Персональные инструменты
Счётчики

Наёмник/История

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Наёмник. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

b
Краткий экскурс в историю вопроса

Содержание

[править] Древний Мир

«

Стоит мне только топнуть, как в любом месте Италии из-под земли вырастет войско!

»
— Гней Помпей Великий о наёмниках

Уже древние вавилоняне догадались нанимать себе в конницу окрестных скотоводов, о чём сохранились таблички с накладными на сухпайки. Ассирийцы приняли это к сведению и, обломавшись об мидийских конных лучников, наняли в VII веке скифов во главе с царём Мадием. Скифы успешно затоптали мидян и, вдохновившись собранным лутом, принялись воевать вообще по всей Малой Азии. Как результат, гордые скифы вынесли гирканцев с киммерийцами (при Конане-варваре такой фигни не было), поставили на бабло сирийцев с египтянами и так увлеклись процессом, что на прощание сожгли и разграбили Ниневию — столицу собственных нанимателей.

Наиболее эпичные наёмники древнего мира — греки. В результате Пелопоннесской войны пятого века до н. э. в Греции образовался радикальный избыток хорошо обученных солдат. Возвращаться к мирной жизни с унылым скотоложством, унылой политикой и прочим унынием в своих унылых городках-государствах они не хотели. Кроме того, по всей Греции стало слишком тесно от наплодившихся граждан с активной гражданской позицией, постоянно бурлили разнообразные перевороты, заговоры, и часть граждан была вынуждена уплыть из сраной Гречки. Так формировались рынки наёмников, где любой нуждающийся тиран или царёк мог навербовать огромные по тем временам армии, причём зачастую уже в виде готовых подразделений с командирами. Самый крупный из подобных рынков был на самом юге Лаконии. Внутригреческие военачальники и политики в срачах друг с другом почти всегда брезговали наёмниками, считая, что хорошо воевать может лишь гражданин и не за бабло, а за идею, но тем не менее любили нанимать вспомогательные войска: всяких лучников и пращников, на худой конец дротикометателей — пельтастов. Исключением из правила были тираны, не доверявшие своим согражданам-гоплитам и полагавшиеся на наёмников, используемых в качестве личной гвардии.

Ничем не хуже еврейского марш-броска по пустыне

В итоге оставшиеся не у дел вояки, в особенности гоплитская тяжёлая пехота, стали наниматься ко всем подряд, в том числе к персам. Персы хоть и всегда враждовали с греками, но враги врагами, а профит профитом. Греческие гоплиты пользовались изрядным спросом благодаря дисциплине, неприхотливости и тотальной беспощадности, что выгодно отличало их от распиздяев персов.

Epic Win греческих наёмников — Анабасис 401 года до нашей эры, когда десять тысяч греков в составе армии узурпатора Кира Младшего навернули марш по территории Персидской империи от побережья Средиземного моря до Вавилона, а после гибели Кира в битве с Артаксерксом II вернулись обратно через Армению к Чёрному морю, попутно раздавая целительных пиздюлей всем встречным. Вернулось около 5000, что для такого похода чистый win. Командовал ими Ксенофонт, известный философ и историк, последователь Сократа. Для того времени нормальное явление — древнегреческие философы всегда были на гребне исторической волны. Собственно, и прославились-то они именно потому, что Ксеня, будучи ловким словоблудом, наваял нехуёвую такую книжку про их похождения — тот самый «Анабасис», где в подробностях описал, где они были, чего ели, кого ебали, с кем махались — да так забористо, что по ней просвещённые эуропэйцы ещё много веков географию Ближнего Востока изучали.

Полвека спустя, поняв, что самим персам лень не только сражаться, так еще и командовать, они стали приглашать греков командовать персидскими войсками. На этом поприще преуспели братья Ментор и Мемнон c острова Родос. Ментор умудрился сперва принять участие в восстании сатрапов против Артаксеркса III, где отхватил пиздюлей, а затем и повоевать уже на стороне Артаксеркса III и принял участие в возвращении Египта персам. Мемнон же, после смерти брата, стал командующим войсками во всей Малой Азии и первым принял удар армии непобедимого Сашки Македонского. Стоит сказать, что персидские командиры и сатрапы относились к греку-командующему весьма высокомерно и клали жирный болт на его стратегический план не давать Александру боя, в результате чего закономерно получили пиздюлей при Гранике — особенно после основного боя отметились наёмные греки, которых Александр приказал не щадить, в результате чего последние дрались насмерть и смогли нанести урона больше, чем за то время, пока шла основная заваруха. Однако Мемнону удалось убедить Дария III собрать новую армию и напасть на неспокойную Грецию, рассчитывая на поддержку греков против Македонии. Но при подготовке к походу Мемнон скопытился от болезни, и вместо похода было решено встретиться с Сашкой во второй раз, надеясь, что мясом удастся завалить…

После походов Саши Македонского, затоптавшего своими фалангами всех потенциальных нанимателей в Азии, на рынке наёмных войск было тихо до того момента, как его наследники-диадохи короновались и начали махач за смежные границы. Скифские лучники, фракийская и сарматская конница и бодрые горные головорезы галаты (потомки кельтов, пересилившихся внутрь Малой Азии, поближе к нанимателям) невозбранно доставляли все те годы, пока Рим не зохавал всех эллинистов. А для тех, кто хотел помахаться на море, были киликийские пираты со своими корабликами.

На другой стороне Средиземноморья намёников стали массово использовать карфагеняне (aka пуны). Стоит отметить, что в отличие от персов-распиздяев, они были годными моряками и флотоводцами, а их флот, перенятый от их предков-финикийцев, заставлял всё западное Средиземноморье высирать килотонны годного балласта. Только вот с сухопутной армией были проблемы, ибо пунийцы если и сражались на суше, то весьма посредственно. Поскольку Карфаген был олигархической торговой республикой типа Новгорода, а морская торговля приносила немалые барыши государству, купцы и нанимали лучших наёмников буквально отовсюду. В одной армии можно было наблюдать голых кельтов с территорий современной Франции и Испании, иберийскую пехоту с кривыми мечами, легендарную легкую нумидийскую конницу, местных боевых слонов и упоминавшихся выше греков (последние, как и в случае с персами могли стать полноценными главнокомандующими, но лишь в таких случаях, когда пиздец был неминуем). Армия была хороша во всех отношениях, кроме двух пунктов — дисциплины и зависимости от платежа. Последний пункт чуть не прикончил государство во время самого мощного восстания сабжей времён Античности. Разумеется, армия нуждалась в хорошем полководце, коих в Карфагене благо оказалась целая семья — Баркиды. Сначала Гамилькар с наёмниками воевал с Римом за Сицилию, но в итоге её просрал, зато в качестве реванша завоевал половину Испании у диких иберов. Затем его сын Ганнибал развязал вторую войну с Римом и ВНЕЗАПНО вместе с толпой наёмников перешёл тогда неприступные Альпы, дал четырежды соснуть хуйца непобедимым римлянам, впрочем Рим так и не взял. Тем не менее даже самый крутой стратег не может воевать одновременно с врагом и собственным начальством: Ганнибалу активно подрезали крылья сами купцы, резонно боявшиеся, что, победив римлян, Барка выкинет отцов пунийской демократии на мороз. Поэтому Ганнибалу в течение тринадцати последующих лет пришлось греть жопу на юге Италии. За это время он лишь один раз попытался захватить Рим (fail). А потом римляне восстановили силы, набирая в легионы даже уголовников и рабов, и Сципион начал драть пунийцев в Испании и Африке. Когда же в окрестностях Карфагена высадился римский десант под руководством Сципиона, Ганнибала срочно отозвали из Италии в Африку, где ушлый Сципион, учинив оранжевую революцию у нумидийцев, заручился поддержкой той самой знаменитой чуркоконницы. Таким образом, Ганнибал в 202 году просрал независимость и славу отечества всего одним поражением. Причина поражения была достаточна проста: закалённым в мясорубках наёмникам Ганнибала, которым уже было под 40-45, оказалось непросто сражаться с более молодыми легионерами Сципиона. Да и боевые навыки они отчасти утратили, толком не участвовав в сражениях подобного масштаба довольно долгое время. Ганнибалу противостоять фактически своей копипасте Сципиону было гораздо труднее, нежели какому-нибудь амбициозному консулу.

После этого слава наёмников временно пошла на спад, пока те же римляне вновь не начали их использовать, в первую очередь в качестве вспомогательной конницы (со своей у римлян было ой как плохо[1]) из тех же нумидийцев или галлов. Во время своих войн с лягушатниками, а затем и со своими же соотечественниками, человек-салат первым прибегнул к услугам германской конницы, положив начало немецкому наёмничеству. Ближе к третьему веку нашей эры на рынке наёмников наблюдается оживление — всевозможные гражданские войны в Империи сильно поспособствовали этому. Нанять кочевых арабов, диких горцев откуда-нибудь из Исаврии или не менее диких готских варваров целым племенем вместе с вождём стало безопаснее, чем брить лбы римским гражданам, которые при случае могли и нового императора провозгласить. В итоге именно наёмники-готы под руководством короля Алариха в 410 году раскатали Рим по камушку, а в 476 году еще одно разношерстое сборище наёмников из германских племен под началом Одоакра выкинуло на мороз последнего западно-римского императора, положив начало новой не менее славной эпохе для наёмничества — Средневековью.

[править] Средневековье

«

Дай нам сто лет войны и ни одного сражения.

»
— Лис, «Все Лорды Камелота» (В. Свержин)
Просто они любили свою работу

Суть проста: феодал был обязан служить своему сюзерену за свой счёт только определенный срок (как правило, 40 дней в году), кроме того, он мог в любой момент найти уважительную причину и отказаться идти воевать или пойти воевать за кого-нибудь другого, а еще сбора феодального ополчения надо было долго ждать. Постоянное же войско из обученных солдат в количестве было слишком дорого содержать даже королям. Поэтому очень многие желавшие быстрых, решительных побед предпочитали не заморачиваться со сбором вассалов и нанять кого-нибудь за реальные деньги на оговоренный срок. И наоборот, люди, имевшие большое войско, крайне нуждались в бабле на его содержание и охотно нанимались ко всем желающим, или искали попутного приработка по дороге к театру военных действий. К примеру, во время четвёртого крестового похода воины Христовы, изначально шедшие в Египет, фактически за жрат были наняты венецианцами, взяли штурмом город Зара в Хорватии, за что Папа отлучил от церкви всех крестоносцев разом, и вчистую разграбили Константинополь, на чем поход фактически и закончился.

Естественно, такие расклады вызывали дополнительные трудности: после войны наёмников надо было куда-то деть, иначе они, как только кончались бабки, начинали грабить, убивать и ебать гусей внутри государства, чем мешали хозяину снимать законный профит с победы. Пальму первенства в решении этой проблемы держит один из коннетаблей Франции времен Столетней войны: он собрал всех ненужных наёмников и так удачно проиграл битву, что наёмники кончились, сам быстренько выкупился из плена, ну и итоговый баланс остался в плюсе! Разумеется, со временем был найден цивилизованный выход: (западноевропейские наёмники (прежде всего швейцарцы и фламандцы) объединялись в своего рода цеха и гильдии, поддерживавшие между ними порядок и дисциплину, регулировавшие конкуренцию при найме и устанавливающие правила. Компании наёмников, прежде бывшие буквально совместными предприятиями для эксплуатации, по сути, некоторой неписаной концессии, стали тем, что означает это слово в ряде западноевропейских языков — организованными воинскими подразделениями (напр., англ. company — рота).

Наиболее известные группы наёмников Средневековья:

  • Аланы, а также родственные им ясы, аорсы и прочие осетины. Всевозможные сарматские народы, и аланы в их числе, начали наёмничать ещё в глубокой античности, а вершиной их успеха стало поступление целыми племенами на римскую службу в III—IV вв. н. э. с последующим расселением по лучшим местам Европы[2]. Аланы продолжили эту славную традицию и дальше — служили римлянам и ромеям, армянам, персам, тюркам, арабам, русам, полякам, венграм, монголам и даже отчасти китайцам — 30 тысяч алан охраняли юаньского императора в Пекине. Последним заметным нанимателем аланов была Золотая Орда, которая и подвела их под монастырь — в 1395 году Тамерлан разбил Орду и разорил земли аланов. В Средней Азии родственники аланов аорсы долго служили Ирану и Хорезму, а когда последний обанкротился, аорсы перебрались на службу к хазарам, где в короткие сроки достигли такой власти, что после нескольких поражений от русских князей отдали остатки Хазарии под власть прежних нанимателей-хорезмийцев. Главный козырь аланов — храбрая и преданная тяжеловооружённая кавалерия, особенно тяжёлые конные лучники, известные по коронному номеру «стрельба по-скифски», то есть назад, против хода, что позволяло вести обстрел даже при отступлении и давало полководцу большой простор для манёвра. В нынешней полуконтрактной российской армии осетины (потомки алан) по-прежнему вполне заметны.
  • Тюрки, хорошие и разные. Кёк-тюрки издревле были наёмниками в Китае, а позже в Византии и Персии; гунны — у римлян; хазары составляляли особый отряд в гвардии у ромеев и арабов. Огузы, крестившись, нанимались к византийцам, армянам и крестоносцам; принимая ислам, становились туркоманами и определялись к арабам; наконец, под именем торков и печенегов подряжались к киевским князьям. Общая черта всегда одна — это первоклассные конные лучники, тяжёлые, как хазары, или лёгкие, как остальные упомянутые.
  • Половцы/кыпчаки/куманы. Сары aka кыпчаки (половцы на Руси, куманы в Византии и Европе) — ещё один кочевой тюркский народ. В раннем средневековье имели собственное государство между Алтаем и Тянь-Шанем, но были быстро пидорнуты и двинулись на запад, дойдя до агонизирующей державы печенегов, которую и завоевали, а к середине XI в. покорили степные территории от Дуная до Иртыша, названные по их имени Дешт-и-Кипчак — Половецкая степь. В процессе куманы сильно сцепились с русскими княжествами, причём нередко, как викинги, воевали сразу с двух сторон конфликта; в дальнейшем, однако, конфликт перешёл в симбиоз, так что в состав южнорусского народа вошло и немало «красных девок половецких» (например, Александр Невский был наполовину половцем). На поприще наёмничества кыпчаки отличились как хорошо дисциплинированные и стойкие лёгкие конные лучники, в каковом качестве нанимались всеми подряд — хорезмийцами, русичами, поляками, чехами, немцами, венграми, болгарами, византийцами, арабами, крестоноцами и даже другими тюрками — огузами и сельджуками.
    Moar: 
    В Венгрии половцы хана Котяна были наняты для охраны границы взамен убывших на север тевтонцев (охранявших границу от самих же кыпчаков); местный король Бела IV столь радушно принял новоиспечённых пограничников, что наследник венгерского престола Иштван женился на дочери Котяна. Конец карьере не настал и после монгольского завоевания — хотя венгерская знать убила Котяна перед самым вторжением, многие кыпчаки подрядились к захватчикам, ядро войска переехало в Болгарию и Византию, а некоторые перебрались в Египет (sic!), поступив на службу мамлюками в тамошнее войско; в итоге некоторые египетские султаны были половецкого происхождения.
  • Викинги. В силу избытка настоящих мужиков и недостатка всего остального в родной Скандинашке наёмничали много, охотно и на всех. Так, регулярно случалось, что при стычке каких-нибудь английских или французских деятелей с обеих сторон дрались скандинавские наёмники. Наибольшего успеха достигли: Хрольф Пешеход — герцог Нормандии; некто Рёрик, предположительно Скъельдунг — наш Рюрик же, Харальд Суровый, пахавший на ромеев и князя Ярослава Мудрого, впоследствии — король Норвегии и оного Ярослава зять; Робер Гвискар с братцем (не викинги, но их потомки из Нормандии) — герцог и гроссграф Сицилии.
  • Брабантцы/фламандцы — популярная в Европе в XII—XV веках тяжёлая пехота. Известны наравне с шотландцами и швейцарцами как популяризаторы пики. Начали карьеру с итальянских походов священноримских императоров, однако наибольшим образом прославились победой над французами при Куртре, сняв с убитых 700 пар золотых шпор, а также участием в Столетней войне. Появление на рынке швейцарцев и поражение традиционного нанимателя брабантцев Бургундии в конце XV века обвалили их акции, однако отряды фламандцев встречались на французской, испанской и английской службе до конца XVII века. Бельгийцы, наёмничавшие в третьем мире с появления Бельгии вплоть до 90-х, а также буры, продолжающие по сию пору, в определённом смысле могут считаться продолжателями традиций.
  • Генуэзцы — долгое время считались лучшими арбалетчиками Европы, пока не встретились с вышеупомянутыми фламандцами при Куртре, а затем с англичанами при Креси: после того как их враги английские лучники продемонстрировали там чудеса доминирования, а их наниматели французские рыцари — чудеса тупости и ФГМ, генуэзцы перестали котироваться в Западной Европе. Вопреки расхожему мифу советской эпохи, не принимали участие в Куликовской битве.
  • Рутьеры aka бриганды, дословно — «разбойники». Сбившиеся в вооружённые банды бандиты, дезертиры, беглые каторжники, свалившие от феодалов крестьяне и прочий скам. Имели два больших плюса: их было не жалко пускать в расход даже относительно других наёмников и их полное наплевательство к своей и чужой жизни (следствием чего было, с одной стороны, полное бесстрашие и похуизм на поле боя, с другой — обязательная гурятина и зверства над побеждёнными и мирняком в случае победы). Случалось, что банды были мощными настолько, что сами заставляли какого-нибудь барона «нанять» их на службу и пойти войной на соседа, в противном случае угрожая пережечь все поля и переебать всех крестьян (и даже крестьянок!) Алсо, после победы в махаче могли запросто повернуть оружие против нанимателя с целью более «справедливого» дележа лута или просто 4 teh lulz (что вообще характерно для любых наёмников, но в случае с бригандами было просто сплошь и рядом). Но всё это ничто по сравнению со случаями, в которых они запиливали собственные АУЕ-порядки на какой-либо территории, как, например, под шумок во время Столетней войны. Творившийся там чад кутежа не поддаётся никакому описанию. Окончательно исчезли как явление только в XVIII в.
  • Английские лучники — первоначально в основном валлийцы, а со временем также некоторое количество шотландцев. Мастера стрельбы из длинного лука, они нанимались сначала к англичанам (где стали регулярным родом войск), а затем по всей Западной Европе. Пик их популярности прошёл в во второй половине XV века, после поражения англичан в Столетней войне и начала войны Алой и Белой Розы, однако шотландцы и ирландцы с такими же луками нанимались к шведам ещё в 1630-х. Да и сами англичане активно наёмничают до сих пор.
  • Шотландцы — причины тривиальны: много настоящих мужиков, мало всего остального (спойлер: все в юбках, а ебать некого), и сассенахи с юга наседают. Нанимались на соседний остров ещё в XII веке (см. ниже), затем французами в Столетнюю Войну, а потом — везде. Отдельные упоротые клетчатые поцреоты считают, что шотландцы были наёмниками еще до появления Шотландии: согласно легендам, из скоттов состояла ещё личная охрана Понтия Пилата. Держали марку довольно долго — шотландские офицеры, находившиеся на службе у пшеков дезертировали к Михаилу Романову, нанимались к Петру 1.0, имелись и у Екатерины v.2.0: в частности, основатель пресловутого US Navy, знаменитый шотландский капер Павел Джонес, а французских королей скотты охраняли вообще до 1830 года. Главный бренд — галлоглассы, тяжёлая пехота изначально с секирами, а затем и с двуручными мечами, окружённая толпой лёгкой пехоты с дротиками и луками.
  • Ирландцы — родственники вышеназванных. Издревле славились беспробудным пьянством воинственностью (так, завоевали Шотландию и часть Уэльса с Корнуоллом), во время междоусобных войн в XII веке открыли достоинства шотландцев-наёмников. Собственную наёмничью карьеру начали в...III веке как лёгкая пехота на службе у римских узурпаторов в Британии и Галлии, а потом стали и лёгкой кавалерией, и вышеназванными галлоглассами (само слово придумали именно они — оно означает «чужеземный гэл»). Отличались любовью к отрубанию голов и украшению ими копий. С XVI века нанимались по всей Европе вплоть до Руси, тогда же стали во множестве входить в «шотландские» наёмные отряды, а после завоевания Ирландии англичанами и подавления многочисленных восстаний ирландская знать с частью войск и вовсе понаехала на континент на ПМЖ. До Великой французской революции служили целыми полками во Франции и Испании, потом восстали в Бразилии, воевали в Бельгии и до совсем недавнего времени были заметны в Африке и Латинской Америке. Бывали и в России — генералы Ласси и О'Рурк, например. Родоначальники мема «дикие гуси».
  • Каталонцы — пока Реконкиста на Пиренеях переходила в финальную стадию, а об объединении Кастилии, Арагона и Наварры в единую Испанию пока даже речи и не шло, солдаты последних двух государств периодически нанимались в другие страны в качестве альмогаваров — лёгких пехотинцев, вооруженных копьями, дротиками и тесаками, во многом схожих со своими предками иберийцами. Данные юниты успешно применялись против любой кавалерии, обстреливая дротиками коней, а затем добивая всадников тесаками. Широкое распространение каталонцы как наёмные подразделения получили на рубеже XIII-XIV веков, воюя в основном в Восточном Средиземноморье. Отдельного упоминания заслуживает отряд каталонцев, воевавший на службе возродившейся, но уже неизбежно катящейся в говно Византии. Их командир, по совместительству бывший тамплиер, сумел отметиться поначалу крупными успехами против турок, однако, не получив причитающегося жалования, решил-таки заняться традиционными для любого уважаемого себя наёмника ремёслами, а именно грабить уже самих византийцев, плюс подумывая создать собственное государство для себя и своих наёмников на территории Византии. Попытка его остановить обернулась для византийцев фэйлом (битва при Апрах), хотя сам командир таки был убит в сражении. После такого обидевшиеся каталонцы, грабя всех и вся на своём пути, ушли в Грецию, где и смогли захватить для себя Афинское герцогство.
  • Швейцарцы: говорим «швейцарцы» — подразумеваем «наёмники», говорим «наёмники» — подразумеваем «швейцарцы». Лицо наёмников позднего средневековья, суровые и дерзкие труженики алебарды. Причины те же, что и всегда: много дисциплинированных и очень свирепых швейцарцев и мало ЖРАТ. Кроме того, желающих набижать на Швейцарию было сравнительно немного, так что ничто не мешало горцам вовсю устроить Call Of Duty IRL. Умницы швейцарцы отдельно оговаривали в контракте, что не будут воевать, если против них будут другие швейцарцы. До сих пор верой и правдой нанимаются в охрану к Римскому Папе, при том что протестанты.
  • Про ландскнехтов, появившихся на исходе Средних веков, см. ниже.
  • Кондотьеры — продукт бесконечных войн на Апеннинском полуострове в XII—XIII веках. Эти пешие и конные формирования к XIV веку вытеснили с внутреннего итальянского рынка насилия государственные ополчения, достигли невероятных высот в художественном распиле бабла (само слово «солдат» происходит от итальянского «сольдо») и весьма скромных успехов в военном деле. А на кой напрягаться, если с другой стороны такие же наёмники? Проще поделить бабло по-братски. Впрочем, некоторые из кондотьеров ухитрились забацать себе уютненькие государства. Самые эпичные: Сфорца — династия кондотьеров-герцогов Миланских; Чезаре Борджа — сын Папы Римского, отравитель, выдающийся интриган, нагибатор и сестроёб (несмотря на все это, к успеху не пришёл); Сиджизмондо Малатеста — Волк Романьи, душитель жён и строитель языческих храмов; далее смотри тут. Счастье закончилось вместе с XV веком: после появления французских, а затем и испано-имперских интервентов выяснилось, что швейцарцы, испанцы и ландскнехты привыкли воевать не понарошку, а всерьёз, что самым плачевным образом сказалось на туземной военной среде. Отдельные даровитые итальянцы, впрочем, встречались на испано-имперской службе до конца XVII века.

В Китае в качестве наёмников активно использовались кочевники, да так успешно, что императоры отказались от появившейся было на излёте античности китайской тяжёлой кавалерии. Конечно, тяжёлый кавалерист на бронированном коне был крайне пафосен и грозен, но гражданские войны показали, что необходимость многолетнего обучения делала потери этих крайне дорогих юнитов невосполнимыми, в то время, как наёмники прибывали уже готовыми воинами, да ещё прирождёнными всадниками, которых не нужно было учить сначала просто ездить на коне, и только потом ещё и учить воевать верхом[3].

В эпоху монгольских завоеваний на Ближнем Востоке наёмничали недобитые Чингисханом остатки войска хорезмшахов. Так получилось, что Хорезм более слабые монголы нагнули хитрыми манёврами и взятием городов, так что из-под армии буквально выдернули страну. В итоге спаслись от татар в основном самые илитные отряды под началом самого крутого полководца, которые и начали предлагать свои услуги всем желающим.

[править] Ренессанс

Государства, если только они благоустроены, никогда не позволят какому бы то ни было своему гражданину или подданному заниматься войной как ремеслом, и ни один достойный человек никогда ремеслом своим войну не сделает. Никогда не сочтут достойным человека, выбравшего себе занятие, которое может приносить ему выгоду, если он превратится в хищника, обманщика и насильника и разовьет в себе качества, которые необходимо должны сделать его дурным. — Люди, большие или ничтожные, занимающиеся войной как ремеслом, могут быть только дурными, так как ремесло это в мирное время прокормить их не может. Поэтому они вынуждены или стремиться к тому, чтобы мира не было, или так нажиться во время войны, чтобы они могли быть сыты, когда наступит мир… Разве вы не помните, что произошло в Италии, когда после окончания войны осталось много солдат без службы, и как они, соединившись в несколько больших отрядов, называвшихся «компании», рыскали по всей стране, облагали данью города и разбойничали без малейшей помехи? Разве вы не читали о карфагенских наемниках, которые после первой Пунической войны взбунтовались под предводительством Матона и Спендиона, самочинно выбранных ими в начальники, и повели против карфагенян войну, оказавшуюся для них более опасной, чем война с римлянами? Во времена отцов наших Франческо Сфорца не только обманул миланцев, у которых он был на службе, но отнял у них свободу и сделался их князем, и поступил так только для того, чтобы иметь возможность жить в роскоши после заключения мира.

Макиавелли

Итальянские войны сильно повлияли на рынок — с него исчезли кондотьеры, зато во множестве добавились немцы и испанцы: у первых всё время кто-то воевал друг с другом, у вторых Кастилия воевала против всех, пока не стала Испанией и империей. Под шумок Генрих VIII Тюдор вторгается во Францию, и его ирландская пехота производит неизгладимое впечатление на континентальных европейцев. Открытие Америки наводняет Европу золотом, столь необходимым для оплаты наёмников. Швейцарцы и шотландцы продолжают нагуливать жир, венецианцы привозят в Италию страдиотов, имперцы в ответ нанимают первых хорватов, воронёные доспехи всё популярнее, поляки раздают шляхетские титулы запорожцам и вписывают своих украинскоподданных в реестры, гусары машут саблями за всех подряд, а гайдуки пристреливаются по туркам… Золотой век наёмничества.

Основные герои:

  • Страдиоты — балканские кавалеристы, албанцы под командованием греческих аристократов. Корни их восходят к византийским временам, когда стратиотами называли основную имперскую кавалерию в кольчугах и шлемах, с саблями, щитами, булавами, пиками, дротиками и луками, способную к манёвру, засаде, разведке и преследованию. После османских нашествий православным на Балканах стало жарковато, и они массово стали переходить в венецианское подданство, где и получили своё название под влиянием итальянского «strada» — дорога. В Европе, где дисциплинированная лёгкая конница была в большом дефиците, венецианские колониальные кавалеристы к 1495 году оказались практически вне конкуренции, тем более, что они легко включали в свой арсенал кирасы, палаши, аркебузы и пистолеты. Страдиотов массово нанимают французский, английский и испанский короли, а позже и австрийские императоры. В XVII веке страдиоты постепенно выходят из моды под давлением кроатов и гусар (о них ниже), однако доживают до войны за австрийское наследство.
  • Хорваты/кроаты/«славяне» — ещё одни выходцы с Балкан. Венецианцы нанимали сабж из Далмации («славяне») как минимум с XIV века, так что из них состояла даже гвардия дожа, и именно они подарили миру меч скьявонеска, палаш скьявона (оба слова означают «славянский») и собаку далматинца. Священная Римская Империя в конце XV в. тоже оценила югославов, сформировав из них отряды лёгкой кавалерии «кирасиров». Когда османские завоевания затронули Хорватию, множество местных католиков предпочли стать беженцами-«узкоками» и вступить в отряды имперской пограничной стражи («граничар»). В этом качестве они малоуспешно повоевали со своими соотечественниками на венецианской службе, пока австрийцам не пришло в голову объединить «кирасиров» и «узкоков» в отряды лёгкой кавалерии, снаряжённой на привычный им балканский манер саблями, чем-нибудь против брони (топорки, булавы, клевцы, кончары), щитами и луками или огнестрелом, без каких-либо доспехов. Эти отряды под названием кроатов («хорваты») становятся широко распространены сначала в империи, а в ходе Тридцатилетней войны и за её пределами. Именно из их шейного платка при дворе Людовика XIV возникают первые галстуки.
  • Гусары — первоначально сербские, а потом венгерские, хорватские, валашские и польские лёгкие кавалеристы. Они также происходят из византийских времён, от лёгкой кавалерии (лат. cursores, греч. koursoroi), употреблявшейся для разведки и дозоров. Снаряжённые по всё той же классической балканской схеме «сабля-топор/булава/клевец-щит-пика-лук, а доспехов можно не давать совсем» и отличавшиеся завидной удалью, гусары ещё во второй половине XV века снискали популярность у основных участников балканских конфликтов — турок с вассалами, венгров, валахов (причём в этих войнах гусары нередко были у каждой стороны), — а затем попали в Польшу и Австрию. Хотя в Польше они со временем стали феодально-регулярной тяжёлой кавалерией и даже пользовались некоторым успехом в Австрии и России, классическая лёгкая гусарская конница пришла в Европу и Россию с Балкан, опять же при имперском посредничестве. В XVIII веке гусарские полки по всей Европе комплектуются из выходцев с Балкан или по их образу и подобию, а в/на они даже основывают свой город Славяносербск (он же Славянск).
  • Ландскнехты — главные соперники швейцарских наёмников (при встрече в битве пленных не брали с обеих сторон), немецкие мужики, известные суровостью и грабежами. Примечательно, что слово «банда» в нынешнем значении пошло от названия воинского подразделения немцев, точнее, от яркой перевязи и шляпной ленты их капитана. Известны любовью к пышным нарядам (мол, если можешь умереть в любой момент, то жить нужно ярко), невъебенными мечами с готичными немецкими названиями вроде цвайхендер или гросс-мессер и массовыми грабежами мирного населения. Ещё фишка — если другие армии сопровождали нехилые бордели (или стада овец, ежели наниматель был человек набожный и шлюх не выносил), то у ландскнехтов бордель был более чем скромный (лишь десяток на всю банду), но зато каждый мог невозбранно привести с собой в армию женщину. Подруги ландскнехтов — кампен-фрау — тоже прославились любовью к мародёрству, обиранием трупов и добиванием раненых (хотя справедливости ради нужно заметить, что они же и выносили своих раненых). Моралофагов более всего возмущало не участие кампен-фрау в грабежах, а их «неприлично короткие» юбки высотой примерно до середины икры. Такими их носили не по причине распутства, а потому что «волка ноги кормят», и слоупокиня в обычной юбке, мешающей бегать, могла остаться без лута. Отчасти это можно объяснить тем, что ландскнехты нанимались обычно из бедных простолюдинов.
  • Рейтары, или «чёрные всадники». Ещё один вид немецких наёмников, на сей раз конных. Южногерманские католические князья второй четверти XVI века, и без того менее состоятельные, чем саксонские протестанты, а теперь ещё и разорённые войнами с турками, нуждались в надёжном средстве против кавалерии Шмалькальденского союза: тяжеловооружённых аристократов-жандармов, а главное, кирасиров, набранных из фанатичных протестантских дворян-юнкеров. Решение было найдено с опорой на прекрасные традиции нюрнбергских и аугсбургских оружейников: вместо полных рыцарских лат делать облегчённые («в три четверти»), но много, и выдавать каждому помимо лёгкой пики высококачественный меч и колесцовый пистолет, дорогую по тем временам игрушку. В ходе последовавшей в 1546—47 войны выяснилось, что рейтары, превосходя по маневренности жандармов и по защите — кирасиров, могут даже не атаковать врукопашную: пистолеты хорошо показали себя против как пехоты, так и кавалерии. Теперь пика была забыта — для методичного отстрела врага стали возить по два, три, а потом даже шесть пистолетов всё большего калибра, иногда с гигантскими метровыми стволами. Ветераны Шмалькальденской войны разбогатели, заказали себе модные чёрно-белые латы и быстро нашли новых нанимателей во Франции, где в ходе Религиозных войн рейтары протестантов, несмотря на общее поражение, неплохо показали себя против страдиотов королевской армии при Дрё в 1562 году. После этого рейтары появляются повсюду в Европе от Испании до России, причём в последней становятся регулярными войсками и пользуются большой популярностью вплоть до конца XVII века.
  • Испанцы — ставшая к началу XVI века империей Испания в своей военной мощи опиралась на регулярные войска, набиравшиеся на бессрочной основе из подданных короны и вооружённые пиками, арбалетами, акребузами, мушкетами, алебардами, мечами и щитами. По тем временам такая система считалась очень прогрессивной; кроме того, испанцы славились дисциплиной, стойкостью и храбростью, а главное, не бунтовали даже при длительном отсутствии выплат. Благодаря этим качествам отставные или дезертировавшие испанцы были популярными наёмниками. Кроме того, навыки в обращении с огнестрельным оружием сделали выходцев с Пиренейского полуострова, как старых мусульман-морисков, так и новообращённных, очень ценными для берберийских пиратов и всевозможных африканских правителей, причём последние выплачивали испанцам земельными наделами, если не имели достаточно золота.
  • Honourable Artillery Company — Достопочтенная стрелецкая компания (sic!)[4]. Отряды наёмников базировались в Лондоне ещё с XI века, однако только в 1537 г. английская монархия додумалась придать этой Гильдиии св. Георгия формальный статус — Гильдии стрелков из луков, арбалетов и пищалей (англ. Guild of Artillery of Longbows, Crossbows and Handgonnes), в честь чего сия последняя считается нагличанами старейшей действующей воинской частью в мире. В пору английской гражданской компания воевала на обеих сторонах, а после джентельмены из её состава были отобраны в свежеобразованный гренадёрский гвардейский полк. Однако собственно артиллерия у Honourable Artillery Company появилась только в 1780 г. для подавления беспорядков. Таким образом в начале XIX в. эта структура выставляла на поле боя все виды войск, кроме военных инженеров — общей численностью до двух полков. При королеве Виктории она была переподчинена Минобороны (от МВД) и получила своё нынешнее название, а к ВМВ насчитывала три полка артиллерии и батальон пехоты. К настоящим временам существенно ужалась, сохранив из боевых частей только батарею лёгких гаубиц и три разведотряда, а следы былого великолепия сохраняются только в виде парадных отрядов из стариков-ветеранов.
  • Гайдуки — венгерская стрелковая пехота, вооружённая фитильными пищалями, саблями и топорами. Созданная в самом начале XVI века из горцев-пастухов, погонщиков скота армейских обозов и даже откровенных разбойников[5] как паллиатив против турецких капикулу (в особенности янычар), она была по сути восточноевропейским аналогом ландскнехтов по масштабам как популярности, так и учиняемых грабежей. Наибольшего успеха гайдуки добились в Польше, где постепенно превратились в регулярные отряды, в основном на коронной службе. Вплоть до середины XVII века были способны противостоять даже стрельцам, несмотря на значительное тактическое и организационное превосходство последних. Однако появление полков солдатского строя в России и реформированных капикулу в Османской империи и распространение простых и дешёвых кремнёвых замков подвело черту под успехами гайдуков. В XVIII веке они ещё встречались в роли телохранителей аристократов и военачальников, но всё больше в церемониальном смысле, так что даже простые шляхтичи стали заводить себе гайдуков из числа своих холопов, и закончили они свою службу на запятках или козлах карет.
  • Казаки — запорожцы за хорошие деньги могли послужить кому угодно, будь то польский король, священноримский император, русский царь, крымский хан или даже турецкий султан. Отметились во время Тридцатилетней войны, а после окончания оной запилили собственное государство. PROFIT! В качестве лёгкой кавалерии были популярны до самого исчезновения Сечи в последней четверти XVIII в.

[править] Тридцатилетняя война

Валленштейн смотрит на тебя, как на Густава Адольфа
Густав Адольф смотрит на тебя, как на Валленштейна

Время наивысшего расцвета наёмничества. Многотысячные армии Мансфельда, Тилли, Валленштейна и прочих тридцать лет гуляли по всей центральной Европе, сократив население Германии примерно в три раза. Маскот эпохи — генералиссимус Валленштейн, лично содержавший стотысячную армию и вертевший на МПХ императора Священной Римской империи. Время рождения термина «мародёр» — от фамилии капитана наёмников Мероде, и слогана «Война кормит войну».

И как водится, пик успеха становится началом не конца, но медленного упадка наёмничества. Полупризывная армия Густава Адольфа таки дала тому самому Валленштейну соснуть тунцов при Лютцене, правда, сам Густав Адольф погиб, не успев насладиться победой. Такие дела.

Примечательно, что в данную эпоху пристального внимания мерков удостоилось такое полезное изобретение, как печатный станок. Особо продвинутые наёмники печатали и раздавали возле метро распространяли среди потенциальных нанимателей листовки, в которых рекламировали себя и деликатно поливали говном конкурентов.

[править] Новое Время

Европейским государствам наконец-то стало хватать денег на постоянную армию в стопицот тысяч голов. Основным контингентом наёмников теперь стали не солдаты, а офицеры, выпнутые со службы после окончания очередной войны, а основным потребителем — развивающиеся страны, желающие быстро сколотить себе профессиональную армию при помощи тех самых офицеров. Рекорд по привлечению наёмников поставил Петр I, ИЧСХ, пришёл к успеху. Торт-Император, как известно, в бытность капитаном тоже собирался запродаться Этой самой стране, но терять в чине при переходе на русскую службу, как то предписывали новейшие русские артикулы, не пожелал и остался в сраной Галлии, где и пришёл к успеху. Впрочем, нанимать можно было и целые национальные армии — как поступали англичане в XVIII в. с Пруссией, получая за 100 тыс. фунтов в год гарантию безопасности своих интересов и владений на континенте.

Тем не менее имелись и настоящие традиционные наёмники, на этот раз ими стали венгры, время от времени восстававшие против правления австрийцев, и каждый раз после поражения разбредавшиеся наёмничать в качестве гусар. Уход венгров в наёмники прекратился, лишь когда австрийцы наконец-то додумались переименовать свою Империю в Австро-Венгрию, а венгерский язык стал государственным наравне с немецким. Таким же макаром вели себя и поляки, но у них результат был противоположный: их окончательно подавили в 1863 году, а пшеки завязали с наёмничеством. Из знаменитых польских наёмников можно припомнить нескольких деятелей Континентальной армии, в частности, отца американских военных инженеров генерала Тадеуша Костюшко или польские легионы на службе Наполеона.

Стоит также отметить наёмников из немецкого княжества Гессена-Касселя, которое на протяжении всего XVIII века являлась экспортёром наёмных юнитов в соседние страны Европы, но главным образом в связанную династическими узами Британию. Кстати, крупнейшим наёмным войском того времени выступала именно армия английской Ост-Индийской компании, содержавшей бесчисленные полчища индийских солдат-сипаев под компандованием иностранных офицеров. Однако в 1857 г. туземцы восстали против своих нанимателей, в дело вмешались регулярные британские военные, а после подавления восстания компания и остатки её армии были ликвидированы, а Индия стала полноценным британским владением. Кроме британцев, индийцы (правда, только мусульмане) нанимались и к султану Занзибара. Эти войска назывались «белуджами», хотя самих белуджей среди них было мало, а основную массу войск составляли арабы. Вооружённые фитильными мушкетами, они выглядели внушительно на африканском континенте, но для англичан угрозы не представляли.

[править] Двадцатый век

«

Знаешь, парень, это приятное разнообразие — повоевать за страну, в которой тебя не ненавидят. Эти родезийцы любят американцев. Для них все они хороши. Им нужны любые американцы, только бы приезжали. Мой дядя (Дядя Сэм) говорит, что это незаконно — принимать участие в чужой войне. А тогда какого же черта я делал во Вьетнаме, убивая вьетконговцев, которых я никогда не знал и не имел против них абсолютно ничего? Может, это и незаконно — участвовать в чужих войнах. Ну и что Дядя сделает? Пошлет меня обратно на автозаправочную станцию в Алабаме, где я работал? Этому Дяде надо было думать раньше, когда он учил меня убивать вьетконговцев. Убивать — это всё, что я умею. Слушай, парень, ты меня, наверное, плохо понял. Я их не ненавижу, я убиваю лишь потому, что этим зарабатываю на жизнь!

»
— П. Маккёртин, «Солдаты удачи»

Итак, после почти двухсот вполне унылых для наемничества лет произошло несколько знаменательных событий (Вторая Мировая, Холодная война и деколонизация), способствовавших появлению целой массы отличников по художественному выпиливанию ненужных человеков. Все эти талантливые парни хотели жрат, а, с другой стороны, разным африканским ниграм требовались инструктора, африканским белым требовались нормальные белые солдаты, Штатам, Британии, Франции и прочим хотелось вертеть свои дела и не палиться… И всё заверте…

Наёмников второй половины двадцатого века можно условно разделить на следующие основные категории:

  • С 1945 и до начала 60-х это были почти исключительно ветераны ВМВ: англо-американские отставники, немцы из Вермахта/СС и, до кучи, бывшие «наши» (советские военнопленные и коллаборационисты, ставшие в 50-х гражданами СШП, Канады, Франции и др.).
  • В 1960—80-х к ним добавились американские, австралийские и французские ветераны индокитайских войн, ЕРЖ и арабы, вдоволь напрактиковавшиеся друг на дружке в арабо-израильских махачах, северные ирландцы и прочее воинственное быдло.
  • И, наконец, 1990-е: много сабжей участвовало в разборках на территории Постсовка (Чечня, Средняя Азия, Приднестровье) и бывшей Югославии. ЧСХ, 95% из них были бывшими из ВДВ, ГРУ и КГБ с боевым опытом, полученным в Афганской войне и прочих, менее известных бананостанских заварушках.
Executive outcomes

Особенно отличались по части наёмников Родезия (после выпиливания ее негритянскими коммунистами-террористами) и ЮАР, окружённые другими крайне недружественными ниграми с советской идеологией и китайскими автоматами, кинутые старушкой-Великобританией на произвол судьбы. На всякую поддержку тамошние политиканы массово зазывали к себе всех, кто знал, с какого конца браться за автомат. После падения Родезии в 1980 году и её скатывания в сраное Зимбабве, бойцы тамошнего спецназа — Скауты Селуса, Скауты Грея, бойцы родезийской САС и Родезийской Легкой Пехоты, а также лётчики, танкисты — тысячи их! — быстренько свалили в ту же ЮАР. Бежали в основном не за бабками, а за спасением жизни: никому не хотелось ставить на себе эксперимент «Как долго может прожить белый во ВНЕЗАПНО ставшей чёрной стране, если он мочил этих самых чёрных?». Мерки неумолимо шли к успеху, отстреливая диких нигр пачками. Фильм «Прощай, Африка» неимоверно доставляет в этом плане пруфами, но количество гуро просто заоблачно).

Бобби Денар под охраной

Символ современного наёмничества — Боб Денар (фр. Bob Denard) — воевал в Конго, Родезии, Заире, Бенине, устроил переворот на Коморах с целью организовать свою собственную страну, этакий курорт для отставных наёмников, но не сложилось.

Другим культовым представителем эпохи можно считать Ильича Рамиреса Санчеса — «Карлоса Шакала» (англ. Carlos the Jackal) — террориста по контракту, за неумеренную плату помогавшего палестинцам, Фракции Красной Армии, колумбийской организации M-19, «Красной армии Японии», ЭТА, ООП, НФО Турции и другим в борьбе против мирового сионизма. Захватил в заложники 11 министров стран ОПЕК, соучаствовал в угоне израильского самолета в Уганду. В настоящее мотает пожизненное во Франции за организацию серии взрывов. Принял ислам, но ещё жив.

Тем не менее с конца семидесятых весь этот праздник непослушания начал сходить на нет, а место отдельных банд и колоритных вождей заняли безликие ЧВК (частные военные компании). Начало положил всё тот же Робби со своей Bob Denard Group, предлагавший перевороты «под ключ» в любой точке Третьего мира.

«

— Почем в среднем один переворот? — Это зависит от страны. На Коморах — одна цена, в Москве обойдется дороже. Цену я вам не назову — это, если хотите, коммерческая тайна. Но любая революция не делается бесплатно: требуются деньги на те же корабли, оружие. А у вас что, есть какой-то особенный план переворота? Если есть, давайте обсудим: может, мне понравится, и я вам скидку сделаю.

»
— Боб Денар — интервью газете «Известия», 3 ноября 2001
Суровый наёмник в Афганистане
Операторы ЧВК в Афганистане

Дальше дело пошло на поток: вам нужна разведывательная информация — легко, охрана грузов или производств в Третьем Мире — запросто, вы — диктатор и у вас проблемы с населением или оппозицией — не вопрос, вы государство и хотите плюшек, но не можете вмешиваться официально — мы уже в пути. И всё это почти законно, потому что Международная конвенция по наёмничеству даже не ратифицирована большинством стран ООН. Наиболее серьёзные парни в этом бизнесе, такие как южноафриканские Executive Outcomes, имеют на вооружении ударные вертолёты, истребители и артиллерию и крышуют добывающую промышленность во всяких бантустанах. И, кстати, эти самые Executive Outcomes настолько успешно в свое время повоевали, что контору из-за визга всяких защитников негров пришлось закрыть, поделить, переделить, объединить и открыть под другим названием. Услугами частных военных компаний пользуются ЦРУ и армия США, так как подготовка работников ЧВК, как правило, выше подготовки обыкновенных солдат (бизнесмены, не будь дураками, предпочитают нанимать отставных бойцов SAS, GIGN, «Дельты», «Альфы», «Вымпела» и других спецподразделений), и они не просят от нанимателя ничего, кроме денег. Ну а если все же становятся грузом, то не портят общую статистику.

Классические «дикие гуси» двадцатого века нынче остались только в самых жопных местах типа Афганистана или Тропической Африки, поскольку открыто сотрудничать с ебнутыми мусульманскими ортодоксами даже ЧВК не хотят.

  1. В эпоху царей римской пехотой было городское ополчение, а конницу celeria, опору царской власти, составляли всякие VIPы и мажоры. При Республике пехота превратилась в знаменитые римские легионы, основу армии, а конница оказалась на подхвате и захирела
  2. Вероятно, оттуда французское имя Ален и английское Алан.
  3. Дошедшие до наших дней военные трактаты показывают, что по мнению китайцев тру-кавалерист должен был примерно за десяток лет обучаться с абсолютного нуля всему тому, что умеют ездящие на коне с детства кочевники, плюс овладеть различными madskillz, вроде умения фехтовать двумя руками, управляя конём одними ногами.
  4. Принятые русские переводы типа «почётная артиллерийская рота» являются с исторической и военной точки зрения полным бредом, о чём будет сказано далее.
  5. Впрочем, на Балканах они считаются борцами за независимость