Персональные инструменты
Счётчики

Участник:A leshiy/Крейсер Рюрик

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый A leshiy приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 12.09.2012


Крейсер «Рюрик» — расово верный русский имперский паровой броненосный крейсер с парусным вооружением. Эти посудины, имели бесполезные для них паруса (как врали сами себе адмиралы — «для экономии топлива в дальнем плавании»), мощную артиллерию, размещённую вдоль бортов, почти полностью забронированный корпус и, для своего времени, довольно высокую скорость хода, вкупе с огромной дальностью плавания.
Грозный крейсер «Рюрик»

Содержание

[править] А зачем?

Главной задачей такого корабля было уничтожение одиноко бредущих по океану вражеских торговых посудин. Всего один броненосный крейсер мог раздолбать целый конвой (которые появятся только к концу Первой мировой), а при появлении подмоги удрать от тяжёлых крейсеров и броненосцев врага. В Российской Империи, одержимой идеей борьбы с Англией на море, этому типу крейсеров уделяли повышенное внимание, поскольку русский флот был гораздо меньше и слабее британского и в открытом бою победить его при всём желании не мог, а с помощью быстроходных крейсеров можно было попытаться парализовать английскую морскую торговлю. Поначалу в России строили полудеревянные лёгкие крейсерки типа «Забияки» и «Разбойника», однако вскоре стало ясно, что они немногим круче вооружённых пароходов, охранявших тогда караваны торговых судов.

Крейсер «Забияка», Россия, 1878 г.

Против крупных настоящих боевых кораблей противника эти лоханки не выстояли бы и часа. При таком раскладе шансы навести шороху среди англицких купцов были невелики (50 на 50 в лучшем случае). Поэтому русским конструкторам поставили задачу сделать корабль, способный не только топить купеческие корыта, но и драться с боевыми судами противника, гоняющимся за ним. В итоге появилась целая армада таких кораблей: «Князь Пожарский», «Минин», «Алексанр Невский», «Герцог Эдингбурский», «Владимир Мономах», «Дмитрий Донской», «Адмирал Нахимов», «Память Азова». Однако к рубежу XIX—ХХ в. посудины успели изрядно устареть, и понадобился новый монстр для устрашения злых и коварных англов. Им и стал построенный в 1892 г. на Балтийском заводе в Питере броненосный крейсер «Рюрик».

[править] Матчасть

За основу проекта был взят последний броненосный фрегат «Память Азова» (1888).

Броненосный фрегат «Память Азова» — предок «Рюрика»


«Рюрик» отличался от него большим водоизмещением (11960 т против 6674 т), более мощным артиллерийским вооружением (4 203-мм орудия, 16 152-мм, 6 120-мм, 6 47-мм, 10 37-мм и 6 торпедных аппаратов против 2 203-мм пушек, 13 152-мм и 3 торпедных аппаратов), более высокой скоростью (18 узлов против 16), имел толстую бортовую броню (127—254 мм против 100—152 мм). Палубная броня осталась без изменений (37 мм). Однако, несмотря на увеличение достоинств, «Рюрик» сохранил практически все главные недостатки своих предшественников: громоздкую парусную оснастку (которую, впрочем, потом сняли), мешавшую стрельбе и ухудшавшую устойчивость корабля; архаичное бортовое размещение артиллерии, делающее невозможным концентрацию огня в одном направлении; огромные размеры, превращающие его в хорошую мишень для вражеских наводчиков; отсутствие брони в носовой и кормовой частях корпуса, что повышало уязвимость судна, если вражеские пушкари хорошо обученные и трезвые; размещение орудий без всякой защиты на верхней палубе, что в бою могло привести к гибели большого количества артиллеристов и заклиниванию пушек осколками неприятельских снарядов. Однако смотрелся новый крейсер весьма грозно, и англичане, впервые увидев его издали, и вправду испугались до дрожи в коленках. Для борьбы с «Рюриком» бриты даже специально создали лёгкие крейсера-переростки «Пауэрфулл» и «Террибл».

Грозный «Террибл» — один из двух самых больших бронепалубных крейсеров в мире

По водоизмещению эти корабли перегнали даже многие тяжёлые крейсеры той эпохи (14 200 т), вооружение на них тоже стояло соответствующее, не хуже, чем у «Рюрика» (4 203-мм орудия, 12 152-мм, 16 76-мм, 12 47-мм и 4 торпедных аппарата), но броневая защита оставляла желать лучшего, борта оставили вообще без брони, ограничившись броневой палубой толщиной 51—152 мм. Объяснялось это желанием получить фантастически высокую по тем временам скорость в 22 узла, чтобы догнать и утопить проклятый «Рюрик». Хотя англы этой скорости и добились, кораблики получились громоздкими и неповоротливыми, слабое бронирование плохо защищало их от вражеских снарядов, а огромные размеры делали их прекрасной целью для артиллеристов и торпедистов противника. В итоге сии лоханки англичане не рискнули, в отличие от других устаревших бронепалубных крейсеров, использовать в Первой Мировой войне даже для охранения караванов. Однако вскоре англы получше изучили русское чудо и поняли, что зря так испугались. В 1896 г. автор известного ежегодника Брассей пишет: «Если бы мы раньше имели случай рассмотреть „Рюрик“, то „Powerfull“ и „Terrible“ никогда не были бы построены. Борта „Рюрика“ ощетинены пушками, и до тех пор, пока вы не подниметесь на его палубу, он кажется страшным. Но достаточно одного снаряда, разорвавшегося в открытой батарее „Рюрика“, чтобы полдюжины орудий оказались выведенными из строя». Такой убийственный вердикт со стороны вероятного противника, естественно, вызвал нешуточный срач в русском адмиралтействе. Тем паче, что уже были заложены однотипные с «Рюриком» корабли (систершипы, как их называют теперь любители военно-морской истории с подачи тех же бритов): «Россия» и «Громобой».

[править] Систершипы «Рюрика»

Поскольку один корабль в море не воин, их обычно строят сериями, чтобы формировать боевые соединения из одинаковых или похожих судов. Такая схема сильно упрощает использование и обслуживание кораблей: сходные скорость, маневренность, защита и вооружение, общие боеприпасы и запчасти. Не был исключением и «Рюрик», уже в 1896 г. со стапелей Балтийского завода в Питере сошёл второй крейсер серии — «Россия», а в 1899 г. — третий — «Громобой». Однако из-за провала «Рюрика» как сверхоружия в борьбе с британским империализмом новые корабли ещё на стадии проектирования, а затем и в процессе постройки интенсивно дорабатывали напильником. Прежде всего ещё на стадии проектов с новых посудин выпилили на фиг громоздкий рангоут, уже благополучно снятый с «Рюрика». Кроме того, артиллерию главного калибра наконец убрали с верхней палубы и разместили в полукруглых бортовых бронированных укрытиях — казематах. Орудия среднего калибра оставили на верхней палубе, но между ними установили броневые переборки, препятствующие разлёту осколков вражеских снарядов. Увеличили длину броневого пояса за счёт его утончения. Коренной перестройке подверглись силовая установка и ходовая часть: если «Рюрик» имел две паровых машины на основе огнетрубных паровых котлов и два гребных винта, то «Россия» обзавелась уже тремя паровыми машинами на основе более прогрессивных водотрубных котлов и тремя гребными винтами, при этом одна из паровых машин, крутившая центральный винт, имела меньшую мощность и была вспомогательной. В итоге скорость выросла до 19 узлов. Электростанции новых кораблей стали мощнее, что позволило более широко применить электроприводы. Увеличили и мощь артиллерии среднего калибра после ряда переделок у «России» (16 152-мм орудий, 12 75-мм, 20 40-мм, 18 37-мм). Правда, взамен на «России» убрали один торпедный аппарат. В итоге после всех переделок водоизмещение «России» возросло до 12 195 т. Сразу после схода на воду случился неприятный инцидент: 26 октября 1896 г. на подходе к Кронштадтскому рейду корабль штормовым ветром выбросило на мель. Снять с мели его удалось с большим трудом и матюгами под руководством адмиралов Тыртова и Мессера лишь 15 декабря. Для этого прибегали к помощи землечерпалок, буксиров и двух броненосцев. Хотя «Россия» была несколько сильнее и совершеннее «Рюрика», однако также не произвела большого впечатления на гордых бриттов, и ежегодник Брассея критически оценил новый русский крейсер: «Общие черты „России“ те же, что и у „Рюрика“. На ней такая же великолепная незагромождённая верхняя палуба…, такое же отсутствие броневой защиты артиллерийского вооружения и такое же его расположение». После этого перед русским военно-морским ведомством встал вопрос о целесообразности продолжения строительства броненосных фрегатов, так как во всём остальном мире начали строить тяжёлые крейсера нового типа: эскадренные броненосные крейсера, у которых за счёт снижения дальности плавания и скорости хода усиливались артиллерия и броневая защита, а пушки главного калибра размещались в башнях, что позволяло легко сосредотачивать их огонь в одной точке. Многие военные специалисты в связи с этим говорили, что надо вообще свернуть строительство третьего корабля серии, но будущий святой мученик Николай Александрович Романов (он же Николай II, император всероссийский и прочая, прочая, прочая…) прокатившийся в молодости с друзьями и родственниками на броненосном фрегате «Память Азова», требовал продолжения банкета. Видно, ему нужна была более современная личная круизная яхта с пушками и бронёй, чтобы можно было, ежели чего, отбиться в пути от врагов внешних и внутренних! В итоге «Громобой» стал «последним из могикан» в семействе русских броненосных крейсеров-рейдеров, следующий русский броненосный крейсер «Баян» был уже эскадренным. Некоторые светлые головы предлагали применить на «Громобое» башенную схему размещения артиллерии, тем более что прецеденты такие в русском крейсерском флоте уже были: броненосный фрегат «Адмирал Нахимов» и бронепалубные крейсера серии «Богатырь», к которым относился и знаменитый бунтовщик «Очаков». Но консерватизм адмиралов, лень конструкторов и жадность чиновников военно-морского ведомства сделали своё дело, и «Громобой» чуть менее, чем полностью унаследовал архаичную схему размещения пушек у «России». Впрочем, одно прогрессивное новшество всё же было: четыре передних каземата объединили в два двухэтажных, разместив орудия друг над другом. На западных флотах на такое решились лишь на дредноутах Первой Мировой войны, так как боялись, что моряки, сидящие в верхней башне, отравятся пороховыми газами, испускаемыми пушками нижней башни. А у нас такое сделали уже в конце позапрошлого столетия, правда, не в башнях, а в казематах! Опять перебрали силовую установку, «уравняв в правах» все три паровые машины, отчего скорость выросла до 20 узлов. Снова внесли изменения в артиллерийское вооружение среднего калибра: новый крейсер нёс 16 152-мм орудий, 24 75-мм, 12 47-мм, 18 37-мм, 2 63,5-мм, 2 7,62-мм пулемёта. Правда, опять пришлось выпилить ещё один торпедный аппарат. На пушки, спрятанные в казематах, дополнительно установили броневые щиты, чтобы защитить пушкарей от осколков снарядов, случайно залетавших иной раз в амбразуры. Само собой, эти доработки привели к увеличению водоизмещения до 12 455 т. Сразу после схода на воду корабль отправился на достройку в Кронштадт, но по пути он, как и его сестра «Россия», был заброшен сильным ветром на мель, с которой его удалось снять только через три дня. В целом вид у «Громобоя» получился очень грозный, здесь даже немецко-фашисткие конструкторы, признанные творцы монструозной бронетехники для суши и моря, отдыхают. Вероятно, не сумев напугать вероятного противника с помощью ТТХ нового корабля, наши «кулибины» рассчитывали на психологический эффект. Но противные англы на появление нового россиянского суперкрейсера даже не отреагировали очередной статьёй в своём морском сборнике. Вместо этого они начали строить эскадренные броненосные крейсера типа «Асама» для джапов, зарившихся на русские дальневосточные владения. «Асамоиды» несли 4 203-мм орудия в башнях, а также 14 152-мм пушек в казематах, 12 76-мм и 8 46-мм скорострелок для защиты от миноносцев и 5 торпедных аппаратов, имели бронезащиту корпуса 89-180 мм, могли разгонятся до 21 узла. Эти кораблики впоследствии изрядно достали наших моряков в русско-японской войне. Хотя новые российские бронекрейсера и задумывались, как однотипные, то есть предельно сходные друг с другом, из-за многочисленных допиливаний и перепиливаний они стали отличаться друг от друга так сильно, что многие историки кораблестроения не считают их систершипами. Причём различия заметны даже «на глазок» (см. фотки). Крейсера серии «Рюрик», вроде однотипные, но такие разные

Для сравнения: крейсера типа «Диана» («Диана», «Паллада» и «Аврора»), построенные несколько позже, были так похожи друг на друга, что некоторые летописцы нетрадиционной ориентации утверждают ныне, что на Неве сейчас стоит не «Аврора», а «Диана», которая по официальной версии была угнана подлыми белогвардейцами за границу. Убедиться в этом сходстве можно, глянув на приведённые ниже фотографии крейсеров.

Найди 10 отличий:

В конце концов вся троица бронекрейсеров оказалась во Владивостоке. С Англией им воевать так и не довелось, зато приближалась Русско-Японская война, где новым крейсерам предстояло совершить немало славных подвигов.

[править] Участие «Рюрика» и его систершипов в Русско-Японской войне

С самого начала войны Владивостокский отряд крейсеров («Громобой», «Россия», «Рюрик» и «Богатырь») оказался отрезан от главного театра военных действий — Порт-Артура. До Владивостока у японцев, занятых осадой Порт-Артура, просто руки не доходили. Пользуясь этим, русские броненосные крейсера начали охоту на японских "купцов". Правда, первый поход к Цугарскому проливу, состоявшийся 9.02.1904 ещё до налёта джапов на Владик, был не слишком неудачным. 11 февраля обнаружили первый вражеский пароход «Наканоура Мару» с грузом риса. Корабль остановили выстрелом из пушки и сняли с него команду. Дальше по правилам морской войны его требовалось утопить, и здесь во всей красе выперла хреновая подготовка артилеристов. Четыре корабля окружили со всех сторон задержанный пароход. Топить его поручили «Рюрику», но он не смог действовать своей артиллерией, так как рикошеты или перелеты (в условиях качки) могли попадать в «Россию». Поэтому, после некоторого изменения занятых позиций, огонь был открыт с «России» и «Громобоя». Всего было затрачено около 15 выстрелов, после чего на пароходе взорвался котел, и он быстро погрузился. Во время возни с «Наканоура Мару» был обнаружен еще один, совсем небольшой, японский "купец". На сигналы он не отвечал, вследствие чего и был обстрелян, по-видимому безрезультатно, русскими крейсерами. Этот пароход (всего в 323 тонны), судя по японским данным, носил название «Зеншо Мару».Сильный шторм с пургой заставил вроде бы привычные к большой волне океанские крейсера отказаться от погони. Волны начали захлёстывать палубы судов, а поскольку из-за традиционного русского раздолбайства стволы орудий не защитили как следует от влаги, их стволы вкоре заполнились льдом! В большинстве орудий лед заполнил постепенно весь канал. Снаряды, ранее досланные при заряжании орудий до нарезов, нельзя было извлечь, лед же, образовавшийся внутри каналов, не позволял разрядки выстрелом. Пришлось в итоге на полпути вернутся во Владик, чтобы освободить пушки ото льда. Шторм также нанес некоторые материальные повреждения русским чудо-крейсерам. На «России» снесло выстрел, сорвало железный люк на полубаке, вырвало и унесло за борт с верхней палубы несколько ящиков с запасными частями от орудий, деревянные верхние палубы местами дали течь, которая вызвала короткие замыкания проводов. Не обошлось без жертв среди личного состава: ночью на «Громобое» с кормового балкона был смыт за борт и погиб человек, спущенный туда на конце для задраивания иллюминаторов. Возвратившись из первого похода 14 февраля, крейсеры десять дней простояли во Владивостоке. За это время исправлялись причиненные штормом повреждения, производилась погрузка угля и пополнение боезапаса. Второй выход отряда в море состоялся 24 февраля и закончился 1 марта. За всё время крейсерства удалось обнаружить лишь несколько рыбацких шаланд и многочисленные фонтаны кашалотов. Кроме обагощения знаний зоологов и китобоев это неудачное в целом крейсерство привлекло внимание дозорных судов джапов, сообщивших о нём куда следует. Командующий крейсерскими силами японского флота отважный адмирал Камимура во главе отряда из 5 броненосных и 2 бронепалубных крейсеров кинулся в погоню за русской эскадрой, но так никого и не поймал. В итоге семь вражеских кораблей удалось на время отвлечь от Порт-Артура! После неудачной охоты Камимура решил бить врага в его логове, и уже 6 марта японские эскадренные броненосные крейсера во главе со знаменитой «Асамой» в начале войны совершили небольшой налёт на Владивосток, однако при первых же ответных залпах береговых батарей смылись.

Эскадренный броненосный крейсер «Асама» — японский противник «Рюрика»

Русские крейсера, согласно официальному рапорту, даже не успели выйти из порта и вступить с японцами в бой! Видно, не очень-то и стремились, джаповские «асамоиды» были мощными и хорошо защищёнными посудинами и в бою «один на один» могли размолотить «рюрики» к ебеням. Затем японским крейсерам вновь стало не до Владика, нужно было разгромить Тихоокеанский флот России, окопавшийся в Порт-Артуре. Очухавшись от визита японских крейсеров, владивостокская эскадра вновь начала охоту за японскими пароходиками. 23 апреля "Россия", "Громобой" и "Богатырь", прихватив с собой пару миноносцев, вышли в очередной поход. В итоге миноносцы под прикрытием крейсеров потопили в корейском порту Гензан японский пароходик "Гойо Мару", но почему-то побоялись потопить заодно и стоявший рядом джаповский парусник. Чуть позднее "Богатырь" и "Громобой" обнаружили и потопили ещё одну японскую лоханку «Хагинура Мару», гружёную рыбой. Поздно вечером была обнаружена третья жертва - транспорт "Кинсю Мару", возвращавшийся после высадки десанта в Гензан. Естественно, что если до высадки десанта транспорт шёл под усиленной охраной, после неё конвой был снят. Глупые япошки приняли сначала русские крейсера за свои и на запрос через рупор по английски "Какой нации?" радостно прокричали "Japanese!". На пароход выслали катер с абордажной командой, но тут до джапов наконец дошло, кто им в самом деле повстречался, и экипаж парохода сел в шлюпки и попытался смыться! Однако катер догнал беглецов и взял в плен! Корабль в итоге был потплен подрывными зарядами, при этом абордажная команда обнаружила в его трюме ещё 6 японцев, хотевших, видимо, стать героями! Когда их отловили и уже собрались всё взорвать к ебеням, нашлось ещё 130 вооружённых японских солдат! В итоге призовую команду отозвали, а "Россия" торпедировала пароход. Солдаты выскочили на палубу тонущего судна и открыли ураганный огонь из ружей! Команде русских крейсеров приказали лечь и не отсвечивать! Одновременно "Россия" открыла артеллирийский огонь, чтобы быстрее добить злосчастный пароход! Из 130 солдат в шлюпки сумели пересесть лишь 45, а до берега добрались лишь 5 человек! Всё это время за русской эскадрой опять безуспешно гонялся на своих суперкрейсерах доблестный адмирал Камимура! После этого он вновь навестил славный город Владивосток, выставив минное заграждение в заливе Петра Великого. Следующий рейд крейсеров состоялся 12 июня. В Корейском проливе крейсера обнаружили сразу два вражьих парохода. За одним погнались "Россия" и "Рюрик", за другим - "Громобой". Артиллеристы первых двух крейсеров стреляли редко и не метко, поэтому пароход смог удрать. Зато "Громобой" стрелял классно, и в итоге преследуемый транспорт "Идзумо Мару" пошёл ко дну. При этом рядом болтались японские крейсера "Ниитака" и "Цусима", видимо, испугавшиеся "рюриков"до дрожи в коленках и так и не решившиеся прийти своим пароходам на выручку.Впрочем, сами японцы утверждали в своих рапортах, что им мешал туман. Он же мешал им, видимо, и запросить подмогу у Камимуры по радио. Вскоре пояились ещё два транспорта, и вновь за одним погнались "Рюрик" и "Россия", а за другим - "Громобой". Транспорт, за которым погнался «Громобой», по требованию не остановившийся и, видимо, даже пытавшийся таранить, был подвергнут интенсивному артиллерийскому огню. Этот транспорт оказался военным транспортом «Хитаци Мару» (6175 тонн брутто), везшим японские войска из Хиросима через Симоносекский пролив и находившимся под командой английского торгового моряка.Говорят, им командовал опытный английский кэп Джон Кэмпбелль. "Россия" и "Рюрик" тем временем догнали, остановили и потопили транспорт "Садо Мару", имевший на боту 1000 солдат.На джаповском корабле при спуске шлюпок наблюдалась паника, много людей погибло.Один из японских офицеров был пьян и никаких переговоров с русскими вести не желал. В конце концов "Рюрик" и "Громобой", присоединившийся к эскадре после расправы с "Хитацу Мару" отправили "Садо Мару" ко дну тремя торпедами. Утром 16 июня русские крейсера захватили английский пароход "Аллантон", вёзший япошкам уголёк и отправили его с призовой командой во Владивосток. В 15 часов была встречена японская шхуна, на которую пересадили пленных с транспортов. Встреченные затем шедшие порожняком 2 джаповских пароходика и пиндостанский парусник были досмотрены и милостливо отпущены. Доблестный Камимура вновь остался с носом. Во время следующего рейда, начавшегося 28 июня русские крейсера чуть не встретились с отрядом крейсеров Камимуры, подверглись двум безуспешным атакам японских миноносцев и 2 июля захватили английский пароход с лесом "Чельтенхэм", также отправленный во Владивосток. 3 июля "рюрики" благополучно вернулись во Владик. 17 июля русские бронекрейсера было решено вывести на просторы Тихого океана. Корабли проскочили в океан через Цунгарский пролив под самым носом у японцев. Конечно, джаповским дозорным опять помешал туман! В океане был остановлен и потплен очередной японский сухогруз, задержаны и отпущены пустой английский и японский пароходы, остановлены и потплены две японские шхуны, гружёные продуктами и циновками, задержан и отправлен во Владик немецкий пароход. Рассвет 24-го принес ценный приз в виде английского парохода «Найт Коммандер» («Knight Commander»). Англичанин, рассчитывая, очевидно, на близость японских портов или на флаг «владычицы морей», под которым он находился, застопорил машины только после четвертого выстрела с «России». Посланная призовая партия установила, что пароход сейчас идет из Шанхая (а туда пришел из Нью-Йорка), имеет груз железнодорожных материалов для Иокогамы и Кобе. У капитана не оказалось подлинных коносаментов на груз (сослался, что они посланы из Шанхая почтой), но было безусловно ясным, что значительная часть груза является контрабандой и что она превышает 50%. А это давало (по международным нормам того времени) право на признание судна призом. Так как угля в бункерах у него было лишь на трое суток, пароход решили потопить. Капитану было дано 30 минут для своза экипажа на «Россию» и «Рюрик», подрывные патроны были заложены в машинное отделение и под котлы, и в 9 часов «Найт Коммандер» пошел ко дну. С 9 ч. 15 м. до 14 ч. 15 м. отряд продолжал итти на запад. Встреченные вскоре две парусные шхуны с солью были уничтожены «Громобоем» и «Рюриком». Экипаж их был взят на крейсеры. Одновременно «Россией» был остановлен идущий из Манилы в Иокогаму английский пассажирский пароход «Тсинан». Он шел почти без груза, с небольшим количеством контрабандного риса и сахара, и с пассажирами, среди которых были также и женщины. 25 июля в 2 ч. 30 м., т. е. еще в полной темноте, в 17 милях на OSO от мыса Нодзима встретили германский пароход «Tea», шедший во Внутреннее море с грузом около 1400 т рыбьего тука и рыбьего жира.Пароход было приказано досмотреть, снять команду и утопить. Взрыв заложенных зарядов оказался недостаточным. Пароход, имея нетонущий груз, дважды загорался, но не тонул. «Рюрику» было приказано добить его снарядами. Но возросшая океанская зыбь и расстояние в 6 - 7 каб., ближе которого «Рюрик» почему-то не подошел к своей цели, привели к тому, что агония парохода затянулась на несколько часов. К тому же «Рюрик», стоя лагом к волне, не смог поднять свой барказ (у него вырвало подъемный рым). Это вызвало новые переговоры крейсера с флагманом, приказание последнего потопить барказ и в результате новую задержку.На остановку, осмотр и потопление небольшого старого парохода ушло около 6 часов времени, истрачено около 75 снарядов 120, 152 и 203 мм калибра. К концу операции с пароходом «Tea» был обнаружен еще пароход. Он оказался принадлежащим английской «Ocean Steamship C-у» или, в общежитии, «сине-трубной компании» (Blue funnel), прекрасным океанским пароходом «Калхас» в 6748 т брутто и 13-узловой скоростью. Шел он из Ванкувера (Канада) в Иокогаму, однако, далеко не с полной нагрузкой. При осмотре выяснилось, что часть груза (повидимому меньше 50%) была военной контрабандой, остальная адресована в нейтральные порты. Среди первой группы грузов была мука, хлопок, брусья и разные машины. Грузы для нейтральных стран включали в себя преимущественно лес и разнообразный генеральный груз. Среди него одна 12-фунтовая английская пушка, направляемая в Вульвичский арсенал, около 30 мест других предметов снаряжения, адресованных в Лондонские правительственные учреждения. Наконец, почтовая корреспонденция, среди которой оказалась служебная и секретная переписка японских дипломатических представителей, адресованная в министерство иностранных дел в Токио. Не предугадывая решения призового суда, Иессен приказал «Рюрику» посадить на «Калхас» призовую команду, а пароходу следовать во Владивосток. Вскоре русские суда вновь вошли в Цугарский пролив. Вокруг них крутились старый японский броненосец "Сайен", крейсер "Такао", учебное судно "Мусаши", несколько миноносцев, минзагов и вооружённых пароходов. Они безуспешно пытались подвести русские корабли под огонь береговых батарей. Крейсеров Камимуры почему-то рядом не оказалось. Таким образом, набеги "рюриков" на японские коммуникации оказались весьма успешными, видимо, джапы не ожидали от деморализованных поражениями русских моряков такой наглости. Японские купцы крыли матюгами своих вояк за недосмотр и даже разгромили дом адмирала Камимуры, командующего крейсерскими силами японского флота. После этого за русским отрядом крейсеров началась полномасштабная охота, но поймать его никак не удавалось. Джапы даже окрестили отряд «эскадрой-призраком». Но сколько верёвочке не виться, конец всё равно будет. В роковой день 14 августа 1904 года три крейсера Владивостокского отряда крейсеров: «Рюрик», «Россия», и «Громобой», выдвинувшись на соединение с прорывавшимся из осаждённого Порт-Артура кораблями 1-й Тихоокеанской эскадры, были встречены в Корейском проливе японской эскадрой в составе четырёх броненосных и двух бронепалубных крейсеров. К этому времени русский адмирал Витгефт, командующий Тихоокеанским флотом, уже погиб, а русские корабли бросились врассыпную: кто — в открытое море, кто — обратно в Порт-Артур. Русский флот уже потерпел поражение, и три крейсера погоды бы не сделали, но в отряде этого никто не знал. Российские корабли вступили в бой с японскими. Вот тут и сказались все их недостатки, подмеченные мудрыми англами: если у "асамоидов" в бортовом залпе участвовали все четыре пушки главного калибра, то у "рюриков" - только две; осколки от снарядов сидевшим в башнях и казематах японским артиллеристам были пофиг, зато наши пушкари, стоя на открытой палубе, огребали от них по полной программе. В виду очевидного превосходства японцев в огневой мощи было принято решение уводить суда во Владик. Около 5:30 «Рюрик» получил пробоину в корме ниже ватерлинии, снизил скорость и вышел из кильватерного строя. В 6:28 в ответ на запрос флагмана он поднял сигнал: «Руль не действует». «Рюрик», получив несколько японских снарядов в корму, имел затопленными румпельное и рулевое отделения, разбитые рулевые приводы. Попытка восстановить управление сначала увенчалась успехом, но по злосчастному совпадению уже через несколько минут очередной джаповский снаряд заклинил рулевую лопасть на правый борт, и хотя бы вернуть её в прямое положение уже не удалось. Крейсер пытался удержаться на курсе, сбавляя ход левой машине или даже давая на неё задний ход, но уже не мог поспеть за другими кораблями отряда. По приказу командующего эскадрой контр-адмирала Йессена «Россия» и «Громобой» неоднократно предпринимали попытки прикрыть крейсер, оттеснить джаповские корабли от «Рюрика» и отвлечь огонь на себя, но в результате под сильным огнём японцев, с большими повреждениями и жертвами среди членов команд, были вынуждены уйти от места боя. В 8:20 на флагмане решают идти на Владивосток, оттягивая японские броненосные крейсера на себя, в надежде, что «Рюрик» сможет отбиться от лёгких бронепалубных крейсеров, исправить повреждения и самостоятельно продолжить плавание, дойти до Владика или хотя бы выброситься на корейский берег. Ушедшие корабли преследовались злобными джапами, но когда у тех ближе к десяти утра стали заканчиваться снаряды, Камимура приказал повернуть назад. В бою с лёгкими японскими крейсерами «Рюрик», лишившийся рулевого управления, маневрировал, варьируя обороты левой и правой машин, что позволяло менять скорость и радиус циркуляции. Поскольку огонь крейсера существенно ослаб, японские посудины сблизились с «Рюриком», продолжая методично его добивать. В это время русский крейсер, резко увеличив ход, на очередной циркуляции попытался протаранить один из неприятельских кораблей, одновременно выпустив по второму торпеду из последнего исправного торпедного аппарата. Уклонившись от этих манёвров, японские крейсера отошли на дальнюю дистанцию и больше не предпринимали попыток сближения, пока «Рюрик» не начал тонуть. Командир (капитан 1-го ранга) Е. А. Трусов и старший офицер были смертельно ранены в самом начале боя. К моменту окончания пятичасового боя в живых на «Рюрике» из старших офицеров остался только один лейтенант Иванов 13-й (по принятой тогда в российском флоте нумерации однофамильцев), из вооружения в строю осталось всего одно 47-милиметровое орудие (сказалась давно отмеченная англами хреновая защита пушек), расстрелявшее весь боезапас. Возвращавшийся с основными силами Адмирал Камимура ждал капитуляции «Рюрика», о чём японские корабли несколько раз подавали сигналы. Убедившись, что все средства сопротивления исчерпаны, Иванов-Тринадцатый отдал приказ уничтожить крейсер. Поскольку подрывные заряды оказались повреждёнными, были открыты кингстоны. Корма крейсера понемногу погружалась в воду; в 10:20 крен усилился, и крейсер опрокинулся на левый борт, на мгновение обнажился таран и в 10:42 крейсер окончательно затонул неподалеку от острова Ульсан. Из 796 матросов крейсера погибли 193, ранено 229 человек. Из 22 офицеров 9 было убито, 9 ранено. Хотя «России» и «Громобою» удалось удрать от джаповских крейсеров, после полученных повреждений и больших потерь личного состава они в море почти не выходили. Лишь разок высунулись из порта 8 мая 1905 года в сторону Цугарского пролива, потопив несколько японских шхун. Четвёртый крейсер отряда «Богатырь» ещё раньше встал на прикол, налетев на камни.

[править] Участие «России» и «Громобоя» в Первой Мировой Войне

Вскоре после Русско-Японской войны «Громобой» и «Россия» вернулись на Балтику. Там их и застала начавшаяся в 1914 г. Первая Мировая война. К тому времени посудины устарели окончательно, перейдя в категорию УГ. Но ввиду нехватки кораблей после поражения в войне с джапами их пришлось активно использовать в боевых действиях против фрицев, тем паче, что немецкие Силы обороны Балтийского моря под стать русскому Балтийскому флоту комплектовались в основном старыми посудинами. Адмирал Хиппер, возглавлявший германский Флот открытого моря на Северном море, с удовольствием дарил командующему Силами обороны Балтийского моря принцу Генриху Прусскому древнее барахло, бывшее в борьбе с суперсовременным английским флотом просто обузой, но даже такие «подкрепления» вызывали у русских адмиралов, травмированных Порт-Артуром и Цусимой, дрожь в коленках. Впрочем, немецкий принц тоже ни храбростью, ни инициативностью не блистал, и боевые действия шли ни шатко, ни валко, противники в основном ставили минные ловушки друг на друга. «Россия» и «Громобой» наравне с более новыми судами несли патрульную службу в Финском заливе, прикрывали минные постановки, совершали набеги на германское побережье, участвовали в обороне Рижского залива. Для того, чтобы хоть как-то привести старые корыта корабли в соответствие с требованиями времени, у них усилили артиллерийское вооружение: Россия стала нести 6 203-мм и 14 152-мм орудий, при этом дополнительные 203-мм пушки были установлены в броневые полубашенки, как у «Авроры», и крейсер стал смахивать на своих более современных собратьев типа «Баян»; «Громобой» теперь имел 6 203-мм и 20 152-мм орудий. Не смотря на то, что воды Балтики кишели немецкими подлодками и периодически в них наведывались германские дредноуты и линейные крейсера, корабли благополучно пережили и эту войну, хотя не раз бывали на волоске от гибели. Например, «Россия» и «Аврора» еле успели проскочить мимо подлодки фрицев, идя на боевое дежурство в устье Финского залива. Командир субмарины увидел лишь дым от уходящих кораблей, но не стал рвать на себе волосы, а лишь подождал смены караула. И дождался: вскоре появились крейсера «Паллада II» и «Баян II», возвращавшиеся на базу. Лодка выпустила торпеду по «Палладе II», которая сразу пошла ко дну. «Паллада II» была новее и современнее «России», она строилась по чертежам затонувшего при Порт-Артуре и поднятого затем джапами эскадренного броненосного крейсера «Баян». Однако если даже такой крейсер при попадании одной торпеды разнесло в пыль, нетрудно себе представить, что бы стало в этом случае с древней «Россией». С началом революции матросы «России» и «Громобоя» приняли участие в революционных выступлениях. В 1918 г. корабли были законсервированы, а в 1922 г. у очухавшегося от Гражданской войны большевистского правительства возник вопрос, что с ними делать. Посудины к тому времени, как и знаменитая «Аврора», представляли интерес лишь для историков кораблестроения да сборщиков металлолома. Но если «Аврору» за особые революционные заслуги отдали историкам, превратившим её в плавучий музей, то в случае с «Россией» и «Громобоем», таких заслуг не имевшими и находившимися в плохом техническом состоянии, победили металлисты, и корабли были сданы на слом.

[править] «Рюрики» в кино и литературе

Деятельность «Рюрика», «России» и «Громобоя» во время Русско-Японской войны описал В. Пикуль в романе «Крейсера». Кроме того, «Громобой» и «Россия» мимоходом упоминаются в другом его романе «Монзунд», посвящённом Первой Мировой войне. Про подвиги крейсера «Рюрика» в советское время был снят документальный фильм «Дедушка Рюрик». Также крейсер «Рюрик» присутствует в известном сериале нашего времени «Империя под ударом», где его пытаются во время стоянки в Питере взорвать террористы.

Алсо, «Рюрик II» — броненосный крейсер, построенный перед Первой Мировой войной для российского флота в Англии, во время войны был флагманом Балтийского флота у знаменитого адмирала Эссена. Алсо, Рюрик — скандинавский королёк, ставший, согласно преданию, первым русским князем.