницы были свободны от этой головной боли (ах да: ещё парням задавали значительно более тяжёлые физические упражнения на физкультуре). Это, знаете ли, как пытаться рассказывать голодному, что он сыт. Какая разница, кто создал эти проблемы — страдаю от них я, и я ни в коей мере не могу нести ответственность за них только потому, что я одного пола (кстати, необязательно: те же Тэтчер и Клинтон отличались исключительной воинственностью наравне со многими политиками мужского пола) с теми, кто установил такую систему, при которой у мужчин ЕСТЬ юридическая обязанность отслужить в армии год (ранее 2 года), а у женщин НЕТ юридической обязанности ни служить в армии, ни рожать детей. Теория фемок о якобы имманентости патриархата сильно натянута на глобус: статистика показывает, что среди совершающих домашнее насилие над детьми матерей несколько больше, чем отцов. И женщинам мешает бить своих парней/мужей (ну или взрослых родственников мужского пола) исключительно разница в физической силе. Бьют и издеваются тупо потому, что могут (потому что жертва не может дать сдачи) — а вовсе не потому, что только членомрази склонны разрешать конфликты силой (вот, я видел новость, что выяснилось после смерти Хокинга, что жена его периодически поколачивала — ну разумеется, ведь он прикован к коляске, а она здоровая).

Инкогнито Анонимус

Согласно поисковым трендам Google (см. рис. 1), фраза «social justice warrior» достигла пика в августе 2014 года, как раз во время #Gamergate. Якобы речь шла об «этике в игровой журналистике», но на самом деле #Gamergate был скоординированной кампанией преследования дизайнерок игр, журналистов, критиков и союзников. Сторонники #Gamergate часто использовали термин «SJW» для описания «оппозиции», с которой они столкнулись. В конечном итоге, движение #Gamergate стало удобным способом свободной коалиции озлобленных гиков, мизогинистов, альт-райтов и троллей объединиться вокруг общей идеи — что популярная культура «чрезмерно озабочена» определённым видом политики идентичности — даже если их тактика и фактические мотивы участия были различными (Torill E. Mortensen 2016; Adrienne L. Massanari 2015; Shira Chess и Adrienne Shaw 2015). Но быть «геймергейтером» (GG) или обсуждать #Gamergate в Twitter, 4chan или на Reddit /r/KotakuInAction предполагало особую ориентацию на свободу слова и гендерную политику. В частности, они отвергали всё, что воспринималось ими как уклонение в «политику идентичности» или политкорректность, выступая за экстремистскую версию свободы слова, где слова не имеют последствий. В то же время GG часто обсуждали своё презрение к «воинам социальной справедливости» (как их часто называли), или, чаще всего, сокращённо SJW, которые якобы угрожали их удовольствию не только от игр, но и от культуры в целом. Конечно, уничижительно называя людей SJWs, сторонники #Gamergate апроприировали гораздо более старое понятие.

Mrakia
«

Движение, которое начинается как движение за права угнетённых, очень легко перерождается в тоталитарно-фашистское устроение. И это тоже было неоднократно. Классический пример — это бедная, несчастная Германия, которая действительно совершенно подло была расчленена и унижена Версальским договором, и к чему их привела эта их поначалу вполне справедливая и понятная обида. Это если говорить на национальном уровне. А если говорить на классовом уровне, то опять же история Советского Союза и многих других обществ, которые попробовали на себе поэкспериментировать. И есть старый анекдот, как приходит еврей в ОВИР (место, где выдают загранпаспорта) и говорит: я хочу получить загранпаспорт. А он человек немолодой, и его спрашивают: - А что Вы хотите заграницу уехать на старости лет? - Нет. - А куда Вы хотите уехать? В Париж? - Нет, неважно, куда-нибудь. - Да, а что Вы так хотите посмотреть? - Нет, я хочу уехать насовсем. - Но почему? Вы - орденоносец, заслуженный человек, почётный пенсионер. Почему Вы хотите уехать? - Есть одна вещь, которая меня напрягает и смущает. При Сталине за это расстреливали, при Хрущёве сажали в тюрьму, при Брежневе - в психушки, при Горбачёве это терпели, при Ельцине стали это рекламировать. Я хотел бы уехать пока гомосексуализм не сделали обязательным. Вот очень легко борьба за права при определённом политическом климате становится диктатурой. И это я говорю не просто опасаясь. Довольно много такого рода цензуры мы видим в современном западном обществе.

»
Свобода в христианской традиции. Лекция Андрея Кураева