Личные инструменты
Счётчики

Bayeux Tapestry

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск

Bayeux Tapestry (боярКовіоръ изъ Байіо) — средневековый гобелен длиной 70 метров, созданный в конце XI века. На льняной ткани фиолетовыми, голубыми, зелёными и чёрными нитками была изображена популярная в те времена расовая нормандская драма о завоевании Англии войском герцога Вильгельма Бастарда.

В зарубежных интернетах гобелен стал популярен после появления Historic Tale Construction Kit, флэш-сайта, позволяющего на скорую руку делать макросы с использованием картинок с гобелена, которыми можно было проиллюстрировать практически любую ситуацию. Картинки получаются в буквальном смысле былинными. Отечественному Анонимусу идея также пришлась по нраву, так что подобные картинки нередко появляются в различных тредах на имиджбордах.

Содержание

[править] Сюжет драмы

Ковёр содержит сотни изображений, описывающих исторические события XI века. Повествование начинается с того, что король Эдуард отправляет эрла Гарольда в Нормандию. В 1064 году его корабль терпит крушение, и Гарольд попадает в плен к графу Ги I де Понтье. Вскоре эрла выкупает Вильгельм Незаконнорожденный (позднее Завоеватель), которому Гарольд обещает корону Англии в случае смерти короля Эдуарда. Однако после кончины Эдуарда Гарольд своё обещание не выполняет и сам становится королем Англии. Обиженный Вильгельм со своим войском проходит через Ла-Манш и в битве при Гастингсе наносит Гарольду поражение. Последние шесть с половиной метров ковра где-то потерялись, но историки подозревают, что на них была изображена коронация Вильгельма в 1066 году.

[править] Þe olde Ænglisc

«

Keepe a Low Profyle

»
— У. Эко, «Маятник Фуко»
Джокер идею оценил.

При создании правильных макросов стоит придерживаться определенных правил среднеанглийского языка. Строго говоря, на исходном ковре текст был вообще написан на латыни, которая в ту пору была общепринятым языком литературы и высокой словесности, но поскольку её нынче мало кто знает, то проще обратиться к широко известному английскому языку, правда, не к тогдашнему древнеанглийскому, а чуть более позднему и поэтому более понятному среднеанглийскому.

Средневековый энглиш похож на современный инглиш даже менее, чем древнерусский на нынешний русский язык — тут тебе и четыре падежа, и почти полноценная спрягаемость глаголов по лицам, и даже рода и склонения существительных и прилагательных, да и прочая флективность, в общем, намного ближе к древнегерманским языкам. Читать это без кучи словарей и справочников по грамматике невозможно, хотя, зная современный английский и современный немецкий, можно даже немного понимать, да и выучить будет попроще.

Словарный запас среднеанглийского опирался на трех китов: древние германские (языки англосаксов и викингов — древнесаксонский и древнескандинавский соответственно), латынь (как классическая — язык римских завоевателей, так и «народная», о которой речь ниже) и, в гораздо меньшей степени, кельтские (коренное население Британских островов, в первую очередь бритты и валлийцы). Грамматика же в основном происходит из древнегерманских языков, так что среднеанглийский относят к германским языкам.

Тут следует остановиться и пояснить, отчего такой бардак. Коренное население Британских островов было в начале нашей эры завоёвано римлянами, говорившими на латыни (we þanciaõ þe, cæptæn!). После ухода римлян в V веке на острова с территории нынешней Голландии, Дании и северной Германии вторглись германские племена англов, саксов, ютов и фризов, использовавшие древнесаксонский и древнефризский языки. У островитян же в ходу были их бриттские языки, а также порядком упрощённая вульгарная, или народная, латынь. Завоеватели, впрочем, оказались чрезвычайно активны, основали собственные королевства, как следует порезали «коренных» и довольно быстро навязали им свой язык с элементами местной лексики — так получился древнеанглийский (он же англосаксонский). Вышло вполне ничего, и на Ænglisc sprǣc активно писали — староанглийской вернакулярной поэзии сохранилось вполне достаточно: тут тебе и небезызвестный «Беовульф», и стихотворные загадки, и лирика; в конце концов, на нём даже своя Pǣdiƿikia появилась. Более того, современные англичане сохраняют генетические различия своих предков, демонстрируя тем самым, что с VII века там мало что изменилось — саксы, бритты, пикты и гэлы живут там же, где и жили.

Дальше — больше. В VIII веке в восточные английские графства вторглись викинги племени данов (предки нынешних датчан), в своё время выгнавшие с Ютландского полуострова в Британию англосаксов и прочих ютов. Говорили эти даны на диалекте древнескандинавского языка, и поскольку захваченная ими в северо-восточной Англии территория (Данелаг, «область датского права») была весьма велика, то они весьма активно влияли на англосаксонский, и довлиялись до того, что в простенькой фразе «they are both weak» все четыре слова — древнескандинавские по происхождению. Нормандцы (предки их также были викинги из Дании и Норвегии) к моменту начала событий, живописанных на гобелене, в обиходе использовали старонормандский язык, произошедший от всё того же древнескандинавского и северных диалектов языка ойль, потомка народной латыни. Знать же, подражавшая французскому двору, в церемониях и общении между собой использовала парижский диалект ойль, иначе говоря, старофранцузский. Покорив Англию, нормандцы до конца XII века употребляли между собой чуть модифицированную версию старонормандского, англо-нормандский язык, старофранцузский был языком аристократии вплоть до конца XV века, а законы писались на латыни и «законном французском» чуть не до девятнадцатого. Древнеанглийский, язык простонародья, в XI—XII вв. стал среднеанглийским, обогатившись множеством норманнских и старофранцузских заимствований, и, просуществовав три века без письменной формы, в конце XV века стал ранним современным английским, языком Шекспира.

Впрочем, поскольку никто кроме английских лингвистов не в состоянии различить древнеанглийский и среднеанглийский (а приведённые ниже рекомендации делают текст похожим скорее даже на ранний современный английский), что-то подобное описанной выше лингвистической каше можно сделать и самому: достаточно лишь слегка стилизовать текст по нижеописанным правилам, и все будут довольны, я гарантирую это.

  • Заменяем местоимения: you (ты) на thou, your (твой) на thy (или thine, по аналогии с my/mine), you (тебя, винительный падеж) на thee. И поныне в некоторых местечках Британии люди всё ещё говорят друг другу «thou art fool».
  • Заменяем все the на ye. Оригинально и православно до изобретения печатного станка было писать определенный артикль кровью римских легионеров как Þе. Книгопечатание и прочая ересь завезлись в Британию гутенбергами и прочими мефодиями на стопицот лет позже, и на их Das Auto станках кавайной варяжской руны «Þ» не было, поэтому немцы придумали хитрый план печатать вместо нее отдаленно похожую в готическом начертании букву 'y".
  • Заменяем на римский манер «U» на «V» — «U» дифференцировалась от «V» довольно поздно и долгое время почти не употреблялась.
  • Добавляем архаичные окончания к глаголам: -est после thou; -eth после he, she, it; -en после they[1]. Вообще, можете добавлять их куда угодно и как угодно, всё равно никто не поймёт, современные англичане вовсе отвыкли от личных окончаний глаголов.
  • Издеваемся над множественным числом: окончание -n (-en) во множественном числе встречается весьма редко, но кого это волнует? Ориентироваться стоит на современные исключения по образованию множественного числа: children, feet, mice и прочие. Они как раз и есть примеры ныне отмерших форм.
  • Модифицируем прилагательные (и не только прилагательные, а все остальные слова тоже, чтобы звучало по-боярски): подписываем в конце -e (особенно во множественном числе). Ye goode olde Englande loveth thee, thou little wankere.
  • Желательно использовать сочетание ae всюду, где «А» звучит как [e].
  • Укорачиваем глаголы: в английских глаголах много ненужных гласных. Стоит укоротить meet до met, lead до led и так далее. Выглядеть будет намного кошернее, хотя никакого отношения к глаголам тех времен не имеет. For þe græth justice: доукорачивались, теперь долбят таблицы неправильных глаголов.
  • Многие штуки из среднеанглийского языка, не дошедшие до современного английского, есть в современном немецком. Так что, если знаем немецкий, бежим приделывать его конструкции к английскому: приделываем к глаголам немецкие окончания, склоняем существительные по немецким правилам, если существительное похоже звучит в английском и немецком, пишем немецкий вариант, и так далее. Конечно, со среднеанглийским опять же мало связано, но для боярского английского не столь важно.
  • И так далее (см. ссылки). Получившаяся смесь лишь слегка походит на Middle English (времен его заката) и уж тем более на Old English, but nobode giveth an fukk.

Подобную обработку (разумеется, с соблюдением правил) применяют, например, для стилизации переводов того же Чосера на современный английский, в которых можно обнаружить -eth там, где в оригинале стояло -s. А разгадка проста: в своё время различные окончания глаголов и прочие морфологические признаки употреблялись на равных в различных диалектах, а то и внутри одного диалекта; со временем же одни формы вытеснили другие, за которыми понемногу закрепился статус архаических. Этим и пользуются переводчики на новоанглийский, которые, по сути, делают то же, что и творцы фотожаб — разбавляют тексты архаизмами, чтобы звучали понятно, но в то же время не чересчур современно.

[править] Галерея


[править] Примечания

  1. Сравните русские -ешь/-ишь после ты; -ет/-ит после он, она, оно.

[править] См. также

[править] Ссылки


Источник — «http://lurkmore.net/Bayeux_Tapestry»