Личные инструменты
Счётчики

Похмелье

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
«

Похмелье. Тупик. Созерцаю твой лик. Омерзеньем душа наполняется… И в пустой черноте, Далеко, невесть где, Равнодушно планеты вращаются…

»
— Turbo Пушкінъ
«

Какое содержание мы вкладываем в привычное «похмелье»? В Великом Русском Языке слово это (в многообразии сочетаний) означает следующее: обременительное состояние телесного и душевного томления, неизбежно наступающее вслед за неумеренным возлиянием (берём на вооружение первое понятие — «алкогольный эксцесс») и также неизбежно проходящее после опохмеления, сна или бани.

»
— «Особенности национального похмелья». А. Боровский

Похмелье — состояние, испытываемое после употребления алкоголя в количествах, превышающих способности организма нейтрализовать их. Последствия — сильные головные боли, тошнота, сухость, вкус говна во рту, желание (и способность) выпить литр воды, и классическое «Вчера было так весело, а сегодня так стыдно». Поциент испытывает слабость и хреновое настроение. Обычно длится не более суток, но в особо запущенных случаях (либо наоборот, в первый раз) может продолжаться и дольше.

Следует различать «постинтоксикационную астению алкогольного генеза» — собственно «похмелье» (ощущения, вызывающие НЕНАВИСТЬ наутро, характерные для приема любого яда, а не только крепленого + отвращение к алкоголю) — и «бодун» (он же «алкогольный абстинентный синдром», он же «синдром зависимости от алкоголя, состояние отмены», он же F10.3)— когда для нормализации самочувствия необходимо выпить ещё. Последнее — верный признак алкоголизма. Алкоголь в малых дозах вызывает эйфорию сразу. При увеличении дозы эйфория не растет, вследствие нарастания симптомов отравления. А вот тревога или депрессия настигнет поциента уже где-то через сутки, в зависимости от количества выпитого. При попытке лечить подобное подобным конец немного предсказуем.

Содержание

[править] Лечение

«

Но ведь нельзя же доверять мнению человека, который не успел похмелиться!

»
— «Москва-Петушки» В. Ерофеев
b
Научный подход на канале CMT
Принять 150 грамм…
… и немедленно откушать супа

Естественно, такое состояние нужно лечить. Ниже перечислены основные средства, научные и не очень:

  • Во-первых, сходить посрать и, если очень хочется, поблевать, так как в этих застоявшихся говнах самый смак и он ещё всасывается. Озорники могут дополнительно поставить клизму.
  • Посещение парной бани (способ широко распространён в Сибири, задротам категорически не рекомендуется). В городских условиях можно принять долгий душ (лучше контрастный) либо принять горячую ванну. При проблемах с сердцем и при повышенном давлении/пульсе — есть риск стать героем, к вящей радости окружающих.
  • Пить больше воды. На разложение алкоголя организмом уходит очень много воды — головная боль получается преимущественно от локального обезвоживания. Эффект медленный, а избытки воды быстро выводятся — впрок надуться не получится, так что эффективней всего пить воду постепенно или балансировать ею алкоголь по ходу дела.
    • Ещё лучше минералка или сок (апельсиновый, ради не лишних лимонной кислоты и витамина Ц).
    • Рассол (восстанавливает натриевые и калиевые соли в крови). До одного стакана, больше не нужно — усугубит сушняк.
    • Кумыс, айран, тан. Не ту хуиту, что продают в супермаркетах, а настоящий чурбанский. В провинции ещё кое-где встречается. Можно нежирный кефир, как вариант — в коктейле с солёной минералкой 50/50.
    • Квас, но не из бочек или бутылок, а настоящий, домашний.
  • Продолжить разгонять метаболизм. То есть сожрать простой такой высокоуглеводный и протеиновый завтрак, например, яичницу с тостами и котлетой.
    • Отличный противопохмельный завтрак — размазня из овсянки: она легче всего для желудка и поджелудочной, отлично усваивается, стимулирует пищеварение и помогает выводить токсины.
    • Туда же рыбные консервы, солёные огурцы, квашеная капуста и прочая еда, богатая солями.
    • Лимонная кислота: принимает промежуточное участие в цикле реакций клеточного дыхания аэробных анонимусов, то есть некисло ускоряет метаболизм, и вообще повсеместно применяется как средство детоксикации именно при похмелье. Щепотку в горячий чай с сахаром, но лучше не злоупотреблять продолжительно, так как повышает кислотность желудка и вредно влияет на зубную эмаль.
  • В случае несильного похмелья иногда неплохо помогает утренний секс. В случае отсутствия полового партнёра можно попробовать физические нагрузки: бег, плавание, либо лёгкий труд на свежем воздухе. Именно лёгкий! Серьезные нагрузки вполне могут привести к внезапному принятию ислама, как и в предыдущем пункте.
  • Экзотические способы: медсёстры в больнице ставят себе с похмелья капельницы с какими-то загадочными веществами. Вероятнее всего — с «физраствором» — хлорид натрия плюс 4% живительной глюкозы для усугубления тонуса. Им от любой отравы можно чиститься. До 2005 года применялся гемодез — ныне запрещено. Есть ещё вариант добавить к физраствору аскорбинки и рибоксинчик.
  • Дудка. Даже во время грандиозной попойки, несколько напасов до/во время/после принятия алкоголя, дают практически полную гарантию отсутствия жесткача наутро. Максимум, что ждёт отдыхающего, — сушняк и лёгкий кубизм головы. Минимум — всё выблёвывается ещё накануне. Самый хардкор — жахнуть с похмелья стакан манаги. Исцеляет полностью.
  • Мелаксен. Годное снотворное (почти чистый синтетический мелатонин). N-ное кол-во таблеток заставит заснуть и ничего не чувствовать (в зависимости от степени похмелья), когда проснешься, все пройдет (ну или почти все, в зависимости от степени похмелья, обратно-таки). Альсо, мелаксен практически не токсичен, максимум что будет при передозировке — крайне шизофренические сны и невъебенная вялость. При сильном отравлении алкоголем придется принимать не менее 5 таблеток, а то и более 20. Нетоксично и усыпляет неплохо. Вообще, мелатонин замедляет окисление алкоголя. Поэтому кроме крайних случаев похмелья их лучше всё же разносить по времени. Также на Украине можно купить «Вита-мелатонин». Тот же самый мелатонин, только в разы дешевле пиндосского мелаксена.
  • Мексидол. Оказывает ноотропное, гепатопротекторное, анксиолитическое и антигипоксическое действие. Помогает алконавту после заплыва (до 15 дней) минимизировать возможное появление таких напастей, как панкреонекроз и инсульт. Широко применяют в ПНД, так как годен и при лечении наркомании (в том числе солей, спайсов и т. д.). Первые 2‒3 дня колют в вену 2х500 мг дважды в день, либо с физраствором капельно, струйно до 90 капель в минуту. Потом внутрижопно ещё дня 3. Алкоголь до терапии можно употреблять не более чем за два часа до приёма веществ. Курс 3‒5 дней, перед сном за 30‒40 минут. Далее дней 5 Донормила с Мелаксеном, но лучше чего-нибудь …зепама. Вначале вроде ничего, потом тормоза, потом отключка. Если запой более восьми недель, go to наркология.
  • Ещё лучше помогает вырубиться феназепам (а также клоназепам или любой другой чтонибудьзепам, в смысле агонист БДР). Но у этого метода много опасных побочек, а зависимость от агонистов БДР во много раз хуже зависимости от алкоголя.
  • Стимулотон. В отличие от мелаксена, это уже серьезное лекарство. Представляет из себя обычный антидепрессант сетралин (aka Золофт), во многих мелких аптеках почему-то отпускают без рецепта. У детей до 25 иногда вызывает острую склонность к самоубийству. Если принимаете — на свой страх и риск.
  • Препараты янтарной кислоты. По легенде, разрабатывались как раз для этого по заказу военных. Действие — разгоняют метаболизм. Янтавит и прочие подобные ему. Продаются в любой аптеке, стоят копейки. При приеме до/во время пьянки облегчают либо сводят на нет синдром утром. При приеме утром помогают быстрее справиться с продуктами распада аль-кеголя.

В целом, похмелье — процесс гораздо более сложный и ответственный, нежели предшествующий ему процесс пития. Всё вышесказанное имеет смысл только в том случае, если вы не алкаш. Ну, или алкаш на совсем начальной стадии. Чем больше развивается зависимость, тем меньше вышеназванных способов работают. Особо упоротых от похмелья спасает разве что полусмертельная доза алкоголя, чтобы отрубиться и ничего не чувствовать. А потом — ежедневные капельницы и куча уколов во все места в наркологической больнице — дней через пять отпустит. Но не расстраивайтесь — до такого доживают немногие. Скорей всего, гораздо раньше вас закопают два нетрезвых гробовщика, и бедные маленькие кротики будут стукаться головками о ваше жилище. Но вам будет уже все равно.

[править] Что не работает

  • Таблетки от головной боли, зачастую в том числе аспирин, цитрамон, специальные препараты (Алка-Зельцер и прочее), сделанные на основе того же аспирина, но стоящие вдвое больше… Эффект обратный из-за лишней нагрузки на печень (цитрамон и вовсе имеет в своем составе парацетамол, что в комбинации с алкоголем вызывает прямое гепатотоксическое действие).
  • Кофеин. И обезболивающие с его содержанием, например Бенальгин, Седальгин. Будет только хуже. Собственно, чай и кофе — в ту же топку.

[править] Если не хотите допустить

«

Что русскому сначала хорошо — то на утро ему потом и плохо.

»
— «Народная мудрость».
  • Употреблять хорошо очищенные напитки, либо, по крайней мере, избегать откровенной сивухи (идеально чистый напиток — это высококачественная водка без вкусовых добавок). Тем не менее, чем больше выдержка, тем сильнее похмелье. Так что не стоит надеяться, что если бухать коньяк двадцатилетней выдержки, то похмелья не будет. Просто обычно это так дорого, что надраться такими напитками проблематично и наутро все как один заявляют — пил и никакого похмелья не было. А если оно и наступает, то во всем винят конфетку, которой закусили, или вино, которое пили позавчера. Яд есть яд, и со временем он только крепчает.
  • Закусывать, но не много и не «тяжелое». Простая логика: либо ваша печень и поджелудочная будут работать с алкоголем, либо с чем-то ещё. Выбирайте. Алсо часть алкоголя зависнет в избытках недопереваренной пищи, что усугубит похмелье, да и захлебнуться «кашей» легче.
  • На всю ночь перед отходом ко сну открывать форточку или окно, если позволяет время года (для школия: «чтобы мамка не спалила»).
  • Еще неплохо помогает принятие внутрь некоторого количества активированного угля. Хорошо бы делать это перед употреблением алкоголя, но можно и непосредственно перед отходом ко сну. Принимать по 1‒2 таблетки на 10 кг веса. Ну а если вы не фанат поедания тонн угля, то подойдет любой энтеросорбент, например смекта. И более-менее вкусно, и эффект тот же. (Прим.: запах смекты после алкоголя — на любителя, можно отлично поблевать. Шесть таблеток угля до, шесть во время, шесть после, запивая литрой минералки/сока. На +/- 90 кг, хватает. Минус — можно выжрать куда больше с меньшим эффектом, что нифига не хорошо для организма. Весьма неплохо перед сном выпить Энтеросгель, какбе и созданный заменить уголь.
  • Очень помогает 2-3 таблетки пиридоксина гидрохлорида aka витамин В6 перед сном. Он активирует и без того уже разогнанный печеночный фермент «алкогольдегидрогеназу» до немыслимых мощностей так, что проснувшись на утро, возможен лишь «легкий след былых возлияний»
  • «Разогнать печень». За час до застолья выпить 50 грамм водки (не больше). Печень начнет заранее вырабатывать нужные ферменты.
  • Употреблять алкоголь не в чистом виде, а в хороших коктейлях (не сладковатой дряни в алюминиевых банках и не те, что для врагов, а приготовленные вручную человеком, который разбирается): даже сильно разбавленный газированным тоником алкоголь быстро всасывается и пьянит не слабее, чем если пить чистоганом, а объём отравы, поступающей в организм, всё же меньше. Минус: коктейли пьются легко, поэтому велик риск забыться и как раз таки выпить лишнего.

При соблюдении вышеназванных мер можно безбоязненно употребить до 700 граммов в одно лицо и получить наутро всего лишь сушняк (или не получить даже его — последний способ для вас).

У Вас IV резус-отрицательная группа крови? Congratulations!!! У Вас самая адаптированная к приему алкоголя печень, цирроз схватить можно, лишь запивая водку ацетоном в течении 5 лет, при ежедневном употреблении. Ваше похмелье будет гораздо легче, чем у Вашего собутыльника. Увы, но количество счастливцев составляет не более 0,2% от общего количества человеков на этой Планете.

[править] Похмелье и алкоголизм

У алкоголиков похмелье (даже не отягощённое абстинентным синдромом) отличается от похмелья здорового человека примерно так же, как пневмония от насморка. Да что говорить, большинство бухариков попадает в больничку или в страну вечных застолий не во время пьянки, а именно на отходняках. Виной всему метаболизм.

У здорового человека печень перерабатывает бухлоэтанол в ацетальдегид, который затем трансмутирует в относительно безобидную уксусную кислоту. Печень же алкаша, охуев от обильных и частых возлияний, в один прекрасный момент говорит «Кря!» и бросает все оставшиеся силы на переработку алкоголя, то бишь выработку фермента алкогольдегидрогеназы. В итоге на расщепление получившегося ацетальдегида силёнок уже не хватает, да и увеличенный объём этого вещества в печени не помещается. В результате организм быстро и качественно засирается йадом, который, к слову, в 10 раз токсичнее самого алкоголя. Опохмелка временно помогает, так как алкоголь обладает анестезирующим и успокаивающим действием, а также, как и любой наркотик, влияет на выработку всяких там серотонинов и эндорфинов удовольствия. Проходит несколько часов, и становится ещё хуже, ибо йада прибавляется и действует он дольше. Тогда алкаш бежит за следующей бутылкой — и всё повторяется снова. Этим запой и отличается от развесёлых многодневных пьянок, характерных для здоровых людей.

Справедливости ради отметим, что фалабаном можно не только стать, но и родиться. Например, няшные чукчи отлично переваривают трупный яд из копальхема, но вот ацетальдегид в уксусную кислоту сработать не могут. Из-за этой особенности метаболизма они либо не пьют вообще, охуев с первого же похмелья, либо спиваются сразу и в полное говно.

[править] Описание похмельного синдрома в литературе

Вот она, наполненная жизнь! После тусклой недели литературной работы. Наконец… Солнце ударило из зенита. Вчерашнее стоит столбом. Трудно вспомнить, так как невозможно наморщить лоб. Только один глаз закрывается веком, остальные — рукой. Из денег только то, что завалилось за подкладку. Такое ощущение, что в руках чьи-то колени. Несколько раз подносил руки к глазам — ни черта там нет. От своего тела непрерывно пахнет рыбой. Чем больше трешь, тем больше. Лежать, ходить, сидеть, стоять невозможно. Организм любую позу отвергает. Конфликтует тело с организмом, не на кого рассчитывать. Пятерчатка эту голову не берет: трудно в нее попасть таблеткой. Таблетки приходится слизывать со стола, так как мозг не дает команды рукам. Дважды удивился, увидя ноги. Что-то я не пойму: если я лицом вниз, то носки ботинок как должны быть? И сколько их там всего? И хотя галстук хорошо держит брюки, видимо, несколько раз хотел во двор и, видимо, терял сознание. Видимо, не доходил, но, видимо, и не возвращался. И что главное — немой вопрос в глазах. Моргал-моргал — вопрос остается: где, с кем, когда и где сейчас? И почему в окне неподвижно стоят деревья, а под кроватью стучат колеса? И выжатый лимон с лапками. Видимо, канарейку выдавил в бокал. Будем ждать вспышек памяти или сведений со стороны.

«После вчерашнего». М. Жванецкий

Если бы в следующее утро Стёпе Лиходееву сказали бы так: «Стёпа! Тебя расстреляют, если ты сию минуту не встанешь!» — Стёпа ответил бы томным, чуть слышным голосом: «Расстреливайте, делайте со мною, что хотите, но я не встану».
Не то что встать, — ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он только это сделает, сверкнёт молния и голову его тут же разнесёт на куски. В этой голове гудел тяжёлый колокол, между глазными яблоками и закрытыми веками проплывали коричневые пятна с огненно-зелёным ободком, и в довершение всего тошнило, причём казалось, что тошнота эта связана со звуками какого-то назойливого патефона.

«Мастер и Маргарита». М. Булгаков

— Дорогой Степан Богданович, — заговорил посетитель, проницательно улыбаясь, — никакой пирамидон вам не поможет. Следуйте старому мудрому правилу, — лечить подобное подобным. Единственно, что вернёт вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской. Стёпа был хитрым человеком и, как ни был болен, сообразил, что раз уж его застали в таком виде, нужно признаваться во всём. — Откровенно сказать… — начал он, еле ворочая языком, — вчера я немножко… — Ни слова больше! — ответил визитёр и отъехал с креслом в сторону. Стёпа, тараща глаза, увидел, что на маленьком столике сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, что-то в кастрюльке и, наконец, водка в объёмистом ювелиршином графинчике. Особенно поразило Стёпу то, что графин запотел от холода. Впрочем, это было понятно — он помещался в полоскательнице, набитой льдом. Накрыто, словом, было чисто, умело. Незнакомец не дал Стёпиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки. — А вы? — пискнул Стёпа. — С удовольствием! Прыгающей рукой поднёс Стёпа стопку к устам, а незнакомец одним духом проглотил содержимое своей стопки. Прожёвывая кусок икры, Стёпа выдавил из себя слова: — А вы что же… закусить? — Благодарствуйте, я не закусываю никогда, — ответил незнакомец и налил по второй. Открыли кастрюлю — в ней оказались сосиски в томате. И вот проклятая зелень перед глазами растаяла, стали выговариваться слова, и, главное, Стёпа кое-что припомнил.

«Мастер и Маргарита». М. Булгаков

Я пошел через площадь — вернее, не пошел, а повлекся. Два или три раза я останавливался и застывал на месте, чтобы унять в себе дурноту. Ведь в человеке не одна только физическая сторона; в нем и духовная сторона есть, и есть — больше того — есть сторона мистическая, сверхдуховная сторона. Так вот, я каждую минуту ждал, что меня посреди площади начнет тошнить со всех трёх сторон. И опять останавливался и застывал.

«Москва-Петушки». В. Eрофеев


Бодун придёт как Командор: Огромный, мрачный злой. Раздавит вас как помидор Тяжёлою рукой.

Тимур Шаов «Песня о бодуне»

Штирлиц до сих пор помнил то страшное ощущение похмелья, которое наступало утром; просыпался в темноте ещё, часа в четыре; давило незнакомое ему ранее, тревожное чувство надвигающейся беды; обострённо воспринимался любой шорох; редактор Ванюшин, пригласивший тогда Штирлица жить в своём огромном трёхкомнатном «люксе», угадывал в темноте состояние своего любимца, заставлял похмелиться: «Ты рюмашку протолкни, Максим, сразу тепло ощутишь, пот высеребрит, — и спокойно уснёшь». Действительно, стало легче, бросило в пот, захотелось поговорить с Ванюшиным, сделать ему что то доброе; несчастный, мятущийся человек, сколько таких на Руси?! Понимает, что не туда идёт, не с теми, но как изменить это, как принять решение, не умеет, страшится, не может. Штирлиц помнил и то страшное забытьё, которое наступало, когда медленный, серый, осенний рассвет вползал в номер, словно ощупывая каждый предмет, будто слепец, попавший в незнакомую комнату. Сон был тревожным, ещё более страшным пробуждение, голова звенела, сердце молотило тяжело, с замираниями; на третий день он мечтал уже только о том, чтобы настало утро и Протасов, достав факирским жестом из шкафа зелёный штоф, разлил по граненышам , а там и до обеда недолго, горячие щи с чесноком, смех генерала: «Да, остограмься, соколик, остограмься, полегчает!» Не оглянешься, как время ехать в «Версаль»; постепенно день стал разделяться на провалы, когда надо было что то делать, читать, пытаться писать, и минуты бездумного облегчения, которое несла с собою рюмка.

«Экспансия-III». Ю. Семёнов

…Дверной звонок гремел настырно, въедливо. Тяжёлыми ударами ломилось в рёбра огорчённое страхом и пьянством сердце. Я приподнялся на постели, но встать не было сил — громадная вздувшаяся голова перевешивала тщедушное скорченное туловище, и весь я был как рисунок человеческого тела в материнской утробе. В огромном пустом шаре гудели вихри алкогольных паров, их горячие смерчики вздымали, словно мусор с тротуара, обрывки вчерашней яви. Мелькали клочья ночного кошмара, чьи-то оскаленные пьяные хари — с кем же я пил вчера? — и вся эта дрянь стремилась разнести на куски тоненькую оболочку моего надутого черепа-шара. Кости в нём были тонюсенькие, как яичная скорлупа, и я знал, что положить её обратно на подушку надо очень бережно. Пусть там звонят хоть до второго пришествия — мне следует осторожно улечься, очень тихо, чтобы не разбежались длинные чёрные трещины по скорлупе моей хрупкой гудящей головы, натянуть одеяло повыше, подтянуть колени к подбородку, вот так, теснее, калачиком свернуться — так ведь и лежит в покое, тепле и темноте многие месяцы зародыш. Я зародыш, бессмысленный пьяный плод рода человеческого. Не трогайте меня — я не знаю ничьих тайн, оставьте меня в покое. Я хочу тепла и темноты. На многие месяцы. Я ещё не родился. Я сплю, сплю. В моей огромной пустой голове шумит сладкий ветер беспамятства…

«Петля и камень в зелёной траве». Аркадий Вайнер

Проснулись поздно. Все смотрели друг на друга с еле скрываемым презрением, ненавистью, отвращением. — Здорово вчера дрызнули, — сказал Буйносов, из которого уже, вероятно, улетучилась вся драгоценная влага. — Сейчас бы хорошо освежиться! Я сделал мину любезного хозяина, послал за закуской и вином. Уселись трое с помятыми лицами… Ели лениво, неохотно, устало. «Как они не понимают, что нужно сейчас же встать, уйти и не встречаться! Не встречаться, по крайней мере, дня три!!!» По их лицам я видел, что они думают то же самое, но ничего нельзя было поделать: вино спаяло всех трех самым непостижимым, самым отвратительным образом…

«Чад». Аркадий Аверченко

На другой день Филипп Степанович проснулся в надлежащем часу утра… У каждого человека своя манера просыпаться утром после пьянства. Один просыпается так, другой этак, а третий и вовсе предпочитает не просыпаться и лежит, оборотившись к стенке и зажмурившись, до тех пор, пока друзья не догадаются принести ему половинку очищенной и огурец. Мучительней же всех переживают процесс пробуждения после безобразной ночи пожилых лет бухгалтера, обремененные семейством и имеющие склонность к почечным заболеваниям. Подобного сорта гражданин обыкновенно, проснувшись, долго лежит на спине с закрытыми глазами, в тревоге, и, ощущая вокруг себя и в себе такой страшный гул и грохот, словно его куда-то везут на крыше товарного поезда, подсчитывает, сколько денег пропито, сколько осталось и как бы протянуть до ближайшей получки. При этом коленки у него крупно и неприятно дрожат, пятки неестественно чешутся, на глазу прыгает живчик, а в самой середине организма, не то в животе, не то под ложечкой, образуется жжение, сосание и дикая пустота. И лежит гражданин на спине, не смея открыть глаза, мучительно припоминая все подробности вчерашнего свинства, в ожидании того страшного, но неизбежного мига, когда над диваном (в громадном большинстве случаев подобного сорта пробуждения происходят отнюдь не на супружеской постели) появится едкое лицо супруги и раздастся хорошо знакомый соленый голос: «Посмотри на себя в зеркало, старая свинья, на что ты похож. Продери свои бессовестные глаза и взгляни, на что похож твой пиджак — вся спина белая! Интересно знать, в каких это ты притонах вывалялся так!». Боже мой, какое унизительное пробуждение! И подумать только, что еще вчера вечером «старая свинья» катил через весь город с толстой дамой на дутых колесах, со шляпой, сдвинутой на затылок, и облезлым букетом в руках, и прекрасная жизнь разворачивалась перед ним всеми своими разноцветными огнями и приманками, и был сам черт ему не брат! Какое гнусное пробуждение: справа — печень, слева — сердце, впереди — мрак. Ужасно, ужасно!..

«Растратчики». В. Катаев

[править] В культуре

b
«Ангел всенародного похмелья», БГ
b
«Холодное пиво», он же
b
Похмелье у космонавтов
b
Пора по чуть-чуть.
Про сырок, портвейн и последствия.
b
И в кино

[править] Примечания


[править] Ссылки