Персональные инструменты
Счётчики

Маньяк/Факты

Материал из Lurkmore
< Маньяк
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Маньяк. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

Это многое объясняет
  • Большинство маньяков — мужчины правильного цвета кожи. Правда, скорее из-за наличия развитой системы правоохранительных органов в местах обитания белого человека.
  • Большинство маньяков выросли без отца или в семье с доминирующей мамашкой. Если же батька пытался обозначить себя в воспитании сынка, то только с помощью народных методов воспитания. Благодатнейшая среда для культивации навыков сабжа с младых ногтей — любящие родители-алкаши (пример).
  • Большинство маньяков переживало «весёлое и счастливое» детство, испытав на себе все прелести участи омеги. А потому, анонимус, если нелёгкая уберегла тебя оказаться на самом дне классной иерархии, когда ты обучался в школе, и даже напротив, подарила тебе возможность и самому потравить несчастного омежку, то как знать, возможно в появлении ещё одного маньяка будешь виноват лично ТЫ! А если повезет — станешь его жертвой, ибо маньяки из бывших омег частенько в первую очередь таки отыгрываются на своих бывших обидчиках, чморивших его в нежном возрасте, и типаж в качестве жертвы стараются выбирать соответствующий. Посеешь ветер — пожнёшь бурю.
  • Большинство маньяков — латентные психопаты (хотя, конечно, бывают и явные). Очевидный факт, что у них живут тараканы в голове. Да что там тараканы, целые тарантулы! Но их они очень тщательно скрывают. И даже опытный психиатр или психоаналитик их не всегда разглядит. Хотя те самые нет-нет, да вылезают время от времени при людях. Впрочем, от суда сабжей это зачастую не спасает, ибо для подсудности им достаточно осознавать свои действия.
  • Встретить среди маньяков показушных мизантропов и демонстративных нигилистов едва ли возможно. Они очень тщательно стараются быть ярыми гуманистами, убеждёнными пацифистами, моралофагами. При том делают это с таким рвением, что сами верят в свои убеждения. Большинство из них также верующие и набожные. Положение обязывает, что тут сказать.
  • Большинство маньяков ну очень редко нападают на своё окружение. Напротив, с ними-то они ведут себя крайне чутко, очень отзывчиво и предельно дружелюбно. А потому, когда личность очередного маньяка раскрывается, его родственники, друзья, соседи, коллеги испытывают от такого сильный разрыв шаблона, выдавая потом что-то вроде: «Как же так? Такой добрый и отзывчивый человек. Всегда нам помогал во всём. Я же с ним детей своих оставляла понянчиться, как они его любили. Он ведь их даже пальцем не тронул. На работе его очень уважали как специалиста и просто человека. Ну не мог он быть таким. Его подставили!». И причём какая-нибудь независимая экспертиза в таких случаях подтверждает — действительно это он маньяк, подставы нет, как бы ни хотелось верить в обратное.
  • Большинство маньяков вменяемы и полностью осознают свои действия.
  • Большинство маньяков нападают на женщин и/или детей. В основном из-за своих физических данных. Но не все. Если маньяк помешан на ненависти к здоровым мужикам, он и на них найдёт способ охотиться.
  • Многие маньяки страдают различными комплексами вследствие тотального контроля со стороны мамки за половой жизнью сабжа. Как правило, серийный насильник — это не мачо или сексуальный гигант. Скорее всего, у него крошечный МПХ, ослабленная потенция, регулярные нестояки и трудная возбудимость. Почти наверняка он натерпелся с этим от слабого пола, чем и вызвано его желание трахать их без согласия.
  • Большинство известных широкой публике маньяков — американцы. Это не значит, что их там больше всего, просто в стране-флагмане информационного общества каждый достоин своих 15 минут славы, в том числе и маньяки — простые ребята из соседнего двора. Опять же журнализдам, повелителям зомбоящиков и сувенирщикам PROFIT…
  • Маньяк редко останавливается сам и убивает до тех пор, пока его не поймают. Исключения вроде Риджуэя или Попкова весьма редки; однако не стоит забывать о том, что статистика велась по уже пойманным маньякам. Чем занимались анонимные авторы многих тысяч «висяков» после убийств, неизвестно. Так например, личность знаменитого Джека-потрошителя, державшего в страхе весь Лондон, до сих пор неизвестна. Хотя смело может статься, что внезапно и беспричинно прекративший активность серийник-анонимус просто обратился в веру праведную, либо был посажен за что-нибудь другое. Либо переехал в другую страну или регион, а начать маньячить на новом месте ещё не успел.
  • Что любопытно, неизобличённый маньяк — явление практически исключительно забугорное. За всю многовековую историю государства Российского мы имеем лишь шесть анонимусов: [1], 2, 3, 4, 5, 6. Почему так вышло — вопрос спорный. Конечно, быть может, что каким-то чудом все маньяки у нас в конечном счёте ловятся, но напрашивается несколько более логичных ответов: во-первых, распиздяйство правоохранительных органов, нескоординированность и, как следствие, невозможность связать несколько эпизодов в одну серию; во-вторых, опять же распиздяйство, а именно нежелание портить статистику (ведь серийный убийца — это похлеще бытовушных висяков, даже нескольких); ну и, наконец, власти скрывают. Загнивающий запад же, бездуховность, «в СССР маньяков нет
  • Несмотря на устоявшийся стереотип, маньяк вовсе не обязательно будет жмурить определённую группу лиц (дети или блядинки) и не обязательно одним и тем же способом (расстрел, удушение, обезголовливание или что ещё). Просто если серия дохлошкольниц сразу наведёт на мысль о новом серийнике, в то время как серия из школьника, взрослого мужика и деда, где один был задушен, другой — зарезан, а сперва лишён анальной девственности, а третий сбит машиной, скорее всего, останется в глазах следователей тремя несвязанными убийствами, совершёнными тремя разными исполнителями.
  • На рашкинских просторах обитает около трёхсот маньяков. Причём число сие остается примерно неизменным: одних ловят, другие появляются. Справедливости ради стоит заметить, что большая их часть за свою карьеру имеет не более одного фрага.
  • Серийный или массовый убийца редко набивает фраги исключительно ради желания убивать. Зачастую у него есть какая-то иная, более материальная причина (например, изнасилование, месть, желание прославиться и т. п.). Мотивом может быть и ограбление, но, например, грабитель инкассаторов, убивающий их при каждом нападении, или наёмный киллер — это не маньяки.
  • Большинство серийных убийц убивают не равномерно, а поддавшись вдохновению. Сабж может набрать за месяц-другой не один десяток скальпов, а потом затихнуть не на один год.
  • Серийный или массовый убийца в обычной жизни, скорее всего, тихий и добропорядочный человек. Он может быть примерным отцом (Чикатило), любящим сыном (Дмитрий Виноградов) и даже маменькиным сынком (Александр Спесивцев). Зачастую это нехило усложняет его вычисление с целью предупреждения или последующие поиски, поскольку все ожидают увидеть матёрого зека или дикого психопата, но никак не добропорядочного члена общества. Далеко не всегда маньяк — это какой-то фрик с безумными, бегающими глазками, с нестандартными повадками, как обычно их изображают в фильмах. Они очень ловко умеют симулировать и мимикрировать под нормальных людей, да так, что даже быдлом их назвать язык не повернётся. Могут быть интеллигентными, импозантными и даже начитанными (вследствие частого сублимирования, скорее всего), могут обладать вполне симпатичной, ну или хотя бы неприметной и заурядной внешностью. Немало данных известных индивидуумов обладало сильными интеллектуальными способностями, превышающими и.с. простого среднестатистического человека. Ведь именно все эти качества позволяют отвести от них все подозрения и не отпугивать заманиваемых жертв, что позволяет им маньячить очень продолжительное время. В момент поимки могут всячески пытаться косить под дауна, ради того, чтобы быть признанными невменяемыми и вместо тюрьмы отправиться в «палату номер шесть», где условия содержания получше (впрочем, не всегда) и остаток жизни можно провести в весёлой компании гитлеров, наполеонов, иисусов христосов и прочих интересных личностей. Когда они косят под даунов, тогда именно такими большинству публики они и запоминаются, ещё также благодаря «компетентности» СМИ, взявшихся освещать тему поимки того или иного маньяка. И вся эта публика впоследствии продолжает наивно верить, что все маньяки везде и всегда именно так неадекватно себя и ведут. И каждый такой хомячок-обыватель свято уверен в том, что уж он-то всегда распознает любого маньяка за три версты, что впоследствии с какой-то долей вероятности и сыграет с ним злую шутку. Такие дела.
  • Реальное число маньяков гораздо больше заявленного СМИ, включая анонимусов, поскольку за фраги засчитываются только предъявленные трупы. Если же глянуть статистику пропавших без вести (которых, к примеру, по Рашке набегает не одна тысяча каждый год), то можно увидеть, что, допустим, в каком-нибудь Мухосранске за год пропало несколько школьниц с примерно схожей внешностью. По данным ментуры, все сбежали из дому. Иными словами, некоторые маньяки просто оказались изобретательнее и тщательно прячут тела жертв. В случае серийников всё ещё веселее: того же Михасевича стали целенаправленно искать после четырнадцатой мокрухи. До этого хвалёные следаки свято верили в четырнадцать несвязанных жмуров. Связать же в единую серию убийства, происходящие в разных регионах, а то с разными способами умерщвления зачастую не могут даже лучшие умы криминалистики.
  • В глазах большинства родителей старой закалки, маньяк, положивший глаз на их детей, непременно предложит им конфетку. А потому они и твердят детям данный стереотип. Предположить, что маньяки в наши дни эволюционировали и придумают что-нибудь новое (девочке пообещают показать котёнка, мальчику скажут, что в кустах лежит пистолет), не позволяет собственная упёртость.
  • Многие маньяки очень любят читать написанные про себя журнализдские высеры в газетах, а то и добытые разными путями материалы расследований и уголовных дел (в том числе и их приметы, со словесными описаниями). Причин всего две: желание потешить свое извращённое самосознание, а заодно и узнать о ходе расследования и моментах, которые следует учесть, дабы остаться не пойманным. Таким образом, акулы пера, строчащие очередной опус про каждого мокрушника, оказывают ему невольную услугу.
  • Для большинства маньяков характерен т. н. «качественный рост»: сабж начинает с малого и относительно законного, постепенно переходя ко всё более и более ёбнутым вещам. Так например, педофил обычно сперва просто фапает на CP. Каннибал занимается приготовлением нямки из свежопойманых птичек и зверушек. Насильник-убийца сперва может насиловать девушек без смертоубийства оных.
  • Некоторые маньяки очень изобретательны. Известны случаи, когда жмуривший девушек ради ограбления или из злости сабж, не испытывающий никакого спермотоксикоза, имитировал черенком от лопаты изнасилование, а то и вовсе оставлял в пелотках жертв добытую разными способами сперму другого мужчины.
  • Представительницы прекрасного пола среди маньяков встречаются гораздо реже, но не менее опасны, поскольку женщин обычно опасаются намного меньше, а бравые мачо уверены, что легко справятся с любой дамой. Подумать про возможность использования маньячкой оружия (в том числе и огнестрельного), равно как осознать, что есть женщины, способные голыми руками положить на лопатки любого мужчину, мешает собственная самцовость.
  • В умах многих обывателей по непонятным причинам затесался стереотип, что сабжи практически не используют огнестрельного оружия. Изредка встречается и противоположный — что любитель убивать непременно вооружится стволом — мол, убивать как в фильмах-боевиках, небось это же для маньяка самый большой кайф, а орудовать ножом/булыгой/удавкой — скука смертная. Оба предположения за версту несут абсурдом, можно только отметить, что маньяки прекрасно понимают: из волыны мочить людей — шумно, а при покупке глушителя можно засветиться раньше времени. Поэтому с пистолетом/автоматом/ружьём на охоту выходит довольно небольшой процент. Но отнюдь не нулевой.
  • Далеко не все маньяки страшно боятся быть пойманными (хотя и таких хватает). Факт очевиден: если бы боялись, то прекратили бы убивать, ведь каждый новый фраг увеличивает вероятность быть пойманным в геометрической прогрессии. Либо подходили бы более изобретательно: прятали бы трупы, выходили на охоту в крайне удалённых от дома местах (живя в Москве, ехали бы убивать куда-нибудь в Сибирь, причем на собственной машине, дабы не быть запечатлённым в базе купленных билетов), в случае изнасилования вырезали бы ЖПП жертвы вместе со своим генотипом. Почти все маньяки после поимки сознаются не только в изначально повешенных на них фрагах, но и в куче висяков, в которых их даже не подозревали. Некоторый представители (скажем, Берковиц или Жуков) выражали искреннее облегчение в момент поимки. Известны даже единичные случаи (таким был Кемпер), когда маньяк сам приходил в полицию и во всём сознавался.
  • Практически каждый долго действовавший серийник мог быть пойман намного раньше, чего не случилось в силу различных обстоятельств, в основном, из-за распиздяйства органов. Тот же Чикатило был опознан свидетельницей уже после первого убийства, но хвалёные погоны чересчур увлеклись другим товарищем, отсидевшим за чересчур жаркую любовь к маленьким девочкам.
  • В дополнение к сказанному выше, большинство пойманных серийных убийц явили миру личико лишь благодаря случайности — ошибки самого маньяка, потерявшего бдительность на N-ном жмуре, случайной проверке документов на улице, попаданию в объектив единственной в районе скрытой камеры и другим подобным моментам. Число маньяков, отловленных благодаря качественной работе следствия не составит и нескольких процентов.
  • Любопытное наблюдение: в то время, как в разложившемся Западе родные маньяков, начав подозревать о тайной жизни их близкого родственника, бегут сообщать об этом в полицию, в Совке и Рашке все живут по принципу «своих не выдаём», и порой в случае попадания его в список подозреваемых даже придумывают сабжу ложное алиби, что частенько стоит жизни еще кучи людей. Когда правда выходит наружу, они оправдываются чем-то вроде «Мы были уверены, что он не виновен, и хотели спасти невинного человека от кучи больших проблем».
  • Число маньяков, укрывшихся от правосудия в дурке мало до безобразия, а те, кому это всё-таки удалось, имеют весьма скромный послужной список. Причина сего состоит в том, что для подсудности маньяку достаточно осознавать вероятность схлопотать а-та-та за свои забавы, и, как следствие, желание избежать поимки. По-настоящему же неадекватный же представитель сей профессии банально не осознает противозаконность своих действий и никак не пытается избежать ответственности. Вплоть до того, что может вообще не пытаться уйти с места преступления.
  • Большинство маньяков — невероятно тонкие психологи, умеющие «подобрать ключик» практически к любой жертве нужного типажа. Поскольку в абсолютно безлюдных местах они (жертвы) не водятся, их приходится туда приводить, да так, чтобы всякие мимокрокодилы ничего не заподозрили и не вмешались. И вот тут-то маньякам нет равных. Кого нужно — завлекут, кого нужно — подкупят, кого нужно — умело и грамотно запугают. Учитывая, что на многих маньяках может быть не один десяток фрагов, а общее число жертв маньяков исчисляется многими тысячами, становится ясно, насколько хорошо они умеют добиваться поставленной цели.
  • За преступления маньяков было осуждено реально много невинных людей (для Совка и Постсовка эта тема особенно актуальна). Некоторые из них получили пеньковый галстук на шею или живительную инъекцию свинца в затылок, но большинство надолго отправилось в цугундер. Самая мякотка состоит в том, что продолжающаяся после ареста невиновного серия убийств или даже поимка самого убивателя вовсе не означает освобождения и реабилитации невинно осужденного.
  • Согласно американской системе, серийные убийцы делятся на организованных и дезорганизованных. Чтобы не вдаваться в многотомные труды психиатров и следаков, скажем лишь, что первый тип долго и тщательно продумывает каждое новое убийство, разрабатывает все пути отступления, уничтожает все улики и может выжидать жертву на протяжении многих дней. Дезорганизованный сабж убивает в минуты вдохновения, никак не прячет улики и вообще никак не старается избежать анальных кар. Соответственно, организованный может действовать очень долго, в то время как дезорганизованного обычно вяжут уже на втором жмуре. Однако, в реале, по крайней мере, на последний пункт этой западной теории может наплевать даже самый упоротый либераст и ксенопатриот: известно огромное число организованных маньяков, пойманных уже на втором-третьем трупе, а к числу дезорганизованных относится «Наше всё» —Андрюша Чикатило.
  • Примечательно, что сам термин «серийный убийца» (англ. Serial Killer) достаточно молод, и возник благодаря небезызвестному лондонскому блюстителю нравов. До него ни один детектив не мог и предположить, что существуют личности, регулярно килляющие совершенно незнакомых им людей, не имея с этого видимого, на первый взгляд, профита.
  • Ну и подводя итог к вышесказанному, можно с уверенностью заявить, что в появлении и существовании маньяков виновато самое банальное распиздяйство Распиздяйство родителей, родивших будущего маньяка, но не желающих как-то участвовать в его воспитании и становлении как личности. Или же напротив, подходящих к его воспитанию уж слишком строго и изощрённо (вспоминаем правило о «золотой середине»). Виновато распиздяйство сверстников будущего маньяка, которые вместо того, чтобы заняться чем-то более полезным и продуктивным, предпочитают травить сабж ради лулзов. Распиздяйство педагогов, воспитателей и учителей, никак не пресекающих такую травлю, а иногда даже участвующих в ней. И те вместо того, чтобы хоть как-то помочь сабжу встать на дорогу жизни, чтобы нести разумное, доброе, вечное; предпочли также загнобить нашего сабжа. Распиздяйство полиции и следствия, которые вместо того, чтобы служить и защищать, предпочитают заниматься куда более «важными» делами. Распиздяйство психологов и психиатров, которые вместо того, чтобы предлагать свои услуги добровольно обратившимся к ним будущим маньякам, предпочитают либо послать обратившегося к ним сабжа, испытывающего в своем внутреннем мире потребность килять людишек, на три плохие буквы, максимум выписав ему успокоительное, либо тут же закрывают его в жёлтом доме без права его покидания, попутно растрезвонив об этом всему его окружения (то есть, фактически, поставив на его карьере и жизни крест). Как результат, будущий маньяк в тот период, когда он способен контролировать свои чёрные инстинкты, и если сядет на нужные колёса, то может прожить всю дальнейшую жизнь добропорядочным человеком, банально боится обращаться к людям в халатах и ждёт до тех пор, пока его злобная сущность не одержит верх. Распиздяйство родных и близких друзей маньяка, которые могут догадываться о происходящем, но живут по принципу «своих не выдаём», либо вообще его покрывают. Распиздяйство окружающих людей, которым всегда на всё похуй, живущих по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю!» (зло побеждает, когда добро бездействует). И наконец, как бы это цинично не звучало, распиздяйство самих жертв маньяка. Ибо сколько раз твердили миру: «Не разговаривай с незнакомыми!», «Не садись в чужие машины!», «Никому не доверяй!» и т. п. Эти истины, что были писаны кровью, жертвы маньяков с особой циничностью проигнорировали, за что и поплатились.