Персональные инструменты
Счётчики

Советское кино/Детское кино в СССР

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Советское кино. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

«

Впервые Детское кино как особая область киноискусства было создано в Советском Союзе.

»
— Большая Советская Энциклопедия
Пропиндосовский «Балабол 1991» просвещаэ. Комменты по теме прилагаются

США победили Гитлера во Второй Мировой, а Уолт Дисней изобрёл детское кино — так считает западный обыватель, но его нагло обманули.

Капиталисты ещё не определились, какой навар можно получать на движущихся картинках для детей, а в волшебной стране, которая только-только начала называться СССР, уже запилили государственную программу по промыванию мозгов школоте. Потому как ништяки можно у кого-нибудь отобрать, а вот армию преданных Строителей Коммунизма — только вырастить. Грубая ломка детских мозгов толку не принесла, поэтому с 30-х годов вбросы становились всё тоньше и изящнее, но куда более эффективными. Однако со временем почему-то позабыли, ради чего всё затевалось, и продолжали снимать просто для души и удовлетворения Госплана. Билеты же на детские сеансы намеренно стоили раза в два дешевле, чем на взрослые, такие дела

«У нас» и «у них» под ДК понимают совершенно разные вещи, и это отлично передаёт английская Педия, которая поначалу тужится отделить «детское» от «семейного», сравнивая высокодуховную Европу с расчётливой Америкой, но затем мешает в одну кучу с «Коньком-Горбунком» постсоветских «Утомлённых солнцем» и «Вора». Именно поэтому «Бэтмен» на западах стоит на одной полке с «Белоснежкой», хотя у нас неизбалованные комиксами и брутальностью зрители долго считали его крутой фантастикой для взрослых.

Содержание

[править] Фильм-сказка

 
Ихь бин кайн Скрулл, ихь бин Юдо, эх-хе-хе!

Ихь бин кайн Скрулл, ихь бин Юдо, эх-хе-хе!

Деточки, хотите Ягу?

Деточки, хотите Ягу?

Основы кощеелогии: мутагенез

Основы кощеелогии: мутагенез

Характерная особенность «фильма-сказки» в том, что все вопросы решают промеж себя взрослые или почти взрослые, ведь в представлении «народной мудрости», за редким исключением, школота — предмет неодушевлённый[1]. Все творения этого жанра можно условно поделить на два вида: «сказочная классика» и «старая сказка на новый лад». Во втором случае имеем нечто «по мотивам», сколь угодно причудливо переосмысленное — в части сюжета, стиля речи и поведения персонажей, с пародийным подходом, элементами современности и т. п. — но при этом всё же сохраняющее дух «классической сказки».

Отдельно для показа фильмов фентезийной направленности с середины 70-х годов существовала еженедельная телепередача «В гостях у сказки», что при неимении интернет-порталов с рубрикаторами было весьма кстати. Причём некоторые вещи, особенно забугорные, можно было увидеть только там.

  • «Кащей Бессмертный» (1944), где толсто просматривается намёк на народную борьбу с «проклятою ордой», и другие фильмы Александра Роу. Он их с 1938 наклепал столько, что не упомнишь. Помимо окучивания сарафанного направления маэстро также сотворил не менее винрарные «Майская ночь, или Утопленница» (1952) и «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1961), немало прославив и без того известного «украинского поэта» Гоголя. Нельзя не вспомнить появление в фильмах Роу самой узнаваемой Бабы-Яги всех времён в исполнении Милляра. Американцы, смотревшие «Морозко» (1962), твёрдо убеждены, что русские киноделы на закуску к водке берут грибы и ЛСД, а вот чехам так понравилось, что крутят теперь у себя по ТВ на каждый Новый Год.
— Папа Карло, а Советский Союз есть?
— Нет, Буратино, это фантастика!
  • Ещё один плодовитый гигант киносказочной мысли — Александр Птушко. Его «Каменный цветок» (1946) — очень даже атмосферный перенос на экран сказов Павла Бажова, ведь тут сам автор-переработчик уральского эпоса при жизни и в здравом уме сценарий писал. Имеется даже приз Каннского фестиваля, хотя всего лишь за лучшую раскраску (да-да, вплоть до начала 50-х труЪ-цветные технологии были дорогими, а качество давали такое, как анаглифное стерео против современного IMAX-3D, поэтому кино в основном снимали чёрно-белым, а затем миллионы китайцев раскрашивали плёнку вручную).
    В другом шедевре, «Садко» (1952), всё тоже красиво и былинно. И снова международное признание, призы и рождение новых секс-символов. Судя по всему, интеллектуальность американской нации проверялась уже тогда, так как купленный в шестидесятых этот фильм шёл в прокате США под названием «Волшебное путешествие Синдбада» (сам Френсис Форд Коппола постарался), а маковки церквей на полном серьёзе выдавались за минареты Аравии — желающие оценить в полной мере эту адаптацию русской оперной былины к мозгу попкорноедов могут погуглить «The Magic Voyage of Sinbad». Хотя на самом деле причиной этого недоразумения с викингоподобными «правоверными» и переименованными в титрах актёрами послужило ещё большее недоразумение: звёзднополосатые мамаши тупо стрёмались пускать детишек на фильмы с «комми».
Всё тому же Александру Птушко мы говорим спасибо и за «Золотой ключик» (1939), где после комбинированных съёмок, умопомрачительных по тем временам и даже достойных уважения по нынешним, к героям прилетает крылатый корабль с «советскими полярниками» на борту и увозит Буратино со всей его шайкой нищебродов в страну грёз.
И вновь мы говорим Птушко спасибо за «Илью Муромца» с таким количеством массовки, что кинотрилогия по романам одного британского профессора нервно курит где-то за углом. Присутствуют былинные богатыри, пафос, орды узкоглазых завоевателей, Змей Горыныч в роли монгольской тактической авиации и практически весь золотой фонд сталинского кино в главных и не очень ролях. С приходом власти Хрущева, татар в кино пришлось заменить на более политкорректных тугар. В Америке был переделан аналогично «Садко» под названием «Меч и дракон». Постарался учитель Копполы, Роджер Корман.
  • «Золушка» (1947). В своей основе повторяет сказку Шарля Перро, но переосмыслением занимался не кто-нибудь, а Евгений Шварц, что аукнулось не просто, а просто страх, как положительно. Если вы считаете «Шрека» свежим взглядом на старые сказки — забудьте! Шварц занимался этим намного раньше и гораздо изящнее! «Я не волшебник, я только учусь», «Встаньте, дети, встаньте в круг, встаньте в круг, встаньте в круг» и мачеха-Раневская. Эту ленту посмотрели даже в Японии! Стоимость реставрации и раскраски в 2009 в Пиндосии составила не менее тысячи килобаксов, что, вероятно, намного больше бюджета самого фильма.
  • «Волшебная лампа Аладдина» (1966). Вроде бы та самая старая сказка, но количество крылатых фраз, свежих сценарных ходов и актёрского веселья здесь такое, что Шахерезада удавила бы авторов от зависти. «В Багдаде всё спокойно», товарищи. Кстати, джинна снимали под чутким руководством технических специалистов по джиннам.
  • «Финист — Ясный Сокол» (1975). Практически самый пугающий мистический триллер на былинной канве, какой только мог быть снят для детей в СССР. Как и положено добротному фильму, на другой стороне качелей — старушки-веселушки с мега-хитом «Картаус — рыжий ус».
Аттракцион этнического ужаса продолжился с украино-грузинским «Иванко и царь Поганин» (1984), где к победе добираются не все, что не особо-то типично для заявленного жанра. Здесь качественно пугают старухи-оборотни, акулы вокруг дырявой лодочки и целлулоидная анимация. На плохом телевизоре имя героини — Поветруля — можно было расслышать как «поллитруля». Вполне реальный ужас заключался в том, что когда занятой по макушку Лев Дуров сподобился-таки посетить съёмочную площадку, ему пришлось в кадре как бы кушать смердящую, недельной давности тушку, которую для сокрытия запаха присыпали лучком-чесночком. Но, благодаря магии кино, Лев Константинович отделался лишь расстройством нервов.
Спутник — Гагарин — Голлум
  • «Али-Баба и сорок разбойников» (1983). Не стоило бы вспоминать про этот дешёвый телеспектакль, если бы он не был переносом на экран потрясающего винилового мюзикла за авторством Вениамина Смехова в исполнении его самого и других любимых актёров. У того, кто слышал оригинал, современное перехалтуривание с Нагиевым, Моисеевым и «Блестящими» вызывает желание стать террористом-смертником. «Персия, Персия, фруктовый рай…», «Сезам слезам не верит!»
  • Ученик лекаря (1983). «Не совсем детская», как проницательно замечает педия, экранизация болгарской сказки. Нет, ничего крамольного там нет, просто совсем маленькие могут не понять. Любовь во все поля, замечательная музыка М. Таривердиева и фапабельная Наталья Вавилова прилагаются.
  • Телеспектакль «Сказочное путешествие мистера Бильбо Беггинса Хоббита» (1985) — дивное убожество по части спецэффектов и интерпретации, зато отличные актёры, постановка и причисление Толкиена к «шедеврам мировой детской литературы».
  • «После дождичка в четверг» (1985). Образ Кощея Бессмертного, пожалуй, самый интересный для экспериментов. Здесь он весел, златовлас и Табаков. Видимо, отсюда, из такого образа «душевного златокудрого Кощея», черпал своё вдохновение унылый лысый Гоша Куценко.
  • «На златом крыльце сидели» (1986). Между прочим, снято в 3D — в интернетах можно отыскать поганого качества анаглифку — и это нечастый случай в мировой практике, когда в этом самом три-дэ (по-советски правильно — стерео) до «Аватара» снимали что-то действительно сто́ящее, а не малобюджетную ерунду про карликов-извращенцев или порнуху.
  • «Раз, два — горе не беда» (1988). Педивикия, уж на что дура, и та похвалила фильм как «редкий образец советского стимпанка». И действительно, показать на экране натурального гарганта в те времена, когда da Orkz ещё даже не теплились в проекте у своих создателей, надо было постараться. Не менее доставляют чистый, как сибирский первач, антивоенный пафос, педантичный Жан-Жан Караченцев в характерного цвета парике и царь — опять же Табаков, — изрядно напоминающий ЕБНутого на всю голову Брежнева.

[править] Современная и музыкальная сказка

 
Хозяин Люк, мне пиздец, это же советский робот!

Хозяин Люк, мне пиздец, это же советский робот!

В 1939 люди играют кукол — в 1983 кукла играет человека. Однако, прогресс!

В 1939 люди играют кукол — в 1983 кукла играет человека. Однако, прогресс!

Напротив, в «современной» сказке мы видим, что школота резко превращается в ключевой элемент повествования. «Это же круто, уже в нежном возрасте ставить раком Мироздание!» — соглашается с авторами детский моск.

Жанр состоит из классического попаданчества, нахальных чудес, пролезших в серые городские будни, а также из таких неудержимых фантазий и философствований, обозвать которые «старой доброй сказкой» уже не поворачивается язык. К сожалению, именно этот жанр со смежной «фантастикой» с годами пострадали больше всего. Денег в избытке не было никогда, но если поначалу гении-бессеребренники творили отраду для глаз из нехитрого говна и матана, то постепенно они либо вымерли, либо отдались завистливому Голливуду[2], а их преемники не признавали ничего кроме спичек и желудей…

  • «Новый Гулливер» (1935) — первое масштабное сочетание кино и мультипликации. Пионеру из «Артека» приснилось, что он и есть Гулливер. Далее следуют прибытие в буржуазную Лилипутию времён загнивания монархии, поддержка трудового народа и революция силами отдельно взятого Гулливера. Шансон «Моя лилипуточка» доставляет не по-детски, а сцена в парламенте словно написана с первых заседаний Государственной Думы времён ЕБНа. Прибыль этот фильм принёс в размере нескольких тысяч процентов, часть профита даже пустили на поклейку танчиков к ожидаемо близящейся войне, в которой исполнитель главной роли и погиб… Жанр другой, а Птушко всё тот же.
  • «Старик Хоттабыч» (1956). Ни пива, ни хакеров, ни сисястых агентов ЦРУ тут нет. Зато есть крашеные в изумрудно-зелёный цвет бананы из папье-маше, лающие по-собачьи пионеры, концептуальное «Волька ибн Алёша» и всё тот же отставший от жизни старик из кувшина, который в финале уходит не в Матрицу, а работать, как нам Гинзбург Лагин завещал. Интересно, что никакого «трах-тибидох» при выдирании волос из волшебной бороды в фильме не было. В книге изначально звучало некое «лехододиликраскало», но позже упоминания о нём потёрли, ибо воистину иудейская то речёвка оказалась (строчка из иудейской субботней молитвы).
  • «Новые похождения Кота в сапогах» (1958) и взгляд на те же яйца сзади — «Весёлое сновидение, или Смех и слёзы» (1976). «Чем больше слёз, тем больше облегченья. В слезах и заключается леченье!», «Чудовища вида ужасного схватили ребенка несчастного»… Мало кто из советских детей подозревал, что сочинитель пьесы-исходника мимоходом нарифмовал ещё главную государственную песню СССР (впоследствии и Рашки) и до кучи породил на свет Барина, зато даже маленькие дети знали, что Кот в сапогах — это старая тётя с приклеенными усами. Также раскрыта тема угнетения души и тела чернушным медиаконтентом.
  • «Королевство кривых зеркал» (1963). Идеологически верная сказка-метафора про эту страну, которой номинально правит король Йагупоп 77, а реально всех нагибают Наиглавнейший Министр Абаж, Главнейший Министр Нушрок и его дочь Анидаг (спойлер: читаем навыворот, зеркала же). Само же название фильма стало нарицательным.
    Тема противостояния Системе при помощи наивных и бесстрашных чад на этом не исчерпалась. В сказке «Пока бьют часы» (1976) зритель встретит все знакомые лица: короля, который невозбранно обирает народ при помощи шапки-невидимки, вороватого начальника стражи, тупоголовых министров, хитрожопого придворного цирюльника, придворного скрипача демонической наружности… Это экранизировали фантазии Софьи Прокофьевой, знатной креативщицы.
    Более поэтическая методичка о системных паразитах и борьбе с ними — «Волшебный голос Джельсомино» (1977), где лысый «златокудрый» лжец принудил целую страну называть вещи не своими именами. Например, МПХ — промокашкой. Забыл только отредактировать предлоги «на» и «в», на результате чего был-таки послан прозревшим населением в промокашку. Современникам мерещились некоторые аллюзии, вот только автором литературной идеи был Джанни Родари — несомненный друг Советского Союза. И да, папа «Рыжего» из «Иванушек» Джельсомино не играл.
  • «Айболит-66» (1966). Вольная, но весьма доставляющая экранизация сказки Чуковского от Ролана Быкова, Бармалея по совместительству. Тот самый цирк с ряжеными конями, впрочем, так и было задумано. Заживо растащен на цитаты, а песня «Нормальные герои всегда идут в обход» до сих пор популярна в народе. За фразу «Догоним и перегоним доктора!» можно было здорово посидеть в то время.
  • «Тайна железной двери» (1970). Медиа-вирус от спичечной промышленности. Долгое время наивные мечтатели по территории всего Союза переводили спички охапками, разыскивая те самые, которые взаправду могут исполнять желания.
  • «Приключения жёлтого чемоданчика» (1970). Представьте себе, про употребление веществ! Причём не в том ключе, будто это что-то плохое. Боязливые старушки под воздействием колёс влезают на верхотуру, а стайка болонок усмиряет оборзевших хищников, и вся эта химия замаскирована под конфеты (!). В финале волшебный доктор на всю страну заявляет, что непременно продолжит использование своего препарата. Алсо, темы лоли и шотакота с панцушотами раскрыты. Педобир одобряет!
ZTR в советском кино
  • «Приключения Буратино» (1975) — вечный фильм, просто вечный, и пророческий: Поле Чудес в Стране Дураков, лиса Алиса, кот Базилио, Пьеро, Дуремар, и т. д. Плеяда мега-актёров. Наглый Буратяга. И конечно же песни, которые в детстве напевали все. Рыбников же! Также важно констатировать особую психоделичность и галюцинагенность фильмеца, и связанное с этим привыкание с последующими ломками.
Ну почему вы такой печальный?!
  • «Про Красную Шапочку» (1977). Яна Поплавская в красной шапочке на голове, с корзинкой в руках и с претензиями на титул богини резво скачет по пересеченной местности в поисках приключений на свою пятую точку. Многозначительное перекручивание канонов добра и зла за счёт благородного Волка-Басова и трусливого Охотника-Быкова. 7 нянек и фонотека винрарных песен добавляют жа́ру. Немного раскрыта тема ещё не выросших сисек. И даже субъекты с фантазией и СПГС могут разглядеть намёк на (oh SHI !)... вещества ! Сцена где волчонок (Д. Иосифов)с фонарями под глазами и трубкой в руках (во рту)почувствовал себя не важно,Поплавская с характерной лыбой во все 32 заявляет о вреде курения, прозрачно так наводит на размышления и ассоциации.
  • «Акмаль, дракон и принцесса» (1981). Ядерная атака в жанре попаданцев от узбекских киноделов. Волшебный узбекский бомж запудривает мозги узбекскому школяру и засылает его в сказку спасать пухленькую узбекскую лоли. Когда же следом в сказку на мотоцикле, пардон, ишаке въезжает ещё и простой узбекский лейтенант милиции… Меткий выстрел в целевую аудиторию, ведь сказка — вот она, за углом. Вообще же узбеки в 70-80-х разошлись не на шутку по части детского кино, но ничто больше не имело такой же успех, как этот фильм с его сиквелом («Новые приключения Акмаля» (1983). Поскольку дело происходило в Средней Азии, вопрос с драконом решили оригинально: на роль пригласили ящерицу-варана. Детям Среднерусской возвышенности — экзотика, а местные ухохатывались.
  • «Там, на неведомых дорожках» (1982).
    Так ведь все врут! Все врут, Батюшка!
    Кто не слыхал мотивчик «шапки-невидимки», тот не нюхал «В гостях у сказки», это вам любая Кикимора по фамилии Болотная скажет. Эдуард Успенский, он ведь не только Чебурашек с Матроскиными умел. А уж когда за его писанину хватается такая глыба, как Михаил Юзовский… «МЕНЯ БУДИТЬ?!!!», «Сотник, ко мне!» — «Тысячник, ко мне!» — «Миллионский…», эпохальное «Все врут!» задолго до, наступательные самоходные печи, трёхголовые козлята и поиски иголки в стоге сена посредством магнита. Проще говоря: «поскорей приходите в гости к нам».
  • «Мэри Поппинс, до свиданья!» (1983), где Олег Табаков даёт мастер-класс трапа не хуже самой тётушки Чарли. Ностальгия по детству прилагается.
  • «Незнайка с нашего двора» (1983), где трёхвершковые отгоршковцы на зависть всем дворовым ролевикам косплеят «Незнайку и его друзей».
  • «Питер Пэн» (1987), на почве которого повзрослевшие девицы всё так же тайно мечтают, что Серёжа Власов с белоснежным зубным протезом однажды влетит к ним в окно. Квинтэссенция мюзиклоподобного направления, не имеющего особой идеи, кроме жизнеутверждающего фантазёрства и ностальгии по детству.
  • «Рыжий, честный, влюблённый» (1984). Межрасовые отношения и общественное непонимание — чистокровный швед Экхольм вбросил эту тему в массы ещё в 1965, и в 80-х она проросла и в наших краях в виде упомянутой картины и мультипликационной light-версии для детсадовцев. Если даже ты давно разучился говорить правду и закрыл глаза на окружающую несправедливость, посмотри это кино, посмотри его, сука! А кто не разучился читать, мог бы и прочесть эту замечательную сказку.

[править] Революционная героика и эхо войны

Начиналось как пропаганда, прикрытая маской приключений — кончилось как приключения, одетые для вкусности в наряд пропаганды… Как только кинематограф прогрессировал от чистых лозунгов до какой-никакой реалистичности, редкий фильм обходился без замученных врагами или самопожертвовавшихся. Не могли остаться без внимания и мотивы революционной борьбы у зарубежных классиков. Например, выдранный из «Отверженных» кусок — «Гаврош» (1937). Помимо, собственно, боевика и подпорки для идеологии, крупнейшие вооружённые конфликты на территории бывшей Двухглавой дали также пищу для шпионского детектива и приключений с поиском современных «кладов». То ли в силу простоты, то ли в силу общественных настроений именно этот жанр служил основным источником для дворовых ролевух. «Белые и Красные», «Наши и Фашисты» встречались гораздо чаще, чем какие-нибудь «Мушкетёры», «Индейцы и Ковбойцы» и прочие «Ильямуромцы».

Не негр, а афробольшевик, морда твой махновски!
  • «Красные дьяволята» (1923). Славные украинские парубки и девчата, обчитавшись приключенческой литературы, качественно троллят самого Батьку Махно, играючи пленяют его и привозят в мешке Будённому. Грузинская киностудия не сумела раздобыть для съёмок ни единого китайца, поэтому его заменили нигрой-акробатом, который в героической банде играет роль психического оружия. Поэт-современник Асеев писал: «Впервые скулы в зевках не болят от нашей советской картины…», что символизирует.
  • «Кортик» (1954, 1973), «Бронзовая птица» (1974) и «Последнее лето детства» (1974). Весьма доставляющий молодёжный детектив с поиском артефактов. Источник мема «Молодец, возьми с полки пирожок». Наиболее популярна трилогия 70-х, а точнее первые две картины, актер, сыгравший главного героя в которых — пока ещё пионер со стержнем и любимец девочек, но уже на учёте в детской комнате милиции — вскоре как-то неожиданно «выпил — подрался — в тюрьму». В результате: несколько ходок — дважды заслуженый осветитель на «Мосфильме» — «бригадир» начала 90-х по кличке «Шеф» или «Артист» — три пули в башке. Отака хуйня, малята. Что интересно — девочки СССР текли не только с внешности Серёжи Шевкуненко, но и (женщины ж любят ушами, ога) с его этакого расслабленно-снисходительного голоска. Увы и ах! — Сирожа тут был не при чём, в тех фильмах его озвучивала совсем взрослая тётенька Ярослава Турылёва. Так что…
  • Трилогия «Неуловимые мстители» (1966), «Новые приключения неуловимых» (1968), «Корона Российской империи, или Снова неуловимые» (1971). Самый знаменитый борщ-вестерн. Изначально планировался только один фильм — ремейк прокисших к тому времени «Красных дьяволят». Но режиссёр и другие причастные лица получали столько SMS писем от восхищённых анонимусов, а прокат приносил столько бабла, что эпопею продлевали дважды. Любопытна эволюция образа нацмена: очевидно, что ни сенегалец Том из «Красных дьяволят», ни китаец Ю-ю в книжном варианте не стали бы петь про «…выкраду вместе с забором». Отсюда же торчат ноги у гипермема «засланный казачок», известного пионерско-лагерного «По койкам, по койкам — вожатый с ремнём», самоклюквы «большевики должны играть на бабалайках» и много чего ещё.
  • «Макар-следопыт» (1984). И в который раз о выходе «индейцев» на тропу Гражданской войны. На успех картины работали: обаятельно-демоничный штабс-капитан Чёрный с лицом Олега Борисова, барышня Любочка — из рядов сочувствующей буржуазии, комедийный дуэт беляков — «студента» и «гопника», школота на «английском танке» и кепкосдувающий саундтрек. Некоторые анонимусы признаются, что с этого начался их интерес к «белому» движению. «Ах, Любочка!»

[править] Хождение за тридевять земель

Долгое время герою советской эпохи был доступен только один вид хищников — акулы империализма, а тема странствий по глобусу раскрывалась почти никак, ибо нехуй — там Троцкий и мировая контра. В таких условиях неиссякающую тягу молодёжи к пампасам и кладам удовлетворяли экранизацией безобидной классики. Открывали и главным образом составляли список Жюль Верн и Роберт Луис Стивенсон. Последний при жизни так и не догадался, что пиратские сокровища нужно сливать непrеменно на дело rеволюции — недочёт исправили мыслители рабочекрестьянского культпросвета. Верн оказался несколько более идеологически верным — у него капитан Немо спонсировал критских революционеров. Ну да, пусть против турок, но ведь всё равно революционеров же! Некоторый романтизм путешествий присутствовал и в творениях советских авторов, но собственного современного авантюрного героя вроде Индианы Джонса, за исключением комичного капитана Врунгеля, советский кинематограф так и не породил, уступая эту нишу звёздам большевистского эпика.

Гальюн? Нет, не слышала
Ближневосточные мореходы
  • «Дети капитана Гранта» (1936) — Паганель плюс музыка Дунаевского, срывающая башню: «Весёлый ветер» прочно прописался в школьном песенном репертуаре, а «Капитан, капитан, улыбнитесь» на русских землях канонична не менее, чем ария Мефистофеля. Для того времени — удивительный пример, чтобы сферический героизм почти полностью и без гонений «сверху» заменил вездесущую классовую борьбу, хотя чудесно спасённый капитан Грант всё же оказался носителем революционных тараканов. А в 1985 спасательную эстафету принял «В поисках капитана Гранта» — то ли ремейк, то ли ремикс; во всяком случае доподлинно известно, что Исаак родил Максима. Это был многосерийный наркотик от Станислава Говорухина и болгарских товарищей, о котором можно сказать следующее: татуированный Паганель, «мальчика снимают в гипсе», «Жюль Верн не умел в вестернах», «а давайте поубиваем придурков, кого не жалко!» Многие представляют творчество Жюля Верна именно таким.
    Вторая часть жюльверновской трилогии реализовалась в «Капитане Немо» (1975) — как обычно точной экранизации «по мотивам». Для 75-го года всё типично и красиво, особенно горячий канадский гарпунер Владимир Талашко, а для эпохи «Матрицы» — масса поводов постебаться над эхвэктами и двусмысленностями. Жестокий финт режиссёрско-сценаристскими ушами — деанонимизация капитана прямо здесь и сейчас, из чего следует, что «Таинственный остров» в их же исполнении не планировался. Сам же «Таинственный остров» случился в СССР ещё в 1941, но особых воспоминаний о себе не оставил, кроме яростного флюродроса революционным идеям и показанной крупным планом ряхи шимпанзе, где по сюжету ожидались орангутаны.
  • «Остров сокровищ» (1937, 1971, 1982). Если закрыть глаза на высосанных из пальца «ирландских повстанцев» и некоторый пафос, постановка 37-го весьма даже недурна. Опять же, присутствует каноничная пиратская «Йо-хо-хо, веселись, как чёрт!». А Джим — на самом деле Дженни, которая переоделась юнгой ради любви к доктору Ливси!
Фильм 1971-го, по мнению многих — наиболее винрарная экранизация любимого романа, с чем не вполне согласны почитатели версии 1982. Долгое время в совке он был запрещен к показу, а причина банальна и проста: режиссер Фридман уехал в США вскоре после съёмок. Потрясающая игра Бориса Андреева в роли Сильвера, натурные съемки в Крыму, песни Ю. Кима и музыка Алексея Рыбникова.
Третья постановка знаменита чертовски харизматичным Сильвером (Олег Борисов же!) и лютым, бешеным надругательством со стороны цензуры. Кромсания проходили в два этапа, в результате которых фильм лишился значительной доли гуро, разврата и прочих сладостей. 95% зрителей он доступен именно в таком виде.
  • «Новые приключения капитана Врунгеля» (1978). Уже одно «По мотивам воспоминаний о повести А. Некрасова» в титрах должно было бы расставить точки над Ё, а поди ж ты! — находятся недовольные перевиранием ворчуны. И каким бы трешаком они не считали этот фильм, но 19 с шестью нулями зрителей и распроданные на любой сеанс билетики не могут ошибаться. Впрочем, про трешак не врут: чего только сто́ят старпом Лом — грузин и йог, меркантильные бабороботы или «восточные» преследователи, гребущие на лодке граблями. В общем, тайна Бермудского треугольника раскрыта и обезврежена. Также фильм примечателен абсолютным отсутствием зверья, песней «Мамайка-Мамайка» и меткой пародией на наш современный западный образ жизни с шоу-бизнесом, рекламой, угробленной окружающей средой и корпоративной мафией. Савелию Крамарову так не понравился смоделированный «Запад», что это была его последняя роль на Родине.
  • «Приключения Тома Сойера и Гекельберри Финна» (1981). Эти двое героев бессмертного Марка Твена так же маялись от отсутствия приключений, как и советский юный зритель. В комплекте идут: нигры, дохлые кошки, индеец Джо «Кровавое Лицо». Шота Владислав Галкин и лоли Маша Миронова.

[править] Кинофантастика

 
Будущее глядит на тебя с недоверием

Будущее глядит на тебя с недоверием

Альфа во Вселенной

Альфа во Вселенной

Во избежание инцестов напомним, что на наших землях «фантастикой» традиционно называли именно Sci-Fi, а всякие хоббиты — то сказки.

С научно-фантастическим жанром в СССР не задалось особенно сильно, чего уж там говорить про детское направление. Частично и ого-го как спасал положение Кир Булычев со своей Алисой. Приложился и режиссёр Ричард Викторов, разместивший на космическом корабле некоторое количество школьниц с косичками. Но юные зрители всё равно испытывали острый «пыщ-пыщ» голод и были вынуждены пялиться на сиськи лысых андроидов и резиновые тентакли в нечастых взрослых постановках, поскольку винрарнейший Павел Клушанцев, у которого учились аж Кубрик и Лукас (этот вообще драл целыми сценами), после «Планеты бурь» разругался с чинушами из Госкино и ушёл обратно снимать документалки и научпоп, а потом и вовсе забросил камеру на полку и перешёл в литературу. Первым и на долгое время единственным детским фильмом в этом жанре принято считать немой «Космический рейс» (1935) с ракетопланом «Иосиф Сталин» и смоделированной Москвой будущего (привет полёту на флипе 1984-го!) — знающие люди приветствуют его продуманность по сей день, а в перерывах веселятся над диалогами.

  • «Москва — Кассиопея» (1973) и «Отроки во Вселенной» (1974). Школота на фотонном звездолёте долетела до сказочно далёкой планеты, где при помощи гвоздя и какой-то матери выпилила всех роботов, которые — что бы вы думали? — правильно. Также источник фразы «Мы сделаем вас счастливыми». Весь «экшен» сконцентрирован во второй части, а первый фильм — это «Дом-2» по-советски и в космосе. Также здесь имеется и свой G-Man в исполнении Смоктуновского, который влёгкую телепортирует школьников в космические дали и обратно назло официальной науке.
  • «Большое космическое путешествие» (1974). Ради чистоты эксперимента взрослые тролли водят за нос доверчивых детишек. Так что в итоге получены и лулзы, и профит. Если слёзы не подкатывают к твоему горлу во время прослушивания песни «Ты мне веришь или нет?» — значит ты не олдфаг!
А ты бы отдалась?
  • «Приключения Электроника» (1979). Предмет шлика обыкновенных советских школьниц. Строго говоря, фантастики тут не больше, чем в любой школьной комедии, но когда наш герой простым наложением рук починяет любую механизму, а то и вовсе оживляет покрытый шерстью кусок пластика, терминаторша Локен со своими нанитами убивается об стену. «Где у него кнопка, Урри?», «Крыла-а-а-тые качели» (с урока пения в фильме перекочевала на уроки пения в реал). По воспоминаниям близнецов-актёров, местная пацанва регулярно ловила их, чтобы проверить «электроников» на прочность. Особым шиком считалось отпинать в один день одновременно обоих. Слава — это штука такая… Есть мнение, что в свои 14 они были хулиганами и спортсменами с ростом 1.80 м и пиздюлей скорее раздавали, нежели получали. А ещё там был гангстер, легко выдерживающий падение штанги на голову, прикольные одноклассники и добрейший учитель математики.
  • «Гостья из будущего» (1984), «Лиловый шар» (1987) и «Остров ржавого генерала» (1988). Про Богиню, и этим всё сказано.
  • «Необыкновенные приключения Карика и Вали» (1987) — сейчас смотрится с сочувствием, а тогда — о-о-о, тогда это было нечто! Гигантские жуки доставляли на отличненько. А от гигантских пауков тогдашняя школота срала кирпичами. Сняли сие чудо через целых 50 лет с момента написания книжки, и хотя киноверсия, само собой, значительно упрощена, это уникальный сплав того, что Дисней и Дискавери раздают по отдельности.

[править] Школьные приключения

Игровое и, как правило, юмористическое погружение в удивительный мир школьной фауны, иногда с элементами фантастики и нередко с изрядной долей вымысла. Это определение не подходит фильмам про школу сталинского периода — они были наполнены не детьми, а членами советского общества и потому интересны, как репортаж из парламента. Поделия на тему летнего сезона, как правило, вещают из пионерлагерных климатических зон. Фансервис, хотя и катастрофически урезанный, присутствует, но смотреть рекомендуется не только ради него. Основной сюжетный мотив: долбоебизм / нетакойкаквсеизм и методы борьбы с ним. И да, из соображений бюджета, две снятых школьных комедии — это один неснятый фильм-сказка.

  • «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (1964). Эталонный сборник мемов и лулзов, неведомо каким образом проскочивший цензуру. Одновременно и канонизированный, и условно правдивый образ пионерских лагерей. Да и просто хорошая комедия для всех возрастов. «„Бодры“ нужно говорить бодрее! А „веселы“?». — «Веселее». — «Молодец, понял», «Что ни день — сто грамм, что ни день — сто грамм. А то и сто пятьдесят!», «А чёй-та вы здесь делаете, а?» Что интересно, Хрущёва, над чьей аграрной политикой здесь стебались в открытую («кукуруза — царица полей»), «сняли» буквально сразу же после выхода фильма на экраны, так что режиссёр даже не успел испугаться. Хотя режиссер картины Элем Климов рассказывал, что Хрущ таки посмотрел фильм буквально за пять дней до своего низложения, и даже дал добро на прокат. Также зрителю в идеологических целях также показали образ правильного высокого начальства — эдакого свойского парня при галстуке — в противовес жополизу-бюрократу-вахтёру в лице директора лагеря. Имеется сцена самого настоящего BDSM-ЦП: голые мальчики прыгают в крапиву с целью симуляции инфекционного заболевания. При желании можно разглядеть их МПХ.
  • «Ох, уж эта Настя!» (1971). Как и положено хорошей картине, вначале сложно решить, за кем высылать экстренную бригаду педагогов-хирургов. Этот фильм можно назвать альманахом женской неадекватности, ведь только особи мужеского пола, все как один, не вызывают желания заехать в ухо (сценарист явно что-то знала). Мальчики, я гарантирую, что ваши девочки любого возраста воспримут эту притчу не так, как вы — она типично девчачья по содержанию и с по-девчачьи стройной развязкой. Хотя, и против этого не попрёшь, «Лесной олень» качественно умчит любого и каждого, кто дерзнёт заглянуть. «Я не предательница — я аккуратная», «А сестричка у тебя железная!» — «Нет, она целеустремлённая личность» — и всякое такое. В качестве приглашённой звезды — Багира из «Маугли».
  • «Три весёлые смены» (1977). Безусловный хит конца 70-х — три новеллы с привязкой к одному летнему лагерю с «грозным, но справедливым вождём бледнолицых Ве-Ве» на должности директора и другими гениальными типажами. Причём психологические ходы иногда поражают (в равной степени цепляет и детей, и взрослых, но за совершенно разные места). В первой новелле («Селюжёнок») доведение вожатых до белого каления методом безответственных «благих намерений» заставляет стыдливо признавать, что понятие «малолетний долбоёб» не всегда связано с возрастом. Вторая новелла («Ошибка Микоши») — то ли драматический боевик, то ли лирическая комедия в духе крапивинских приключений + мощная эротическая тема и вертолёты: «Мы полетим?» — «Мы сделаем бросок». Но больше всего, и недаром, народу по нраву третья новелла («Тайна Фенимора»), самая искромётная и детективная: «Sonus Sonmus… нормальный сон», «Так если наказывать не будут, зачем же выходить [из строя с целью сознаться]?!». Здесь любопытно заглянуть в сновидение ГГ.
Разница между 80-ми и 90-ми одним кадром
  • «Приключения Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные» (1983), «Каникулы Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные» (1984). Двое четвероклассников толкают речи уровня кандидатов наук, переживают разные психоделические приключения и делят на двоих одну любовь (к девочке). В избытке фантазии на тему классики: гоголевский «Ревизор», сервантесовский «Дон Кихот», шекспировское «Укрощение строптивой». Также наведение справедливости в отдельно взятом «Белом солнце пустыни». Этот телесериал хоть и не породил, но всяко увековечил расхожую фразу «По закону Архимеда, после вкусного обеда полагается поспать». А особо по нраву зрителям пришлась Инга Ильм, сыгравшая девочку Машу — отличницу и предмет фапа обоих юных кабальеро. Доподлинно неизвестно, какой идеологический мотив усмотрела цензура, но она моментально проявила чудеса гибкости и запилила показ на ТВ, как только разнеслась весть, что хитрый режиссёр пригласил на просмотр дочь Андропова.

[править] Драма и подростковая лирика

Детвора тех лет была устроена примерно так же, как и нынешняя, поэтому для нескучности драматические идеи активно встраивались в ленты ранее перечисленных жанров и в чистом виде почти не встречались. Нет, «детская драма» номинально была, но при вскрытии не всегда оказывалась детской. Например, знаменитое «Чучело» (1983) хотя и поставило на уши широкие слои населения, детей привлекало в основном лишь тем, что получившая неожиданную оплеуху от Ролана Быкова школьная система всячески пыталась помешать это смотреть.

Но, как в говне не без алмазов, не обходилось и без удачных попыток поговорить с детьми «о серьёзном» на их языке. А для этого «переговорщикам» приходилось с ногами и с камерой залазить в шкуру школия, и чем младше ЦА, тем осторожнее. И если тинейджеры не скучали от такой картины, то, значит, в ней присутствовала сверхлёгкая эротика, некоторые ответы на гормональные вопросы (впрочем, не столько ответы, сколько озвучивание вопросов) и/или мастерски отмеренная порция волнительного садизма. А все эти ваши эстетические смакования суть порождение постличиночной стадии развития с каким-никаким, но расширенным кругозором и переключателем режима в положении «обработка» вместо «запоминания». Сюда же неожиданно относилось некое поучительное подобие телеспектакля — видеокнига по рассказам Зощенко: актёр или двое в символических декорациях читают по ролям текст оригинала, сопровождая это телодвижениями и изображая эмоции, а вы не можете сбежать из этого ада, потому что на дворе дождь и друзья болеют ОРЗ.

Богиня для небыдла
  • «Тимур и его команда» (1940, 1977). Аркадий Гайдар оказался таким шутником, что его идея про юношескую помесь народной дружины с Министерством Добрых Дел просуществовала в разных реальных проявлениях почти до коллапса советской пионерии. Юмор про перевод бабок через дорогу появился как раз на этой почве, а народный язык обогатился понятием «[юные] тимуровцы».
  • «Девочка и эхо (Последний день каникул)» (1964). В советские годы площадок для обсуждений на тему «порнуха или не порнуха?» не было, а были только цензура государственная, которая считала порнухой всё, что между коленями и шеей, и цензура домашняя в виде бабулек, которые не допущали своих сбежавших с уроков внучков к созерцанию мимолётной сценки про верхнюю половину 11-летней прибалтийки с бледным намёком на сиськи. Но, как вы догадываетесь и как в конце концов догадалась госцензура, фильм не об этом — посмотрев, сами поймёте, о чём. И Фрейд вам профессор, если вольётесь в ряды обсуждающих на любой из сторон.
  • «Республика ШКИД» (1966). Книгу, написанную в середине 20-х бывшими беспризорниками о беспризорниках, «Великий педагог» Макаренко назвал старательно задокументированным фейлом педагогики. Значительно урезанный киновариант был расценен МВДшной верхушкой как «энциклопедия школьного хулиганства» и выпущен сатрапами-душегубцами за порог только после всесоюзной волны интеллигентского неговнодования. Далее он тщательно задвигался в тень в пользу «Неуловимых мстителей», но таки обрёл в итоге медальки «лучшего детского фильма». Собственно, главный спойлер: ШКИД — это не от слова «шкет», а школа им. Достоевского. Спойлер-2: «Республика». Всё ранее сказанное вместе — третий спойлер. «По приютам я с детства скитался…», «У кошки четыре ноги…» DIXI.
  • «Вам и не снилось» (1981). По слухам, для детей, но того буйного возраста, когда уже хочется, да вот навыки по борьбе со взрослыми за свой зонтик на пляже ещё не отточились до нужной степени. Итак, Рома и… нет, не Юля — ну, просто люди на должностях справедливо возмутились, что никому не ведомая буквописательница дерзает возомнить и посягнуть, поэтому — Катя. Следующий гвоздь в «Шекспира» вогнал уже режиссёр, отказавшись убивать влюблённого Ромуэо совсем насмерть. Хотя однозначная смерть ГГ была только в первой редакции книги, и когда ее отказались печатать, Галина Щербакова переписала концовку, сделав ее открытой — то ли смерть, то ли потеря сознания, а режиссер убрал и это. Впрочем, это и все предварительные ласки… У девушек рассуждения о характере героя, о характере героини, о поведении папы, мамы, другой мамы, о дьявольской ловкости бабушки, о других интересных людях занимают страницы и страницы[3]. А секс у Татьяны Аксюты оставался далеко за кадром, потому что она, в отличие от своего слюнявого киношного партнёра и несмотря на свою подростковую внешность, на тот момент была уже крепко замужней опытной тёткой.
  • «Обещаю быть» (1983). Пионерлагерь как он есть. В наличие взаимоотношения учеников и преподавательского состава промеж собой и школьник — Охлобыстин в гусарском ментике. Дебют доктора Быкова в большом синематографе. Nuff said
  • «До первой крови» (1989). Про школьников, заигравшихся в «Зарницу» и озверевших на этой почве.

[править] Совместное и зарубежное

Сначала детсткое кино в нашей стране шло строго своим путем, но после того, как наши креаторы на съёмках «Каменного Цветка» в Праге 46-го пощупали оставленную смывшимися фрицами материальную кинобазу, а заодно разглядели, какие милые люди эти чехи, совместному искусству решено было быть. И хотя дружественные «меньшие народы» Европы втайне продолжали грезить пережитками буржуазного строя, план по поставке на отечественный рынок развлекательных шедевров они выполняли на отлично. ИЧСХ, «кровавая гэбня» вовсе не требовала заведомо невыполнимого, поэтому очаровательные киносказки чешского и гэдээровского происхождения оставались просто общепонятными сказками безо всяких заветов Ильича.

В то время как чехи-и-тогда-ещё-словаки самостоятельно или кооперируясь с «осси» культивировали фильм-сказку, сами немцы однажды перекурили с югославамии и венграми и выдали целый ворох индейских приключений, например «Чынгачгу́к — Вэлы́ка Га́дына» с Гойко Митичем в роли этой самой гадины. Здесь надо сказать «спасибо» капиталистическому Западу: мировые запасы фильмов про индейцев заметно возросли лишь назло ему.

А с 70-х страны соцлагеря, как и СССР, дорвались до телеформата — тут-то и повалили мозговыносящие сказочные сериалы. Благодаря им на продлёнках и в разных местах летнего заточения фактическое количество тел постоянно не совпадало с рассчётным. Привозное зеркало жизни неуловимым образом отражало что-то не совсем то, а зритель по эту сторону кайфовал от самой идеи, что школьная форма может быть необязательной, и прочих сказочных свобод.

Настоящим сюрпризом для детей стали перестроечные 80-е, когда на большие киноэкраны из СШП просочились «Кинг-Конг [жив]», «Бесконечная история», «Короткое замыкание», «Враг мой», «Полёт навигатора». Помимо них в телевизоре засветились огрызок от британского народного сериала «Робин из Шервуда», где были не по-детски клёвые рыцари и всякие леденящие задницу колдунства, а также кукольно-игровое телешоу Джима Хэнсона «Скала фрэгглов», из персонажей которого наиболее запоминалась мусорная куча. И что любопытно, под этим ливнем радужного счастья детям ещё не приходило в голову посмотреть на отечественное кино с недоверием.

— Говорил я тебе, дорогая, что «инженер» — не то же самое, что «принц»!
Оборотни-металлисты — такие оборотни (такие металлисты)
  • «Седьмое путешествие Синдбада» (США, 1958). Умный, сознательный советский кинозритель проглотил с причмокиванием, а идеологи от культуры при виде того, как этот ковбойский стимулятор первичных инстинктов нагибает весь прокат 1960, схватились в ужасе за головы и призадумались.
  • «Пан Тау» (1970—1978), «Приключения в каникулы» (1978), «Арабелла» (1979), «Осьминожки со второго этажа» (1986) — про все эти чехословацкие сериалы можно рассказывать невероятно долго, в каждом из них был свой изюм. Например, пан Тау — идеальный добрый тролль, ведь у него есть безотказная волшебная шапка, которая после получения сочной еды возвращает всё в исходное и даже лучшее состояние, что не позволяет взрослым жертвам обижаться на проделанные шалости. «Осьминожки» — отличный пример того, как слепить блокбастер из подручного говна, то есть пластилина: надо всего лишь допустить, что этот пластилин живой, разумный и энерговырабатывающий. «Арабелла»… о, тут помимо жутко фапабельной ГГ имеется чрезвычайно лулзовое взаимопроникновение параллельных миров: обычного и сказочного, причём сказочный неоднороден, и в нём есть Королевство Взрослых Сказок, а там… там, в рот мне ноги, Фантомас!
  • «Три орешка для Золушки» (1973), «Златовласка» (1973), «Беляночка и Розочка» (1979) и куча других чехословацко-ГДРовских размышлений над старинными сказками. От советских киносказок они заметно отличались более взрослым, гатишным антуражем и низким градусом клоунады. Впрочем, взрослость одним антуражем и ограничивалась — у иностранцев было не в ходу разбавлять детское питание социальной и политической сатирой. Также в душу проникали песнопения на языке оригинала, которые сопровождались кратким переводом в виде белого стиха, зачитанного торжественным голосом поверх.
  • «Приключения Али-Бабы и сорока разбойников» (1979). Хитрые советские узбеки, собрав соседей-киргизов, весь неславянский мега-актёрский состав СССР и Ролана Быкова, вместе с принимающей болливудской стороной отправились мыть киноплёнку в Индийском океане. Несмотря на то, что арабская сказка получилась с заметно индийским выражением морды, а может и благодаря этому, фильм был нереально крут и собирал по стране бешеные залы. Индусы, разумеется, в своей собственной расовой версии устроили ещё больше песен, боевика и мыльности.
  • «Мария, Мирабелла» (1981). Советско-румынский музыкальный фильм. Примечателен тем, что обычные актёры в нём играют совместно с мультяшками. И это за 7 лет до вашего кролика Роджера! На волне успеха был сляпан сиквел, который оказался уже не торт.
  • «Сказка странствий» (1983). Как только чехи поднаторели в производстве фактурных сказок, к ним явился русский человек Александр Рабинович Митта с намерением лишить их творческой невинности. Сообща они втянули в групповуху ещё и румынов, призвали из железного закулисья Андрея Миронова и под музыку Шнитке закатили славную вечеринку для взрослых, билеты на которую почему-то раздали детям. «Обещал фильм-сказку, а снял фильм ужасов», — запоздало потирали свои горящие зады чехословацкие и румынские киночиновники.
  • «Академия пана Кляксы» (1984), «Путешествие пана Кляксы» (1986). Самое хитовое, что выдала Польша после «Четырёх танкистов». Советские школьники поимели с этой дилогией[4] сразу всё: валшыпство, детектив, оборотней, роботов, бластеры и даже кетайские драчки. Вот только секса не было: история разворачивалась в сугубо мужском гетеросексуальном (претензии — к автору) коллективе. Надо сказать, что дети в первом фильме играли невероятно жалко. К счастью, во второй части их всех разогнали и заменили взрослыми матросами, и их капитан нашёл-таки себе тян из морских владычиц. Кроме того, в первой ленте царило вырвиглазие с рисованной анимацией, страшными куклами и костюмами, поэтому СССР, знающий толк в таких делах, безоговорочно присоединился к работе над второй картиной, куда всунул крымско-армянские пейзажи и Георгия Вицина. Ноу-хау и самая запоминающаяся деталь второго фильма — макаронная пушка, с помощью которой летающий утюг отакуэ оплот зла.
  • «Мио, мой Мио» (1987). Совместный проект СССР со скандинавами под руководством режиссёра Владимира Грамматикова по сказке Астрид Линдгрен. В главных ролях снимались 9-летний Кристиан Бейл и Кристофер «граф Дуку» Ли, которые дурели от окружающей совковой действительности и регулярно проверяли счётчики Гейгера. Мужики из «ABBA» подогнали основную музыкальную тему. Как обычно, сами шведы экранизацию своей писательницы не поняли.

[править] Движущиеся картинки

b
Редкий случай, когда трейлер хуже
b
Такие педагоги нам нужны!
b
Ну всё испортит пионер…
b
Прогноз на 15 лет вперёд
b
…и как было на самом деле и что вышло
b
Не спешите, дети, вырастать...
b
Видеокнига, как она была
b
От чего тащились все мальчиши 80-х
b
…а женщины остаются на берегу
b
Самый ожидаемый фильм 1964 года
b
Хнык-хнык


[править] С мира по мысли

[править] Заметки на полях

  1. Если копнуть глубже, то все так называемые «классические сказки» — от русских былин, древнегреческих мифов и «1001 ночи» до Шарля Перро — изначально были заточены под взрослые мозги и походили на угнездившийся в современном сознании стереотип так же, как «Суперкнига» на Библию. Их всего лишь заметно покромсали в новое время, избавляя от лишней чернухи и половых мотивов ради современных сладких детей, которые в те времена считались именно что личинками или недоделанными взрослыми.
  2. Чтобы спецэффектить «Хищника», например
  3. Почитателям ОБВМ для поднятия настроения достаточно сходить хотя бы на Кинопоиск
  4. Третья экранизация в серии послала автора с его книжечками в пеший секс-тур и была полностью высосана исключительно из режиссёрского пальца. Бывшие советские дети могут быть только благодарны, что это убожество не пустили в то время на экран. А четвёртая лента, хоть и вернулась к первоисточнику, была насквозь нарисованной, да к тому же совка уже давным-давно не было.